Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Из растительной жизни

Испанию завалило снегом, вплоть до совсем уж жаркой Андалузии, северная Болгария объявлена "оранжевой зоной", в Софии полегче - обещают лишь 15-20 см снега, а в нашем юго-западном закутке - одни дожди. Хорошо, пусть напитают землю, вон как ручьи вздулись, друг Румен доволен: они посадили вдобавок к своему богатому саду еще новые кайсию (абрикос, урюк), аронию (черноплодную рябину), яблони - всем им нужен на лето запас воды. По нашему саду всю ночь бродило облако, а я вспоминал вчерашний поход в их, облаков, горное лесное логово.
Вот заброшенная яблоня.

А здесь, когда листья опали, стали видны в сложной красоте лишайники.

Снега у нас, как выше сказано, не было, а вот подснежники уже проклюнулись, недели на две раньше обычного. Эти культурные, Люба их лелеет в палисаднике.

То есть, понятно, что растительная жизнь связана с нашей. И смерть - их, растений - тоже. Подростки идут навстречу, мы уже погуляли, а они - по делу. Видите у крайней девочки топор на длинной ручке? За хворостом пошли.

Водопад Криммл


Где бьётся Об воду вода,
спеша, со скал соскальзывая,
и остро, как осколки льда,
счищает быт, освежевая,
где одиночество гремит
на ложе столкновений встречных,
но рифма капель говорит
с моею капсулой сердечной, -

учусь замкнуться и лететь,
разбиться, чтобы раствориться,
и замереть, впадая в твердь,
и водопадом насладиться.

Дикие и домашние

Многие растения спокойно чувствуют себя и в садах, и без ограды. Например, гранат, нар - если по обычному словарю (явное тюркское слово), или "калинка" - если просторечие. Он услаждает глаз не только в классическом уже фильме Параджанова "Цвет граната", не только у нас в палисаднике, но и на улице. Мы видели в македонском Охриде, как долго цветут декоративные деревья у озера. А вот два соседних граната - оба у соседа Ивана:

А на этом уже видно, как цветок переходит в плод:

Дикие захватывают пространство. Очевидно, репейник прознал, что Люба к нему неравнодушна, и пытается заполнить лужайку. Приходится крушить, но один оставили, а этот встретили на дороге в горах.Выбрали этот кадр, потому что на нем видна изнанка бабочкиных крыльев, такая рельефная и леопардовая.

А под окном спальни продолжает буйствовать жасмин. Судя по мелким цветочкам, отнюдь не садовый аристократ, он и зимой не терял зелень.

За ним притаился георгин, у нас уже несколько дней цветет, а у нашей подруги в центре Болгарии еще только бутоны наметились.

Одинокие на ветру

Вчера ходили по открытым пространствам, меж одиноких деревьев и сплоченных рядов можжевельников, это последние отроги Пирина перед долиной Струмы, западная околица Плоски. Образ не отпускал: квадратные километры тишины. Но как показать тишину? Тем более, со свистом ветра в ушах. А как показать ветер? Вот и получилась подборка снимков одиноких противостояний ветру.

На заднем плане справа видна последняя уже одинокая скала перед спуском в долину. Пошли туда.

Добрались, пока искал наиболее информативные точки съемки, мимо пролетела скопа - хищник со скошенными крыльями, где-то здесь ее гнездо, видим не в первый раз. Снять не успел, но пока крутился,ветром сорвало бейсболку и унесло вниз, долго карабкался, чтобы вернуть. А наверху все, что хотел, получилось:

Но все равно, образ одиночества не получался. И тут на этой скале - вот он.

Или такой поблизости:

И на обратном пути, уже на окраине деревни, среди стелившегося под ветром ковыля:

А над Плоски, тоже отделенная от всего и открытая в горсти Пирина, - церковь с кладбищем.

