Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Где мерцает кристаллик...

Сегодня четыре года со дня гибели нашего любимого Дениса. Мы продолжаем носить в себе эту боль. А у меня добавляется и сознание невозможности поправить ту поверхностность, которая бывала между нами, невозможности проверить те догадки о его подлинной глубине, которые сейчас продолжают меня стыдить. Вот нашел среди Вариных снимков фото, сделанное в том самом Ионическом море, она увидела своего отца так пророчески...

Об этом всем мое стихотворение:
* * *
Памяти Д.К.

Где мерцает кристалик твоей души -
не могу, больно смотреть.
Растворяющей силе не заглушить,
мне печати твоей не стереть.

Преломления точку прошёл и собрал
многоцветье в слепящий пучок.
Что по-прежнему в нас видит кристалл,
как за новым следит зрачок?

Исподволь смотрит звезда, из-под волн,
видит в нас сквозь шелуху:
зёрна света готовятся на помол
на виду, на словах, на слуху.

Ты прости, я наверно тебя обманул
и живому не то показал.
Но теперь посмотри, снят уже караул
и открыта влага в глазах.

На смерть художника

В Уфе сегодня хоронят Сергея Краснова. Его жена Рашида, наша подруга более полувека, сказала, что причиной смерти стал отек легких. Но анализы коронавирус не показали. "Молодежная газета" республики справедливо назвала его художником мировой величины, агентство "Башинформ" сообщило о невосполнимой утрате для культуры Башкирии, профессионально перечислив все его звания и достижения, глава республики Радий Хабиров не высказался. Думаю, смерть любого (подходящего по фамилии) исполнителя-танцора-певца такого ранга власти бы отметили, но как соболезновать творцу они не знают.
Это я по журналистской привычке анализирую. Отвлекаюсь. Для нашей семьи Красновы более 15 лет жизни в Уфе были родные настолько, насколько могут быть близки люди, живущие одними целями и в одном ритме. Это виртуально продолжалось 30 лет после того, как мы уехали из Уфы. В феврале этого года мы посидели с Сережей у него дома, разговаривать было так же легко - на лету, на полуфразе. Его друг детства Александр Радашкевич вчера прислал из Парижа стихи, написанные на смерть Сергея Краснова:
СЕРГЕЮ КРАСНОВУ, ПРОЩАЛЬНОЕ


Он отлетел, наш тонкий остров, что так умело
вырвали с корнями, пером нечаянной жар-птицы,
оставив землю задыхаться в бетонном панцире,
под матрицей незрячего стекла. Всё это было,
знаешь, не про нас и даже как-то зря нам показалось,
раз эту жизнь не пережить и эту смерть не проворонить.
Новопреставленный Серёжа, как снится там тебе,
как кажется, какие вещие полотна ты слёту дописал
для смытой рамы небосвода? В Уфе метёт недвижная
метель и вьюжат тополиные бураны, без всякой там
маститой бороды ты процветаешь тамошней улыбкой
в дверях непрошенного края, где наша Надя с вечной
сигаретой расписывает мне последнюю шкатулку
с румяной перламутровой Снегуркой, что сжала
птицу зряшных снов в заиндевевших рукавицах.

2020
Свое стихотворение, написанное в день смерти Сергея, я опубликовал вчера. Сегодня хочу обратиться к снимкам, еще раз побыть рядом. Вот этот сделан в Москве на Сережиной выставке в зале редакции "Аргументов и фактов", не нынешней газеты, прихлебательской, а тогдашней, в 1990 году - лидерской.

А здесь мы в московской квартире его детей, к сожалению, теперь они не могут прилететь из-за границы проводить Сергея.

В феврале я жил несколько дней в его мастерской в Уфе, где хозяйничал его друг, замечательный фотограф Дементий Казанцев. Он в пыльных углах нашел старые холсты, почистил их. На этом холсте красновская Уфа середины 70-х, спиной изображен в желтой куртке человек, чем-то похожий на меня тогдашнего. Хотя скорее всего, это Сережин друг замечательный поэт Борис Романов. Фото Дементия:

НедоИгралиште

Собрались посмотреть на себя со стороны - съездить в горы, которые маячат перед окном. Ну, об этом отдельный рассказ, а сначала о том как мы не добрались до села Игралиште, куда собирались, и чуть было не оказались в серьезной катастрофе. Мелкий дождик взбил пыль в невидимую кашицу, на выезде из Плоски, где связка поворотов на серпантине, которую быстро и не пройдешь, выход к более отвесному и длинному повороту оказался смазан этой кашей. Тормоза не помогли, удалось вырулить не в стену, а в кусты. Потом оказалось, что за ними начинался очередной распадок... Но до Игралиште все же доехали - на машине друзей Россинских, наш Фердинанд теперь в ремонте.

Грани об аресте полицейских

Иваново средство
Илья Мильштейн, 30.01.2020

Задержание, допросы, заключение в СИЗО экс-сотрудников УВД по Западному округу Москвы, обвиняемых в причастности к делу Ивана Голунова, - событие незаурядное. История, которая начиналась как полноценная трагедия, оборачивалась внезапным освобождением невиновного, обращалась в фарс, когда "осведомленный источник" сообщал, что заниматься фальсификаторами некому, поскольку все силы в СКР брошены на фальсификацию "московского дела", - вдруг обретает черты нравоучительные. Правоохранительное добро, прибегая по традиции к излишним спецэффектам, врывается с утра пораньше в обитель зла, укладывает бывшего оперативника лицом в пол, надевает на него наручники, обыскивает, увозит, доставляет. А затем знаменитые судьи Басманного суда - Дударь, Карпов, Николаева, чьи имена увековечены в совершенно других процессах, приступают к работе, не особенно для них привычной. Они сажают офицеров полиции, нарушивших закон при задержании журналиста иностранного оппозиционного издания.

Все это очень неожиданно. А с учетом некоторых привходящих факторов - даже и непонятно. Потому хочется понять, что означают столь резкие перемены в судьбах полисменов Ляховца, Феофанова, Сергалиева, Коновалова, Уметбаева, которым теперь инкриминируют превышение должностных полномочий, а также подброс и незаконное хранение наркотиков.

С одной стороны, известно, что в столкновении силовиков с так называемым гражданским обществом практически всегда побеждают силовики. Иначе и не бывает в полицейском государстве, где только тронь какого-нибудь росгвардейца, засадившего кулаком в печень скрученной несогласной гражданке, - и сразу развалится великая держава. Правда, Иван Голунов митинговать на площадь не выходил, зато он стал именем и символом протестных акций. Так что его освобождение с дальнейшим увольнением конкретно проштрафившихся сыскарей и отдельно взятых генералов уже казалось чудом и максимально возможным компромиссом в конфликте начальства с бунтовщиками.

С другой стороны, лично Владимир Путин еще летом клеймил "произвол" в деле журналиста "Медузы", а в декабре, нетвердо выговаривая фамилию потерпевшего, презентовал возбуждение дела против его мучителей. И хотя выглядело это довольно комично, особенно когда выяснялось, что следователи буквально за сутки до президентского заявления вспомнили про этот висяк, вмешательство первого лица склоняло к мысли, что в Кремле ситуация на контроле. То есть внутри силового блока идет некая подковерная борьба и в соответствии с ее ходом глава государства иногда громко высказывается по поводу Голунова, а иногда не отвечает на вопрос о нем.

