Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Остров Святой Анастасии

По-български - Света Анастасия, островок с маяком в заливе перед Бургасским портом. Здесь прошел второй день 7-го фестиваля "Славянское слово", не менее насыщенный и плодотворный, опять читали тексты, опять говорили о роли литературы. Елена Асатурова - о том, как привлечь внимание к своим произведениям, Алла Кречмер - о том, как с помощью интернета участвовать в разных конкурсах, выигрывать публикации книг, но все это было после кораблика, который нас отвез на остров.

Там есть и зал, где можно поговорить, отгородившись, и амфитеатр, открытый всем любопытным.

Тошко Вачев — финалист нашего конкурса в номинации «Сохранение культурного наследия». На его персональную выставку мф пришли в островной храм «Вознесение господне».

Вачев пишет иконы по всем старинным технологиям, они у него яркие и позитивные, современные и традиционные.

А сама церковь вписана в островной туристический быт.

Вот так, пообщавшись в виду маяка, мы и закончили болгарскую часть 7-го "Славянского слова".

ВАСИЛИЙ ГОЛОВНИН: Что бы сказал по этому поводу Михаил Афанасьевич Булгаков

На могиле Иисуса Христа в префектуре Аомори на севере главного японского острова Хонсю прошли традиционные юбилейные мероприятия.

Их ежегодно проводят в первое воскресенье июня по случаю очередной годовщины мирной кончины известного мыслителя-интернационалиста и защитника прав человека из Назарета, ушедшего в мир иной, как там уверяют, в японской эмиграции в окружении детей и внуков в возрасте 106 лет.

Жрец местного синтоистского храма помянул покойного, отметив его вклад в мировую культуру и развитие местной общины. Молодежь исполнила Пляску Льва в масках, а вокруг могильного холма с крестом под грохот барабанов прошлись женщины деревни в легких летних кимоно в коллективном ритмичном танце под довольно игривый припев "Наня до яра!" ("Что ж такое делается? ")

Могила Иисуса в деревне Синго была обнаружена в 1935 году на основе материалов, изложенных в работе некоего историка, подлинник которой сгорел во время Второй мировой войны. В этой монографии, которую сейчас считают мистификацией, утверждается, что израильтяне в незапамятные времена проложили пути в Японию (это отдельная история), и по таким каналам Иисус прибыл туда в поисках истины еще в возрасте 22 лет.

Свой Новый завет он сформулировал на основе ценностей буддистского гуманизма и в 33 года вернулся в родную Иудею.

На кресте его после ареста подменил родной брат Исукири, а сам революционер Иисус сумел скрыться от римских оккупантов, фарисейских стукачей и охранки царя Ирода.

При этом, как утверждается, он вновь перебрался в Японию по тайным подпольным каналам пропавшего колена Израилева, которое распространило свои сети до востока Азии. В деревне Синго сейчас проживает 2,2 тысячи человек, туда не ходит даже электричка.

В местной округе издавна почитали два могильных кургана: по преданию, в них покоится какой-то очень важный, но ныне забытый человек. Сторонники новой теории уверяют, что именно там, в одном из холмов похоронен Иисус.

В соседнем кургане, по этой версии, погребено ухо его брата и прядь волос матери, Марии. Поначалу жители деревни без интереса и с недоверием отнеслись к рассказу о том, что в их округе проживал основатель христианства Иисус, который женился на местной женщине, имел трех дочерей и занимался выращиванием риса и чеснока.

Однако после войны эта история получила распространение в Японии, ее начали упоминать в художественных произведениях, и обитателям Синго стало льстить такое внимание, придававшее их заурядной сельскохозяйственной глубинке особый, уникальный колорит.

Там вспомнили и о том, что местным младенцам перед первым выносом из дома по непонятной причине чертили крест на лбу углем. Ну, а праздник в первое воскресенье июня проводят с 1964 года, он привлекает туристов — это самая яркая местная достопримечательность.

Синтоистский священник из деревни уверяет, что не испытывает проблем с проведением службы у могилы Иисуса — мол, религия синто терпима, в ее пантеоне и так числятся мириады различных божеств.

Короче, история невероятная, и очень интересно, что бы сказал по этому поводу Михаил Афанасьевич Булгаков.









Блог автора: Головнин из Токио

Пасхальный седер с Иешуа

Знающие люди знают, что на Песах бывают два седера: когда начинается и когда заканчивается. Я не подозревал до тех пор, пока нас с Машей не пригласили, как новеньких (меня) на седер окончания Песаха религиозные волонтеры. Оказались, не простые. Выяснялось это постепенно, по мере исполнения Агады. Я до этого один раз присутствовал на седере в Москве и поэтому кое-что запомнил о горьком, о сладком, о символах и молитвах, поэтому стол меня не удивил.

Удивила Агада: там в расписании действий и их последовательности на листочках с принтера в конце каждого этапа, кроме молитвы на иврите (в русской транскрипции) и на русском обязательно было написано, как это относится к Иисусу. Стало понятно, почему листочки озаглавлены "Пасхальная миссионерская Агада". И действительно, основной посыл седера был в том, что Тайная вечеря - это был пасхальный седер Иешуа с учениками, что Иисус, чисто по-человечески, еврей, но как богочеловек и не думал себя видеть вне еврейской традиции. Вели эту Агаду два человека, подготовившие непротиворечивую концепцию. Один из них специально приехал из Хайфы ради 60, примерно, человек, в большинстве - единоверцев.

Я подумал, что в религиях ответвления всякие бывают, лишь бы не призывали к чему негативному, а к соединению - пожалуйста. Эти не призывали отдалиться от иудаизма, но вежливо повторяли про еврейство Иисуса, как бы защищая тех, кому раввины говорят обратное. Тоже прием. Но не являются ли они "аутистами выходного дня", то есть, не важнее ли им формулировки, в которые они уверовали, чем животрепещущие события, не отделяют ли они своих волнения и переживания от принятых догм? Вот этот человек разубедил. Сначала он тоже цитировал Ветхий и Новый Завет, а в конце призвал молиться за заложников, за то, чтобы Бог Израиля защитил людей и города от ракет. Его молитва была долгой и вдохновенной, он закрыл глаза и, покраснев, говорил в микрофон с богом и присутствовавшими, этот момент я снимать не стал, а до того он выглядел обыкновенным мужиком.
Но на столе, против многих обыкновений, алкоголя не было. Ритуальные чаши заполнялись виноградным соком.

Люди слушали, сопереживали. В основном, я понял, это репатрианты из Украины, недаром они пользовались разработкой Агады общины "Бейт Симха" из Черновцов. А по-русски говорили чисто, главное, не утверждали, что Иисус исключительно русский...

Нежилой район

Приглядывался я к этому месту месяц, если не больше. Вертикали нескольких кипарисов из-за забора, под ними угадываются плиты. Надо же посмотреть вблизи, как здесь хоронят. Оказалось. совсем не так, как на еврейских участках российских кладбищ, и даже не так, как на болгарских. Прямоугольники могил, прямоугольники плит, почти нет украшений и символов прощания, нет оградок, скамеек, деревьев у изголовья, цветников. Как бы отдельные двери в другой обещанный общий мир праведников и предков. А кипарисы вблизи теряют значительность, скромно добавляют вертикали, указывая путь наверх всем, а не положенным в конкретную могилу.

Этот район был выбран первопоселенцами довольно далеко от первых жилых кварталов, а теперь он окружен разноэтажным жильем, парками и автостоянками. Старое кладбище обозначено отдельно, а на действующем появился квартал погибших за Израиль.

Но и здесь нет однообразия, люди хотят как-то выделить своих родных - и черная полированная плита отражает белых соседей.

Надписи все на иврите, даже даты не всегда можно угадать, но вот две темные вертикали с латиницей на обороте. Очевидно, родные хотели подчеркнуть, что человек строил этот город...

