Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Желтый

Среди придомовой радуги меня больше всего поразил желтый цвет. Зелень я заранее принимал любую, синий - что-то экзотичное, как и лиловый, фиолетовый, но ожидаемый из живописи, граненый, образно замкнутый. А желтый стал неожиданностью, его гибкость, многооттеночность. Вот несколько раз снимал и показывал наши синие ирисы, даже стихи о них написал, а они, тихо перерождаясь за зиму, взяли и выделили из своей компании несколько желтых цветков. Или это другие луковицы - не упомню. В любом случае, получилась жовто-блакитная стайка. И желтый в ней - почти оранжевый, с бледно-коричневыми намеками.

А роза, оплетающая арку у гаража, неожиданно вся вспыхнула желтыми огоньками. Цветков двадцать, наверное. Первый, в самом низу, уже побит дождем и отскочившим от гаражного фундамента песком, а остальные, расположившись удобнее, переживают свою историю.

А наверху бутон и не знает, какие аналоги живут внизу.

Осколки радуги

Обещали грозу, дожди очень наглядно ходили с запада на восток длинными ногами, заходя в окрестные городки и села. К нам не заглянули. После последнего над горой повисла радуга, удлиняясь и бледнея. А в окне висит подаренная нам в Таллине Тамарой Калантар картина из стекла работы ее подруги, эстонской художницы. Совпало. Отражение в небе.

Яркость красок возможна и на задворках. Эти цветы называются дигиталис. Так сказать, цифровые. Но куда технологиям до таких изысков!

Это что-то луковичное. Посадила Люба пару лет назад, название забылось, но стройная архитектура и изысканный цвет поражают каждый год.

Если кто не знал (как я, например) - это шалфей. Можно полоскать зубы (у кого есть).

Отвлечемся от старого мира...

Ракеты, смерти... Расстрел в школе, смерти... Ковид, смерти... Ничего нового - человечество. Ничего нового и не скажешь, хотя горло сжимается, как перед значительным, выношенным словом.
А цветы не стесняются - цветут опять, как в прошлом году, как в необозримых для нас - назад и, надеюсь, вперед - годах. Вайгела опять радует, кустарник здешний, согласившийся пожить у нас в саду, чтобы скрыть соседский забор. А он не ограничивает себя нашими утилитарными задачами, решает свои, жизненно-важные.

У порога, вывезенное из холла на волю в горшке с колесиками, бурно цветет лимонное дерево своими простыми белыми цветами. Оно делает это не так красиво, как вайгела, но ведь и не цветы его главное дело. Сколько у него получится плодов, мы не знаем, дело-то тяжелое, но цветов сейчас больше десятка. И это не считая маленького, размером с магазинный лайм, лимончика, который деревце донашивает с прошлого цветения.

А большой лимон, размером с мой кулак, мы уже доедаем. Надпись на кружке - клевета, по крайней мере - на нашу кошку.Ваня очень любит это деревце в кадке, трется об него. Конечно, не без того, чтобы попробовать на зуб листочек...

Свечи вверх!

Нет, я не о рукотворных, а о тех, с кого они скопированы, творчески. Приходит весна, и цветы тянутся вверх. Иногда целыми гроздьями. Но говорят, допустим, о каштанах, не гроздья, а свечи. Вот так у нас в общинном центре Сандански выглядят каштаны на главной прогулочной улице Македония.

Если ближе, то каждая белая пирамидка состоит из таких соцветий.

А нас в селе Плоски каштанов нет, зато сирень тянет свои похожие свечки. Правда, у нас в палисаднике они уже догорают.

Но это если обычная, сирень сиреневая. А белая в другом углу только силу набрала.

Кусты наши приветствуют май не только свечами, некоторые не заморачиваются архитектурой, покрывают ветки сплошь. Этот куст называется "майский снег".

Мелкие родственники

Среди фиг, абрикосов, винограда, юкк и прочего чувствуешь себя в своем саду как на экскурсии в турпоездке, какое-то временное состояние: красиво, но скоро обратно. Даже знакомые с детства тюльпаны не не приближают к знакомому с детства. Ну не было у нас сроду таких тюльпанов взрывной красоты и силы!

Утешают мелкие дребезги. Родные! Вот в старой кадушке Люба развела что-то альпийское:

А это вообще ландыши, светлого мая привет нашему апрелю:

Камни выползают на поверхность по всему саду, складываем в кучки, как бы альпийские горки. На одной из них прижились эти цветочки, камнеломки. Спасибо, не камнедробилки!

