?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

Восток - Запад
Илья Мильштейн, 30.10.2019


Вчера в Москве был открыт памятник Евгению Примакову, позавчера в Кембридже умер Владимир Буковский. Здесь одна Россия, там другая, вместе им не сойтись, и совпадение дат и событий, монумент к 90-летию на Смоленской при большом стечении официозной публики во главе с Путиным и печальная смерть в изгнании должны служить наглядной иллюстрацией этой мысли. Невозможно ведь сегодня даже вообразить гражданскую панихиду по Буковскому в Колонном зале, какой удостоен был бывший премьер-министр в июне 2015-го. Как невозможно представить в столице нашей Родины памятник инакомыслящему, высланному из страны под спецконвоем, разрушителю государства, врагу cоветской власти и российской власти. И чтобы на церемонии присутствовал президент РФ со всей его обслугой. Хоть через четыре года после кончины, как в случае Примакова, хоть вечность спустя.
Свежие новости из жизни российских элит, откликающихся на смерть изгнанника и увековечение памяти государственного деятеля, высказанную мысль вроде бы подкрепляют. У кремлевского пресс-секретаря и его шефа "нет никаких комментариев на этот счет", отвечает Песков на вопрос о Буковском. Напротив, спикеру Госдумы есть что сказать о Примакове и за Примакова, и он этой возможности не упускает. Открывается, что Евгений Максимович оставил завещание, которое наизусть цитирует спикер. "Будущее нашей страны с Путиным... в Путине спасение России и развитие России... наше преимущество - это президент Путин" - таковы основные тезисы загробной речи Примакова в изложении Володина.
Все ясно, не правда ли. Волна и камень. Два мира - два кумира. Да и зачем Буковскому Колонный зал, начальственные спичи и памятник в центре Москвы, хоть бы даже и на Маяковке, где он собирал юных шестидесятников. Владимира Константиновича, человека суждений резких и взглядов демократических, это могло бы покоробить.
Между тем странное сближение судеб матерого антисоветчика и экс-директора Службы внешней разведки оказывается не таким уж и странным, если присмотреться к ним внимательней. Оба были людьми независимыми, с той, конечно, громадной разницей, что коммунист фрондировал в рамках дозволенного, а диссидент выламывался из любых рамок. Впрочем, среди прорабов перестройки был замечен и член ЦК КПСС Примаков - ровно в те месяцы, когда Буковский создавал "Антикоммунистический интернационал", и последовательны были оба.
Кроме того, и тот и другой в разные годы помышляли о президентском кресле. И если выдвижение кембриджского правозащитника в 2007 году было скорее продиктовано желанием российских либералов громко и отчаянно заявить о себе, нежели серьезными надеждами победить или хоть зарегистрироваться в ЦИКе, то номенклатурный тяжеловес-академик в 1999-м рассматривался в качестве претендента, имевшего реальные шансы на успех. Так что для принуждения его к миру и согласию уйти в тень понадобилась довольно затратная пропагандистская спецоперация. В ходе которой впечатлительного, как выяснилось, Евгения Максимовича знаменитый телекиллер бил до того жестоко, что жалко его до сих пор, и до сих пор иным жертвам стокгольмского синдрома типа автора этих строк мнится, что президент РФ Примаков был бы гораздо лучше президента РФ Путина. Ну, а что касается атрибутов бессмертия, то открывал же Владимир Владимирович памятник Солженицыну в сквере на улице Солженицына, а это был некогда враг пострашней Буковского. Точнее, еще страшней.
Бывают странные сближения, и в совпадении дат и событий, связанных с именами вальяжного вельможи и несгибаемого политзека, чудится некая символика. Примаков олицетворял собой кремлевское византийство с человеческим все же лицом, мягкие дворцовые интриги, медленное развитие, государственный подход, разворот российского самолета на Восток, но и мирное сосуществование с Европой и Америкой, без гибридных холодных войн и прочих излишеств. Убеждал же он Путина, что надо, захватив Крым, побыстрее убираться с Донбасса. Чекист старой закваски, он одобрял подлость в политике, но - "в пределах нормы", как и положено патриоту застойного советского образца, осуждающему некоторые совсем уж беспредельные подлости нынешней эпохи. Буковский символизировал крутой разворот на Запад, к свободе почти безграничной, подкрепленной человеческим достоинством столь неколебимым, что его не сокрушить ни тюрьмой, ни лагерем, ни психушкой.
Главной бедой в жизни усопшего востоковеда стало унижение, которому его подвергли на телеэкране. Главная трагедия скончавшегося бунтаря-одиночки заключалась в том, что свободная Россия не услышала его призывов и отвергла его советы. Да, конечно, очень разные люди они были, Примаков и Буковский, но судьбы их все-таки рифмуются, и дело тут не только в принадлежности к одному поколению и к одной стране.
Это же вечное противоборство двух российских судеб, двух поприщ, двух революций в конце концов - номенклатурной и всенародной. Революция сверху хороша тем, что бескровна, но ведет, как показывает опыт, в тупик и к реставрации самых гнусных отечественных практик государственного террора. Ибо дарована с барского плеча и ничем не оплачена. Настоящая революция обыкновенно начинается с кровопролития, и можно, подобно Буковскому, настаивать лишь на акциях ненасильственного всеобщего гражданского неповиновения, как в Польше, но Россия - не Польша, здесь дела делаются по-другому, оттого и спор о целях и средствах по-прежнему не разрешен.
Осторожный реформатор Горбачев, которому присягал Примаков и которого презирал Буковский, потерпел поражение. Мятежник Ельцин, с которым сотрудничал и конфликтовал Примаков, на которого ставил и в котором разочаровался Буковский, тоже, как бы сказать, не выиграл. Все кончилось Путиным, и в диких панегириках изнемогающего от холуйства думского спикера отражается время. Ненавистное для диссидента, но и для ветерана тайных дипломатических войн малоприятное. Сколько бы памятников ему еще ни поставили и как бы ни расхваливали за то, что он, человек со вкусом и не лишенный понятий о чести, всей душой, понимаете ли, любил царя.
Однако царя не любили оба, каждый на свой лад, и здесь тоже можно обнаружить определенные черты сходства Примакова с Буковским. Евгений Максимович твердо знал, кому он перешел дорогу и зачем его поносил и топтал телекиллер. Владимиру Константиновичу плевать было, кто и что о нем плел, но Путин во второй раз отнял у него Родину, и этого он, наверное, не забывал до последнего часа. А дискуссии о путях, которые выберет грядущая Россия, продолжаются, и придворный опыт Примакова, и вселенский подвиг Буковского мы отныне учитываем в наших бесконечных спорах, и споры эти непримиримы, но бывают странные сближения