Можно было даже догадаться, кто с кем воюет. Генералы МВД, защищая честь мундира, настаивали на том, что увольнений вполне достаточно, если же провинившихся сажать, то сильно пострадает, уважаемый Владимир Владимирович, наш родной полицейский режим. Напротив, генералы ФСБ считали, что репрессии в отношении ментов нижнего звена - штука полезная, а режим не пострадает. Режим потерпит убытки, если следователи доберутся до заказчиков нападения на репортера, среди которых назывались имена начальника управления ФСБ по Москве и Московской области Алексея Дорофеева, его бывшего помощника подполковника Марата Медоева, бывшего руководителя отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД ЗАО Москвы Андрея Щирова и его бывшего шефа Андрея Пучкова, ныне пенсионера. А если не доберутся до заказчиков, как в некоторых других прогремевших уголовных делах с политической подоплекой, то и ничего. Режим устоит.

Новый поворот в сюжете, связанном с задержаниями, допросами, заключением в СИЗО экс-сотрудников МВД, свидетельствует, вероятно, сразу о многом. О предсказуемой победе Бортникова в поединке с Колокольцевым. О том, что гражданское общество в России живо и способно иногда, пользуясь своими знаниями о раскладе сил в истребительных ведомственных войнах или не ведая о них, вытаскивать из тюрем невиновных людей: случай Голунова тут не исключение. Ну и, хочется верить, труженики СКР сегодня уже не слишком обременены подсчетом брошенных в Росгвардию бумажных стаканчиков и могут сосредоточиться на других делах, помимо "московского". В частности, на деле об избитом и оклеветанном журналисте и хотя бы на тех фигурантах этого дела, которые наконец привлечены к ответственности. Они вину естественным образом отрицают, перекладывая ее на вышестоящих товарищей, следователей-беспредельщиков и на политиков-кукловодов, и это похоже на правду. Однако по крайней мере сегодня такая правда судебной инстанции не нужна, и складывается впечатление, что за нее подозреваемых, тупо исполнявших приказ, наказывают отдельно.

А дело по-прежнему засекречено, при том что техника подброса наркотиков едва ли составляет тщательно укрываемую от врагов государственную тайну. Секретность в нем следует объяснять желанием вот эту правду закамуфлировать и еще тем обстоятельством, что игра пока не доиграна и господа в администрации президента, и непосредственно Владимир Путин продолжают размышлять о плюсах и минусах грядущих судов над силовиками. Полгода с лишним ушло на то, чтобы осознать возникшую проблему и как-то ее предварительно решить. Теперь начинается стадия состязательная для прокуроров и адвокатов, которую наблюдаем в наших самых независимых в мире судах. По вердиктам их будем окончательно судить о победителях и побежденных в этом уникальном процессе, в котором карательная машина старательно заглатывает и перемалывает сама себя.

Грани о лубянском стрелке

Этносисты Манюров и Путин
Илья Мильштейн, 23.12.2019

"Фонтанка" со ссылкой на свои источники в ФСБ информирует, что "лубянский стрелок" Евгений Манюров был связан с московской группой Этнического национального объединения (ЭНО) – самозародившейся, говорят, на Украине организации фашистского типа, члены которой ставят этнос выше нации и мечтают сосватать идеи социализма, империализма и "этносизма". Сообщается также, что по делу Манюрова допрошен отсидевший ранее за экстремизм житель Петербурга Дмитрий Бобров, более известный под кличкой Шульц-88. После допроса Шульц был отпущен, а расследование происшествия на Лубянке пополнилось еще одной версией.

О человеке, устроившем пальбу возле комплекса зданий ФСБ РФ на Лубянской площади в Москве, мы постоянно узнаем что-нибудь новое. Про его "ненависть к кагебешникам". Про его одиночество, замкнутость, проблемы с трудоустройством после потери работы. Про идеологическую близость к боевикам НОД. Про членство в "Единой России". Про контакты с арабскими дипломатами. И если до сих пор из этих новостей не складывался цельный образ, то вчерашний вброс от чекистского ведомства заметно упрощает дело. Становится вроде бы понятно, по каким причинам 39-летний бывший охранник решил свести счеты с государствообразующей конторой и с жизнью. Впрочем, вопросы остаются.