А тут - почти совсем родное, колокольчики. Правда, слегка другого цвета и белый ствол - это не береза, а покрашенная от вредителей алыча, но внешне-то - родственно!

Новая Голландия

Нет, не тот остров в Питере, а погода у нас на Балканах. В Питере, исследуя превращенный в зону отдыха бывший арсенал, мы с радостью обнаружили под дождем не только мощеные дорожки и выставочные залы, но и букет кафешек, зашли в еврейский "Беседер" и с радостным удивлением выпили любимый "полугар №2" - чесночный. А здесь острова нет, одни горы, но льет, как у Северного моря, прохладно - не по календарю, но зато расцвели, наконец, тюльпаны. В том числе - и подлинно голландские.
Вот их, "малых голландцев", напоминающих чистотой красок своих живописных родственников, и хочу показать.

Прихотливо!

Белый снять труднее всего, его яркость размывает резкость.

А этот самый скромный, по контрасту - самый родственный, привычный.

Цветы запоздалые

Старожилы из числа синоптиков такой весны не припомнят. Ну вот, наконец, обещают больше не шутить, по ночам заморозков не будет, так что лимон опять выкатили за дверь, вместе с его двумя плодами и пятеркой бутонов. А в саду деревья просто не знали, как быть. Абрикосов, скорее всего, в этом году не будет, ни на одном их трех видов - от дикого до "армянского". Алыча выстояла, но успели ли пчелы опылить ее цветы? Сливы всякие важны, не только алыча: и дички наши покрылись белым, и старая "черносливница", которую я обкорнал до скелета, в ответ сплошь зацвела, как в далекие и неведомые нам ее молодые годы.

Яблони, все-таки, тоже стойкие, раскрываются не в лад, каждая в своем ритме, но цветы, по крайней мере, обещают все.

И вишни просыпаются, вот один из первых признаков:

А у окна кухни, преданно глядя в дом, солирует нарцисс.

Поминдальничали

Чуть не опоздали. Видели по краям дорог и на гребнях холмов цветущий миндаль, а к тем деревцам. которые навещаем каждый год, все не могли выбраться. То снег, то дождь, то ветер, а идти надо на склон горы, где эти дикари угнездились. Кстати, прошлогодний урожай их орехов еще не кончился в наших закромах. Пошли - сквозь колючки, зато по просохшей тропе. А цветения-то не видно! Почти все лепестки с одного дерева облетели, да и на втором держатся на паре веток. Ранние они у нас дикари, когда погода нормальная - зацветают в феврале. Но в любом случае смотреть - радость.

А на взгорбке напротив - другое дерево, видно, позднее зацветает. Стоит в миндальном оперенье.

Отвернешься от него - даже привычная дорога к пруду выглядит значительней.

Вернулись домой - в палисаднике нарцисс, один из немногих проклюнувшихся. Завтра опять похолодание, как бы не замерз...

Свободу розе!

Еще из вчерашней прогулки. Роз у нас в деревне много, соседи обмениваются черенками, у нас вот не все приживаются, а у многих еще и сейчас, на грани зимы, цветут. Обычно они спрятаны за забором, думаю, не только от коз защита, но и от роз - человека: лезут, сильные красавицы, во все стороны своими шипами, часто не могу понять, кто это выдрал клок из рукава. Но воевать с ними - ни-ни: заслужили право вести себя независимо. Смотрите сами, как рвутся на простор из-за сетки, но не сделаешь же забор сплошным - кто тогда увидит эту красоту?

У нашего хорошего знакомого Румена Терзийского розы белые:

А этому псу несвобода - в радость. "Вы думаете, почему я на вас раньше лаял? У меня дома не было. А теперь есть, смотрите, какой большой, могу и в гости пригласить!" И приветливо завилял хвостом, несмотря на цепь.

И хризантемы рады сетке, даже как-то гармонируют с ней...

Люляк

На "золотую свадьбу" нам подарили люляк. Это по-болгарски, а в русском обиходе - индийская сирень. Кустик сиротливо торчал посреди лужайки, куда я его воткнул, и совсем не напоминал те громадные кусты, которые нам нравятся у отеля "Сандански" в одноименном городе. И вот, спустя два года и один месяц, он не просто подрос, а наконец расцвел!