Грани о смертной казни

Расстрельная команда
Илья Мильштейн, 14.10.2019


Единственным европейцем в России стать нелегко. Во-первых, надо быть каким-нибудь большим начальником или, на худой конец, его пресс-секретарем. Во-вторых, терпеливо выждать момент, когда трудящиеся массы либо начальство помельче, желая понравиться трудящимся массам, выскажут очередную кровожадную чушь. Или даже подсказать эту мысль начальству помельче: мол, давайте, не тушуйтесь, высказывайте очередную кровожадную чушь, а мы вас потом поправим. С тем чтобы снова прослыть единственным европейцем.
Возвращение смертной казни в этом смысле - идеальная тема для обсуждения.
Прежде всего - на международной арене. Там полезно бывает, пугая впечатлительных европейцев, напомнить о том, что российские власти делают им одолжение, когда соблюдают условия моратория и не расстреливают соотечественников. А если уважаемые партнеры будут вести себя плохо, наказывая нас, допустим, за Крым, лишая российскую делегацию права голоса в ПАСЕ и подумывая о том, не изгнать ли ее оттуда, то всегда найдется в Москве сенатор, который пригрозит им расстрелами. Сенатор Морозов и некоторые его единомышленники скажут, что смертная казнь за тяжкие преступления, за терроризм и педофилию, применяется во многих странах и Россия готова к ним присоединиться. Чтобы сделать вам больно, господа. Это сильно опечалит европейцев, и проблема исключения РФ из ПАСЕ рассосется сама собой. К тому же скоро выяснится, что в Кремле не поддерживают наиболее радикальных своих представителей, и это особенно порадует гуманистически настроенных европейцев.
Дома такая технология тоже хорошо действует - в заочном диалоге руководства с интеллигенцией. К примеру, женщина из народа прямо призывает гаранта Конституции во время его прямой линии вернуть высшую меру наказания в УК, но Путин с ней не соглашается. То есть он, конечно, понимает ее чувства, но тут же замечает, со ссылкой на "специалистов" и горестный правоохранительный опыт древних римлян, что ужесточение наказания не ведет к его искоренению. Да и пожизненное заключение у нас, намекает гарант, иной раз пострашней любой казни, что одновременно должно как-то успокоить разгневанных россиян и лишний раз подтвердить правоту классика, назвавшего российское правительство единственным европейцем.
Свежая история, связанная с данной проблематикой, традицию не прерывает. Повод: трагическое происшествие в Саратове, где некий Туватин, по версии следствия и собственному признанию, убил ребенка. Попутные обстоятельства: стихийный митинг в городе, попытки самосуда, драки с полицией. Естественное продолжение сюжета сводится к тому, что некоторые журналисты федерального подчинения и народные избранники требуют законодательного оформления убийств, а самые деятельные из депутатов на официальной странице Госдумы в соцсети уже запустили опрос насчет "смертной казни для убийц детей и педофилов". Причем комментарии присоединившихся к расстрельной межфракционной депутатской команде неравнодушных граждан еще хлеще, чем цифры, тоже довольно впечатляющие.
Ну, а потом слово берет Дмитрий Песков, и реакция его на все эти крики, воззвания, подписи и комменты презрительно-лаконична. "Этот вопрос (в Кремле) не обсуждается", - сообщает путинский спикер, но вы ошибетесь, если решите, что таким образом администрация Владимира Владимировича выражает недовольство смертоносной гражданской активностью Зюганова, Миронова, Примакова, Плетневой, Алимовой с примкнувшими к ним Соловьевым, Третьяковым и прочими. Разумеется, нет сомнений в том, что дня через три-четыре собиратели подписей забудут про Саратов, как забывают они практически обо всем, за исключением Америки и Украины. Однако не для того проводилось мероприятие и надрывались люди, чтобы вносить революционные изменения в Уголовный кодекс. Для этого законодателям нужно было бы просто собраться у себя в нижней палате и проголосовать в трех чтениях за соответствующие юридические новеллы. Нет, смысл и ценность скандала, устроенного депутатской массовкой, заключаются в том, чтобы на ее фоне еще яснее проявился образ единственного в России европейца. Истинного гуманиста - цивилизованного, культурного, человечного. Он и проявился, и ежели в Брюсселе или в Страсбурге кого-нибудь из парламентариев, голосовавших за возвращение российской делегации права голоса в ПАСЕ, растревожили брутальные новости из Москвы, то Песков их успокоил. Дескать, не волнуйтесь, господа, все у нас под контролем. В том числе и смертная казнь.
Правда, имеется тут одна тонкость, ранее не омрачавшая умы и сердца подконтрольных нардепов. Дело в том, что сегодня народ в большинстве своем хоть и не приравнивает их к террористам и педофилам, но презирает даже похуже, чем Песков, и голосует за них все неохотней. Особенно за партию власти - единоросов, которым надо уже прикидываться самовыдвиженцами и прибегать к чудовищным фальсификациям на стадии допуска несистемных кандидатов, чтобы с боями прорваться, скажем, в Мосгордуму. Оттого в Кремле за пару лет до парламентских выборов с растущим недоверием глядят на своих избранников, и тем приходится самостоятельно выдумывать хайпы, стараясь привлечь к себе внимание. Гибель девятилетней девочки показалась им подходящим хайпом, и это совсем не удивляет, но поможет ли удержаться в креслах - бог весть.
С другой стороны, смертная казнь - тема благодатная, какую страну ни возьми, почти всюду большинство говорит "да, смерть" висельникам. С другой стороны, ПАСЕ и разные приятные загранкомандировки. С одной стороны, мечты о переизбрании и иных карьерных перспективах. С другой стороны, Кремль и лично Владимир Владимирович, самый человечный из людей, европеец по должности, невзирая на Чечню, Грузию, Украину, Сирию. Поневоле запутаешься, будучи депутатом или журналистом федерального подчинения, но ведь и ему, Путину, тоже нелегко. Душа гаранта тоже мечется, взыскуя народной любви, но выбирая нередко политическую целесообразность. Вот как теперь, и пресс-секретарь Путина, склонный обычно к ответам невразумительным, четко отвечает на поставленный вопрос.
Честное европейское
13.10.2019