К слову, события, сопровождающие теракт, совершенно никаких вопросов не вызывают. Ясно, почему в обстановке кромешного хаоса сотрудники спецслужб продолжали стрельбу по людям и после того, как прикончили террориста. Когда их противник вооружен не только бумажным стаканчиком, справиться с ним трудней. Ясно, отчего безымянные покуда оперативники с применением грубой силы и мата задерживали журналистов "Базы" и "Коммерсанта". Опозорившись на Лубянке, силовики срывали зло на репортерах. Нет смысла гадать и о том, что заставляет начальство удерживаться от любых мало-мальски внятных человеческих речей по поводу случившегося. Это традиция.

Так что версии умножаются как бы сами собой, образуя внезапно весьма неожиданные политические схемы. К примеру, локальные расстрелы, которые ненавистник КГБ приурочил к очередной исторической пресс-конференции Владимира Путина и ко Дню работников органов госбезопасности, символизируют абсолютное бессилие чекистов в борьбе с многократно побежденным терроризмом. А национал-патриотические убеждения Манюрова, если они окончательно подтвердятся в ходе следствия, свидетельствуют о том, какие настроения бытуют в этой среде. Тут они очень неплохо зарифмовываются: страна единоросов, нодовцев, охранников и чекистов - с террористическим подпольем. Нет, это не значит, что угроза исходит исключительно оттуда. Однако определенная логика прослеживается, и выходит, что от патриотической верности до ненависти один шаг.

Что же касается этносизма, то здесь совпадение получается прямо пугающее. Ведь буквально за несколько часов до того, как Манюров зашел в приемную ФСБ, собственную, глубоко выстраданную разновидность этого учения излагал прессе сам Владимир Владимирович. Он критиковал Ленина за его негосударственный подход к этносам при строительстве советского государства, развивая свою любимую мысль о "восточнославянском этносе", а в качестве доказательства его существования использовал злодейские планы Гитлера по уничтожению "русских и тех же самых украинцев". Так, что называется, от противного он утверждал необходимость воссоединения на прежних имперских основаниях самого разделенного в мире народа. К чему, собственно, и сводятся принципы идеологов этносизма, выступающих за единство и проживание в одной стране русских, украинцев и белорусов.

Додумывать до конца все это не хочется, но вообще получается так, что "Фонтанка" и ее источники на Лубянке копают прямо под Путина с его соблазнительными речами. А наш национальный лидер оказывается единомышленником безработного стрелка, у которого если и были расхождения с президентом, то опять-таки в сфере политической. Как у тех бойцов, объявившихся на исходе "русской весны" в Донбассе, которые обвиняли Суркова, Шойгу и Путина в нерешительности и предательстве, когда вожди под воздействием секторальных санкций стали притормаживать свой победоносный поход. Вот он и взял в руки автомат, чтобы отплатить им всем за измену, и если дела обстояли именно так, то следует признать, что этносизм - явление в нашей жизни столь же новое, сколь и опасное. И лучше бы Владимиру Владимировичу повременить с его внедрением в головы соотечественников. Чтобы они, вдохновленные свежими идеями, не перестреляли друг друга.

Париж. Нотр-Дам

Вчера упомянул Нотр-Дам, сегодня надо рассказать. Выйдя из подъезда, мы минуты через три могли видеть погорельца. Собор Парижской Богоматери, пусть только и один из нескольких ярчайших парижских храмов, имеет особую силу - силу слова, которым его наделил Виктор Гюго. К намоленному месту прибавилось место начитанное, а тут еще и пожар весной уходящего года, вернувший это имя в центр внимания мировых масс-медиа. Те, для кого это имя звучало по-особому и раньше, восприняли бедствие как личную трагедию. Вот так собор выглядел с ближайшего к нам моста. Без шпиля...

Когда подходили с тыла, уже по острову Сите, то видели восстановительные работы.

А с фасада плетение его знаменитых кружевных розеток поддерживали деревья. Помогали восстановлению сил.

Про пожар нам рассказал Александр Радашкевич, земляк-уфимец, поэт и эссеист, живущий в Париже уже 35 лет. Вот что он записал в тот день в Гостевой своего сайта:
"Сегодня был прекрасный солнечный день. +18.
Я показывал другу-немцу старинный Ботанический сад, потом какими-то кругами вышли к Сене, спустились и пошли по нижней набережной. Подойдя к Нотр-Дам, я подумал, что уже поздно и можно где-то поужинать. Было около семи, и я предложил присесть на пять минут на каменную скамью напротив собора, у воды...
Какие-то японские молодожены (невеста с огромной белой юбкой-колоколом) позировали своему фотографу. Я поднял глаза и заметил маленький дымок под шпилем. Под ним уже давно были леса, и мы решили, что это связано с работами по реставрации. Но вскоре дым пожелтел, загустел, поднялся вверх и показалось пламя изнутри. Я не верил своим глазам...
Полиция быстро эвакуировала всех на верхнюю набережную, и через час я увидел, как рухнула кровля XIII века, а потом и сам 90-метровый изящный шпиль. Гигантская толпа, охающая и ахающая на всех языках мира, разнесла нас с другом в разные стороны, как в песне Пиаф "La foule". Пламя и клубы черного дыма высоко вздымались в небо, и золотое закатное солнце как бы зависло, прощаясь с Нотр-Дам.
Через полтора часа, чтобы не видеть, как гибнут большие окна-розы с драгоценными витражами, впитавшими в себя свет и тьму стольких утекших веков, я с большим трудом выбрался из толпы и как во сне побрел к метро. А навстречу мне бежали к Сене парижане с потрясенными лицами...
Дома я узнал, что сокровищница была спасена, вместе с терновым венцом Господа Нашего Иисуса Христа.
15 апреля 2019 г."
А потом он опубликовал стихотворение, раскрывающее чувства верующего человека, смотрящего на такую беду:
ПЛАМЯ НОТР-ДАМ

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые…
Тютчев

Собор Парижской Богоматери, тебя сожгли,
как Жанну д’Арк, но Приснодева не дала
тебе погибнуть в пламени безбожном. И словно,
кто-то усадил меня напротив, следить за первым
жиденьким дымком, потом за жёлтыми клубами
и первым языком алеющего ада. С тобой сгорала
и душа, и память сопричастно вековая, но шесть
ты отзвонил в последний раз, ещё живой, ещё
дрожа у края, и солнце невозможного заката
зависло над тобой, не смея откатить за грань
без дна и без возврата. «Заткнись!», сказала мать
по-русски безмозглой девочке, увязшей в жиже
интертрёпа. И кто-то щёлкал из машин,
и кто-то плакал не стыдясь, целуя взглядом
разлученья и хрупкий шпиль, и петушка,
упавшего с поруганных высот и вешней сини
в бурлящую багровую геенну. Прощай, мой
Нотр-Дам, до вечного возвратного свиданья.
Теперь молитва лишь одна: чтоб не отдали тебя
безбожникам глумливым на оскверненье их
мёртвым циркулем и смрадом пирамид. Однажды ты
была, обитель душ, среди парижской маеты и
духа сирого томленья, и я к тебе без мысли
забредал и отходил, и возлетал в твоё ручное
поднебесье, где нас Она, как пасынков, хранит.
Собор Парижской Богоматери, ощерившись
беспомощно химерами у края, как куст терновый
над обрывом, пылает над землёй, неопалим.

15.IV.2019, набережная Сены

Да и нам, людям внеконфессиональным, было больно наблюдать не только за нынешним состоянием святыни, но и за дрязгами вокруг ее восстановления, когда правительственный генерал, отвечающий за это, командовал архитектору, противостоящему идеям модернизации храма - "Заткнитесь!"
А пока модернизация не пошла, Нотр-Дам выглядит так:

Диктаторы и террористы

- так называется новая книга Александра Пумпянского, я написал на нее рецензию, она опубликована в "Мастерской". В книге события разного времени, а вот мысли она вызывает не только историко-философские, но накаленно-актуальные. http://club.berkovich-zametki.com/?p=50662

Грани о московских взрывах

Двадцать лет на войне
08.09.2019

В сентябре 1999-го страна задыхалась от ужаса: Буйнайкск, Москва, Волгодонск, "рязанский сахар".
Вечером 4 сентября 1999 года в Буйнакске (Дагестан) грузовик ГАЗ-52 с взрывчаткой из алюминиевого порошка и аммиачной селитры был взорван рядом с пятиэтажным жилым домом №3 на улице Леваневского (Шихсаидова), где проживали семьи военнослужащих 136-й мотострелковой бригады. 64 человека погибли, из них 23 - дети, 146 человек были ранены.
8 сентября 1999 года за 2 секунды до полуночи прогремел взрыв на первом этаже 9-этажного жилого дома №19 на улице Гурьянова в Москве. Погибли 106 человек, 690 человек получили ранения различной тяжести или психологические травмы.
13 сентября рано утром был взорван корпус 3 жилого дома №6 на Каширском шоссе. 124 жильца погибли, 7 человек пострадали.
16 сентября, также рано утром, в Волгодонске рядом с девятиэтажным жилым домом №35 по Октябрьскому шоссе взорвался грузовик ГАЗ-53 со взрывчаткой. Погибли 19 человек, 89 были госпитализированы. Председатель Госдумы Геннадий Селезнев объявил о взрыве в Волгодонске за два часа до того, как сообщения появились на лентах информагентств.
Во всех трех случаях в качестве взрывчатки использовался гексоген в смеси с сахарным песком.
22 сентября 1999 года около 21 часа житель дома №14/16 по улице Новоселов в Рязани Алексей Картофельников заметил трех незнакомцев, двух мужчин и женщину, переносивших мешки из легковой машины в подвал. Картофельников вызвал милицию. В подвале были найдены три мешка со смесью гексогена и сахара и часовым механизмом, установленным на 5:30 утра. Мешки вывезли, чтобы взорвать на полигоне, но попытка не удалась: предположительно террористы неправильно рассчитали пропорцию гексогена и сахара. Позднее ФСБ объявила, что в Рязани проводились антитеррористические учения и взрывчатка была ненастоящей.
По официальной версии, все взрывы были осуществлены северокавказским исламистским подпольем. В Москве и Волгодонске теракты якобы устроила карачаевская группировка во главе с Ачимезом Гочияевым. Исполнители Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев в 2004 году были приговорены к пожизненному заключению. Трое других исполнителей, Денис Сайтаков, Хаким Абаев и Равиль Ахмяров, по официальной версии, были убиты в Чечне и Ингушетии. На свободе остается только Гочияев, объявленный в международный розыск и скрывающийся за пределами России. Фигуранты дела о взрыве в Буйнакске, Иса Зайнутдинов и Алисултан Салихов, были приговорены в 2001 году к пожизненному заключению. Зайнутдинов отрицал свою вину и утверждал, что дал признательные показания только под давлением следствия. По взрыву в Волгодонске были осуждены Деккушев и Крымшамхалов.
Взрывы домов переломили общественное мнение России в пользу войны в Чечне и обеспечили воцарение Владимира Путина. Двадцать лет спустя общество не знает и не желает знать правды о трагедии.

Памяти Дениса

Три года назад в километре от берега Ионического моря погиб наш любимый зять Денис Каюмов. Он был типичный "селфмейдмэн" по характеру, но в отличие от типичных таких людей - человек строгих моральных правил и глубоко понимающий писаные законы. Знающий, как их приблизить к людям, специалист по гражданскому праву. Его дочь, наша внучка, в этом году получила диплом архитектора-реставратора, его отец вчера встретил 70-летие. Без него...
Вот наша Варя, еще маленькая, с ним.

Три года назад, в дни того страшного августа, я написал эти стихи:
Памяти Дениса
1.
Плотник не может
работать в удалённом доступе,
а сын плотника смог.
Но за это ему пришлось
в муках отдать
материалы, инструменты и ценности жизни,
даже душу вернуть
настоящему отцу.