Охотники за растениями

Вчера уже поздно вечером решил на всякий случай сфотографировать лимон. Как сердце чуяло! пусть снимок и не совсем такой, как хотелось, но по крайней мере у цветка будущего лимона все лепестки на месте. А сегодня утром один из них уже валялся рядом с горшком. Вокруг горшка ходила Ваня и метила его, пока Люба снимала свежую бело-розовую, как зефир, розу, но думаю это не она оборвала... Но сначала - по порядку. Вот лимон:

вот Люба снимает розу:

вот сама роза:

а вот прикидывается шлангом тот, кто на самом деле мог оборвать лепесток, - бродяжий кот, названный нами Сёмой:

Сначала-то он лез в кадр, но когда понял, что кормить не будут, удалился под сень. У него свои представления о пользе и красоте растений. А я должен исполнить свои - показать, то, о чем написал вчера, как на самом деле сплелись разные виды: лоза - слева вверху, шиповник и роза.

Их знали только в лицо...

Среди десятков видов кустов и цветов, занявших с Любиной легкой руки наши 10 соток, эти вот не затеряются. Хотя, если честно, в именах мы уже путаемся, отличаем поросль по месту расположения, времени цветения и по форме цветка. Про этот куст нас предупреждали: агрессивен, постарайтесь перехватить его семена, пока не занял возможно большую территорию. Сверху, из окна спальни, он не выглядит устрашающе, но за цветением следим. И не только из предосторожности, судите сами...

А наискосок от него, рядом со входом в сарай (не кривите губы, сарай у нас из мраморных кирпичей, по наследству!) вот такой вот цветок на длинной, как луковая стрелка, ножке.

Люба, возможно, и знает Имя розы, которая в будущем должна оплести арку. Но я не знаю!

Зато твердо уверен в пион-эрах, как сказала бы Раневская. Каждый год их безжалостно пытаемся приструнить, чтобы к порогу не ползли, но пионы быстро восстанавливают свою эру-ауру.

Окольными путями

Дюжина домов в сумме:справа плюс слева - и мы на выходе из Плоски. Встретили всего двух человек, в начале пути - соседку Динку, которая теперь по случаю пандемии не ездит работать в швейный цех в Сандански, а занята, как и мы, исключительно градиной, садом-огородом, а в конце улицы, выводящей за эту околицу, встретили пастуха с козами. К полудню уже нагулялись, напаслись, по крайней мере - по мнению пастуха, но аппетита к попутной зелени не утратили.

И вот уже, чуть поднялись, раскрываются панорамы.

Еще поднялись - и еще стадо, коров никто никуда не гоняет.

Зато гонять попытались нас, сторожа: главный и подручный. Правда, подручный подбежал тут же к нам и лизнул в руку, но старшой бдительности не терял, выскочил из тенька и занял стратегическую позицию.

Мы объяснили, что идем мимо на горку, в сосновый лес, откуда открывается прекрасный вид.

А в другую сторону открывается понемногу Пирин, который из деревни виден хуже. А отсюда, примерно с километра высоты, уже вполне масштабен.

Никому не обязан замах


* * *

Как лесная дорога в холмах,
неизвестность манит поворотом.
Никому не обязан замах,
ничего не скрывает острота.

Ты дойди до конца, через брод,
через звукопись старых иголок,
через рукописи поворот
до вершины, тяжёл и неловок -
и увидишь зияние гор,
бездорожье, бесцветье, безлюдье.

Если ты на восторги скор,
здесь другая ходит валюта.
Языком ледника о себе
ты попробуй связать предложенье.

Звёзды блещут в горной резьбе,
и взобраться — не достиженье.

Снято в Цейском ущелье в Осетии

А где фармазон?

Вот и третья моя прозаическая книга отправилась в джунгли интернетных торговых площадок. Вслед за "Словарным запасом" и "Лаковой миниатюрой", которые, кроме ЛитРеса и Ридеро попали в Амазон и Озон, теперь и "Паразитарные записки" выставлены на Озоне. Редактор пишет, что точные ссылки будут через несколько дней, но я и не тороплю вас, коронавирус - это надолго, книжек много понадобиться тем, кто может дома отсидеться. Искать можно по автору и по названиям...

Перед цветением

Наконец удалось понять настройки Пентакса после чистки (не все, конечно), а тут и дожди закончились. Итак, напряглись первые почки, на малине уже и раскрылись, а вот алыча и кайсия только готовятся к прыжку. Алычой мы называем старое дерево, которое дает круглую мелкую сладкую сливу с круглыми косточками. Сейчас она вот такая:

А кайсия - это здешний абрикос типа урюка. На нем такие почки: