Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

За Лысой горой

Мы не знаем, как зовут ее коренные жители, но мы так назвали ее давно и поэтому кажется, что и все ее знают под этим именем. Она над дорогой в село, последний относительно крупный отрог Пирина в наших местах, напротив Малешевской планины. Сегодня решили пойти туда, давно не были, хотя и знали, что на одном участке тропы придется продираться сквозь колючки. Какой осел протоптал ее здесь, крутилось в голове, хотя нас-то никто не заставлял идти именно так. И кто тогда осел?
Вышли и посмотрели вниз, на овраги и долины.

Любе обязательно надо снять свой любимый камень.

А мне - вот эту горушку, похожую на разрушенную крепость, особенно, если видим ее снизу, поднимаясь к Плоски. Где-то там должно быть гнездо хищной птицы, покойный друг Витя Зиновьев говорил - скопы. Раз крылья закругленные...

Оглянулись на село, а в горах левее старой церкви кто-то чего-то жжет, дымок вьется. Ох, добьют они наши леса!

Поспеет ли молодая поросль покрыть потери?

Головка лука

Ну конечно, головка, ведь то, что в земле, головой могут назвать только страусы. А это - навершие праза. Так его у нас по-деревенски называют, никто же не скажет торжественно, почти по-французски - лук-порей. Это прошлогодний, из рассадных десяти сантиметров вымахал до полутора метров - и тряхнул головой. Такие мы не едим, а молодых - с удовольствием, и сырыми, и в готовке.

Златолист 21

Пару лет назад я уже давал репортаж о поездке в предгорное село Златолист, где в церкви святого Георгия в начале прошлого века служила преподобная Стойна. Слепая пророчица, она послужила примером для Ванги и почитаема в Болгарии может быть и не меньше последовательницы. В укромной долине телефон торопится поздравить с приездом в Грецию (граница рядом), село находится примерно на траверзе туристического Мельника, однако, совсем не избаловано иностранцами. Ряды лотков, пара забегаловок. А во дворе храма все очень чисто и достойно, в самой церкви прибавилась оригинальная роспись, однако заснять ее не успел до подхода служителя с запретом. Сам храм 1857 года, еще при турках построен, поэтому врос в землю - они запрещали стремиться к небу ярче мечетей. Его выходила Стойна в смутные времена восстаний и балканских войн, предупреждения болгарам - основные ее пророчества.

Памятник во дворе.

Одну фреску я все же успел снять в темноте, а вот соседнюю, с песьей головой Христофора, - уже нет.

А во дворе еще одна достопримечательность. Огромному восточному платану - чинару 1300 лет.

На обратном пути рядом с сельским ресторанчиком увидели аиста на гнезде. Ломал голову, как бы прокормить хозяйку, пока она сидит на яйцах. Вздохнул и небыстро напрягая крылья полетел на соседнюю реку Струму. Село называется Рибник, ресторан так же, да и аист - за рыбкой.

Поминдальничали

Чуть не опоздали. Видели по краям дорог и на гребнях холмов цветущий миндаль, а к тем деревцам. которые навещаем каждый год, все не могли выбраться. То снег, то дождь, то ветер, а идти надо на склон горы, где эти дикари угнездились. Кстати, прошлогодний урожай их орехов еще не кончился в наших закромах. Пошли - сквозь колючки, зато по просохшей тропе. А цветения-то не видно! Почти все лепестки с одного дерева облетели, да и на втором держатся на паре веток. Ранние они у нас дикари, когда погода нормальная - зацветают в феврале. Но в любом случае смотреть - радость.

А на взгорбке напротив - другое дерево, видно, позднее зацветает. Стоит в миндальном оперенье.

Отвернешься от него - даже привычная дорога к пруду выглядит значительней.

Вернулись домой - в палисаднике нарцисс, один из немногих проклюнувшихся. Завтра опять похолодание, как бы не замерз...

Гроза мимо

Гремит уже два часа, утром синоптики уверяли, что в 11 часов ливень пойдет с вероятностью в 70%, а на 13 (то есть в данный момент) - 100%. Проценты гремят, упали несколько капель. А вообще чистого неба мы не видели уже дней пять, но дождя-то все нет! Вот сейчас из Македонии, видно в окно, прошел узким сегментом дождик - и это все?!

А рядом, на той же планине - тучи только грозятся, но из них ничего не льется. Ау, синоптики!

Растворил я окно - стало душно невмочь... А в окно лезет лоза, шевеля усами.

Правильно делают скворцы, живущие на нашем яворе - присматриваются, но не боятся. Мимо прошла гроза!

То ли ящер, то ли птица

* * *

То ли ящер, то ли птица,
то ли просто человек -
кто за скулами таится?
ДНК как лента вех.

Кто сейчас поводит глазом
и с экрана говорит
об опасностях заразы,
сам опаснее на вид?

Круче мозговых извилин
заворот твоих кишок.
Перемолот, перепилен
мир в удобный порошок.