2.
Не пожелай кино ближнему своему:
с плоскостью отражения и мнимой глубиной,
с рифмованными поворотами и ожиданием катастроф,
с тюремной моралью и принудительной гармонией.
Ближний не задавал тебе уроков,
ты сам пытаешься уловить
его огненный росчерк.

3.
Пусть вечная будет вода ему пухом,
он городом вечным неслышно пройдёт,
пусть музыка правит очнувшимся слухом,
и плавят глаза нарастающий лёд.

Всплывает лицо, но его мы не видим,
что видели с ним – никогда не вернём.
Что гибель, что память – расстаться не выйдет,
а выйдет остаться в незнанье о нём.

Кто выплеснул кровь – не нуждается в слове,
но наши сердца до него дорастут,
корнями в горах его средневековья,
в дворцах и хибарах, оставленных тут.

Письмо сына Ивана Жданова

Денис Жданов:
"Прежде всего, спасибо всем за поддержку Ивана Федоровича. Так как отец не хочет общаться с журналистами, мне придется пересказать его версию. Мужчину со скрытой камерой он не признал за представителя сми, поэтому он не в счет. Мне приходится это делать, так как в соцсетях представлена только одна точка зрения, что само по себе не дает никакой объективной картины.

Я понимаю, почему господин Куллэ именно так описывает ситуацию. Ему грозит реальное преследование со стороны закона. И статьи не шуточные. Это вполне нормально.

При всем нижеописанном у Ивана Федоровича нет претензий к нанесшему ему ножевые ранения. И он даже сразу написал об этом полиции.

Самое главное. Виноваты оба. Оба пили, оба спорили, и оба подрались. По какому поводу, не так важно. Но что-то вынудило Куллэ прибегнуть к новому аргументу.

В результате у отца два ножевых ранения. Жизненно важные органы не повреждены. Но заражение есть. Лечение идет. Дальше будет видно. Он жив и в сознании, и это уже хорошо.

Нож достиг цели два раза, после сильной ссоры. Причем сзади, в момент когда отец наклонился. Потом был даже задет палец Ивана. Мы на это сразу обратили внимание. И спросили, откуда этот порез. В свойственной манере - мол, все это ерунда, он сказал, что "отмахивался". Серьёзность, по началу, не осознал. Взял вещи, вышел. Дверь закрылась. И тут он понял, что кровь хлещет. А телефона нет. Тогда стал звонить в двери соседям. Одна женщина вышла, была шокирована, вызвала сразу скорую.

По информации от хирурга, профессора Михаила Игоревича Бокорева характер ран говорит о том, что били сбоку, слева. Напомню, Иван правша. Это мы потом уже узнали почему рана на спине идет сверху вниз, что в момент удара он не стоял в полный рост, а завязывал шнурки.

Сам факт нападения с холодным оружием, конечно, ужасен. Но если оппонент знал, что Иван ранен, то зачем так просто закрыл дверь, не вызвал скорую? Это самое неприятное в этой истории. А так, конечно, нелепый, завязанный на алкоголе инцидент. Оба не правы. Но не один Иван Жданов, как это пытаются представить защитники Куллэ.

Понимая все это, мой отец не имеет претензий к г-ну Куллэ. И особенно не хочет, чтобы тот попал за решетку. Именно по этой причине мы не стали публиковать раньше эту информацию. Но отца умудрился заснять в палате скрытой камерой неизвестный. И плюс в сети оказалось слишком много искаженных фактов, вывертывания событий наизнанку, репортажи в СМИ. Мы поняли, что молчать нельзя.

Еще раз спасибо всем за поддержку. Мы все хотим, чтобы было как можно меньше последствий у этой нелепой истории. Хотим, чтобы оба поправлялись.

P. S. Я не живу в квартире Ивана Федоровича, как кто-то выдумал. Я даже в Москве не живу".