Иерусалим. Храм Гроба Господня

Ночью были сообщения, не в официальных СМИ, о взрыве (попадании?) в Иерусалиме после атаки иранских "шахедов". Подтверждения не было, житель города Канчукер ничего такого мне не писал. А я вспомнил, как называлась та бригада иранских "стражей"-террористов, командира которой уничтожил Израиль. "Аль Кудс" - это так они Иерусалим именуют, после чего бьют по нему, говоря о мирном исламе и столице мировых религий. Еще они любят вспоминать крестоносцев, раскладывая их вину на весь Запад в целом и Израиль - в частности. А крестоносцы, построив храм, ради которого они столетиями стремились на Восток, мечетей взрывать не стали. А вокруг храма они создали целое учение, из церковного предания выковав постояннодействующее представление, где нашлось место и католикам, и православным всех оттенков, и особняком стоящей армянской церкви. И учение это соединяет Адама, его изгнание из Рая, с Голгофой, на которую взошел Иисус. Вроде бы кровь Спасителя падает на череп Адама, смывая первородный грех...
Правда, с Голгофой есть расхождения. Протестанты считают, что она была в другом месте, за пределами нынешних крепостных стен, а вот Алла Бокман показывает, что в первом веке граница города проходила гораздо уже к центру его, поэтому расположение Голгофы не стоит мерить относительно стен, построенных тыщу лет спустя османами.
А я покажу самое реалистичное место Храма: сюда, где сейчас такой подвал, сбрасывали с Голгофы остатки казненных и орудий казни, именно здесь триста лет спустя Елена (мать императора Константина), приехавшая искать следы земной жизни и смерти Христа, нашла крест и табличку, на которых теперь строится вся церковная легенда. Именно она и сподвигла крестоносцев.

Сзади знаменитой Кувуклии приютился еще один алтарь - маленькой коптской церкви. Копты - это потомки неарабского населения Египта, потомки современников Христа.

Здесь за стеклом - кусочек почвы Голгофы.

Мастера разных школ расписывают стены храма, мне понравились эти фрески.

Нам повезло: в этот вечер служители армянской церкви проводили Крестный ход, обходя со свечами и пением все пределы храма. Но не повезло нам технически: в полутьме не удалось снять это движение, так что я попробовал неудачу повернуть эстетически. Получилось вот так...

А в Иерусалим, надеюсь, я еще не раз "поднимусь". Так здесь говорят об этом городе Мира, несмотря на то, что он всего в 800 метрах над уровнем моря, потому что любая поездка в него - это подъем...

Иерусалим. Обзорная площадка

Барахлят мои камеры, Пентакс с трудом что-то снимает, но не резко, а маленький Кэнон не способен дать приличную панораму. Неужели во второй раз за 15 лет глядя на этот город, я опять не смогу передать впечатление? Помог Самсунг! И вот вам снимок телефоном, хоть как-то похожий на то, что увидел с обзорной площадки.

Давайте еще укрупним, здесь Пентакс хоть немного постарался. Виден Старый город.

В двух странах уже не могу найти мастера, который вернет Пентаксу способности. Приходится отделываться такими панорамами, где детали вроде бы не так важны. Это иерусалимские холмы, которые раньше не скрывала застройка, а теперь небоскребы снижают их значение.

Ну и две достопримечательности имени кайзера Вильгельма Второго. Путешествуя по Ближнему Востоку в конце позапрошлого века, он не мог не отметиться на Святой земле. И велел построить в Иерусалиме два храма, католический и протестантский, поскольку его подданные исповедуют оба варианта. Католический поставили на Сионской горе (вот я и узнал, наконец, где этот Сион находится!), раз уж сам кайзер-католик...

... а протестантский, в честь религии его супруги, велено было поставить напротив, на Масличной горе.

Перекресток на улице Герцля

Пока Люба под руководством Оли осваивала публичное пространство вокруг улицы, названной в честь основателя сионизма, я смотрел по сторонам. Ну что ж, идея живет, Ришон-ле Цион, одним из первых основанный в стране переселения и потому названный именно так - Первый в Сионе, разросся и растет.

На этом перекрестке - причал автобусов, которые каждые несколько минут берут пассажиров в другие близкие города - Тель-Авив, Реховот, Бат-Ям.

И населяют Ришон не только те европейские евреи, о судьбе которых заботился Теодор Герцль, но и те, о которых он мог вовсе не думать.

А за спиной этой моей новой красивой согражданки - аккуратный и очень аппетитный зеленый/красный/желтый базар.

А клубника не слишком дорога, примерно как скоро будет греческая в Сандански.

Стамбул. Айя-София

Я не буду пересказывать древнюю историю этого символа православия, каждый, кто не знает еще, может сам поискать факты на тысячах страницах в интернете. Более того, я и показывать ее потрясающие фрески не буду, хотя в своем архиве недавно их видел. Но снимки эти делались 20 лет назад, до Эрдогана, а в эти дни я в храм, который и меня, атеиста, пробивает до дрожи, заходить не стал. Во-первых, хорошо помню то впечатление. Во-вторых, Эрдоган велел завесить главные мозаики. Разгул политически-агрессивного исламизма мне понятен и так, лишний раз смотреть на его выражение я не захотел.
Мудрая великая София каждый день привлекает тысячи людей со всех концов света, не только мусульман или православных. Ее гармоничные пропорции стали основой для создания многих храмов по всей планете, а все стамбульские мечети их копируют. Я сделал много снимков, но этот, мне кажется, самый информативный, хотя и не самый атмосферный.

А это вид с тыла. Древняя мощь.

Ворота из духовного мира в государственный, к султанским покоям.

И вид на стихию из-под крепостных стен.

Теперь, все-таки, снимок, который мне нравится больше остальных.

Пётр Межурицкий: Неужели сама себя оскопила?

Чьих вы будете?


Один из довольно известных литературных журналов русского зарубежья, издаваемый в свободной стране, так обращается к своим потенциальным авторам:

"Не будут рассматриваться тексты на религиозную и политическую тему".

Сразу говорю: выходит, что никакого отношения к литературе этот журнал не имеет. Зато полагаю, что такое кредо имеет прямое отношение к ФСБ и СВР.

Вот так десятилетиями обрабатывают русскоязычную эмиграцию. Что это за литература, которая не имеет отношения к религии и политике? И таково, заметьте, требование редакции к пишущим гражданам свободных стран.

Откуда же столь образцовые советские трусость и лицемерие, некогда явленные иными, якобы прогрессивно-либеральными изданиями, разумеется, так же подконтрольными КГБ, как махрово-черносотенные? Откуда эта вонь про то, что литература должна быть вне религии и политики, выдающая себя за аромат свободы и независимости? Это Илиада и Одиссея с их богами и войнами вне религии и политики? "Война и мир" вне религии и политики? "Братья Карамазовы" может быть? "Бесы"? Или "Мастер и Маргарита", "Доктор Живаго", "Жизнь и судьба", "Раковый корпус"? Пушкин и Лермонтов вне религии и политики? Блок, Гумилев, Маяковский, Мандельштам, Ахматова, Цветаева вне религии и политики? Один Саша Черный иногда что-то себе о политике позволял, а вот Бальмонт, Северянин, Есенин, Вертинский никогда и ни за что? Вы серьезно?

Очевидно, что в рабскоустроенной России та же ФСБ не предъявляет абсолютно ко всем литературно-художественным изданиям категорического требования быть вне религии и политики. Напротив, полезная стране литература может и даже должна быть в условиях все более усиливающего тоталитаризма и религиозной, и политической, кого надо разоблачать и клеймить, кого надо восхвалять и популяризировать в порядке создания образа положительного героя.

Я почему-то не сомневаюсь, что тексты такого типа, упомянутым русским зарубежным изданием все-таки принимались бы к рассмотрению.

Хлопцы и девчата, так сильно заботящиеся о выхолащивании русскоязычных литературных текстов в свободных странах, чьих, все же, вы будете?

В самом деле, кто же это наложил столь строгое интеллектуальное ограничение на формально свободную и независимую от российских властей русскую эмигрантскую литературу?

Неужели сама себя оскопила?

Пётр Межурицкий

У святой Варвары

Вчера показывали нашим берлинским гостям Мелник, в ЖЖ я уже много раз выкладывал снимки и писал об его истории. А сегодня хочу показать только контекст "Черквы св. Варвары". Храма еще позднеримских времен, ему полтора тысячелетия, одного из старейших на Балканах. От черквы остались развалины, несколько стен и каменных скамей, поставили маленький киот с олеографической Варварой. А все равно ощущение подлинности и естественности для этих мест не покидает.

Обтесанные камни легко вписываются в меловые скалы.

Вчера в Мелнике туристов было явно больше, чем постоянных жителей, а их прописано 250. И туристические обычаи были заметны.

Мелник на них зарабатывает, в основном, на знаменитом вине. Вот новую винную кышту у Варвары построили, но конкуренция между соседями - с прежней винарской избой - не заметна.

Прислонясь в древним камням, уставясь на олеографию...