Есть приём — зачем меняться?
И природа лепит всех
как конвейерного зайца,
чуя массовый успех.

На какой застрял ступеньке,
веришь в разум или нет,
всё равно поставят к стенке
когти, вирус, пистолет.

Со-путники

Ящерица, ползущая в терновнике. Муравьи, протоптавшие тропы в жесткой почве между стеблями. Полосатая, как тигр, корова. Черепаха, задумавшаяся, куда идти. Пара цапель, кружившая, как пара коршунов высоко над прудом. Колючки: чертополох, можжевельник, шиповник, берегущие свою влагу шипами. Что-то не удалось заснять внятно, кто-то убежал-улетел, что осталось - показываю то, что обещал вчера. Они были все время рядом, как и следы каких-то неведомых когтистых лап и лапок на пыли полузабытых дорог.
Начну с красавицы-черепахи, которую Люба уговорила не убегать в кусты - и та застыла у края дороги, остановившись с достоинством и доверием.

Любимый нами можжевельник.

По поводу больших птиц над прудом я вчера написал моему другу-писателю Виктору Улину, который к тому же любитель-орнитолог, я спросил, правильно ли я опознал. Виктор ответил:
"Это классическая серая цапля!
Крылья широкие, слегка закругленные на концах, короче, чем у журавля. Силуэт при взгляде снизу похож на журавля: вытянуты назад длинные ноги, взмахивает плавно.
Главное отличие: в полете подгибает шею буквой "S", а журавль ее вытягивает.
Когда я впервые увидел ее над нашим двором, то принял за очень большого коршуна, только удивился, почему торчат ноги." Ну вот, я тоже принял издали за коршуна, подошли - увидели масштабы, объектив-200 позволил приблизить, но птицы быстро опять поднялись кружить, так что получилось не слишком четко. Что поделать, нет у нас пока денег на более мощный объектив!

Но главными спутниками четырехчасовой прогулки по дальним окрестностям Плоски стали коровы. Эта вот дамская компания напомнила картины "галантного века".
Collapse )

Дальние окрестности

Вчера весь день ходили тучи, с двух сторон - и с Пирина, и с Малешевской - погромыхивало, так что не слишком пекло, градусов 25, тут еще и электричество отключили - что оставалось, как не пуститься в горы. Дождь обещали только после обеда, вот и пошли с утра далеко, в те края, которые видны из окна, за пятую (от окна) опору ЛЭП, мы там давно не были. Ходили четыре часа, но первые минут сорок, пока не втянулись, пока поднялись на ближнюю гору, были самые тяжелые. Даже присели на любимые камни.

Посмотрели на Плоски - и пошли между горок плутать.

Корни сосен на откосе стоят вертикально, то ли анаконды, то ли лежачие стволы.
Collapse )

Среди бакланов и Балканов

Решил начать серию постов о поездке в Охрид с этого сюжета - из уважения к памяти Виктора Конецкого и его любимой мной книги "Среди мифов и рифов". Вокруг Охрида, центра бифуркации славянской культуры, хватает мифов, а среди рифов - фраза ВВП о том, что Македония (теперь Северная) является родиной славянской письменности. О культурном значении Охрида я писал в прошлых отчетах о поездках, и год, и три назад, а теперь захотелось начать с птиц. Тем более, что бакланы, раскрывая крылья, становятся очень похожи не только на здешние геральдические символы, но и на символы более помпезные.

Многие лодки, дремлющие у берега в ожидании хозяев, украшены гирляндами тряпочек. Глядя вот на эту, неукрашенную, я понял - зачем. Чтоб не загадили!

Лебеди там не столько ручные, сколько нахальные. Подплывают вплотную, клянчат еду. Но этот своим поворотом к свету оправдал миф о красивой и независимой птице.

Да что лебеди или, скажем, собаки! Там и черепахи побираются, видели такую в ресторане на острове св. Наума. Но раз уж речь о птицах, то вот там же - утки с приданными им подводными силами.

Прага. Птицы

Ну мы все знаем, что в больших городах живут особые пернатые популяции. Галки там, вороны. Голуби и воробьи. Надоедают. Поэтому в Кремлях заводят соколов или ястребов - чтоб на купола гадили только допущенные, а с остальными - непреклонная классовая борьба. На Москву-реку допускаются чайки - за неимением буревестников. В Праге на Влтаве в специально отведенном уголке берега кормят всех вместе (я уже общим планом показывал), никого не гоняют, а те и не дерутся. Климат такой - социальный.

На Малой Стране, метрах в 150 от этого места, есть ресторанчик "У пава". Ну назвали - и назвали. А пав-то это - павлин... Напротив высокая длинная стена, в ней ворота. А за воротами - пав!

Выясняется, что садик - общедоступный, а ранее - архиепископский, заложенный в 13-м веке, и павов там - крупная семья.
Collapse )