Инициированная Эмманюэелем Макроном "перезагрузка" отношений с Россией и предстоящий саммит нормандской четверки попахивают новым Мюнхенским сговором. Напомнить об истинных причинах кровавого конфликта в центре Европы, о "вынесенной за скобки" аннексии Крыма и трагедии крымских татар, предупредить о последствиях умиротворения агрессора, предложить альтернативу пресловутой "формуле Штайнмайера" - моральный долг западных интеллектуалов.
Мы публикуем итоговую декларацию 4-й сессии украинско-российско-французской рабочей группы "Истина, правосудие и примирение между Украиной и Россией при посредничестве Европейского союза". Независимые гуманитарии из Киева, Львова, Москвы и Парижа вырабатывают общую позицию по вопросам исторической памяти и урегулирования в Донбассе.

Мир в Донбассе и деоккупация Крыма возможны

Комиссия "Правда, справедливость и примирение между Россией, Украиной, совместно с Европейским союзом" (далее - "ПСП"), четвертое заседание которой прошло в Париже 10-12 октября 2019 года, убеждена, что долгосрочный и справедливый мир в Донбассе и деоккупация Крыма возможны и необходимы, для того чтобы положить конец кровопролитному конфликту между Россией и Украиной, длящемуся уже шестой год в центре Европейского континента.
Члены коммиссии "ПСП", организованной сотрудниками Украинского католического университета, Киево-Могилянской академии (Украина), "Международного Мемориала" (Россия) и Колледжем бернардинцев (Франция, Париж), считают, что для установления долгосрочного мира необходимо назвать и устранить глубинные первопричины конфликта между Росcией и Украиной, Россией и Западом.
Прежде всего следует признать, что идет гибридная война, развязанная Россией против Украины в Крыму и в Донбассе, на суше и на море. С февраля 2014 года война унесла более 13 тысяч жизней, оставила десятки тысяч раненых и искалеченных, заставила покинуть родные места почти 2 миллиона внутренних переселенцев и беженцев. Российская арессия дестабилизировала не только Восточную Европу, но и Ближний Восток и Африку. Как показала катастрофа малайзийского самолета рейса МН17, сбитого в июле 2014 года в небе над Донбассом российскими военными, эта война изменила судьбы многих людей во всем мире.
Следует безоговорочно признать, что Россия является участницей конфликта на востоке Украины и ведет гибридную войну против Украины, а потому не может претендовать на роль посредника и миротворца. Уступки со стороны Запада, отсутствие реакции на прямые акты агрессии и замалчивание статистики не способствуют нормализации, а наоборот, усугубляют ситуацию.
Члены комисcии считают, что для реального урегулирования конфликта необходимо понять истинные причины российской агрессии против Украины, а именно - желание ограничить суверенитет Украины, остановить ее продвижение по пути евроинтеграции и желание кремлевского руководства не допустить распостранения демократии.
Как показывает многолетний опыт, тактика нынешнего российского режима состоит в том, чтобы достигать своих целей силовым путем на постсоветском пространстве: в Приднесторвье, Абхазии и Южной Осетии, а теперь в Крыму и в Донбассе, а затем начинать мирные переговоры с целью легализации своих территориальных захватов и установления нового статус-кво. При этом Москва, игнорируя международное право и права человека на оккупированнях территориях, подвергает активной пропагандистской обработке европейское общество, убеждая его "ради достижения мира" не замечать жертву агрессии.
Мы считаем, что нынешние усилия по организации встречи в "нормандском формате" и навязывание Украине "формулы Штайнмайера", которая рассматривает политическую составляющую решения конфликта в отрыве от ее главной составляющей - безопасности, продиктованы желанием поскорее "нормализовать" отношения с Россией для снятия санкций и возобновления торговли, то есть желанием достичь "быстрых", а не долгосрочных результатов.
Мы убеждены, что искусственное замирение ни в коем случае не даст положительных результатов. Невозможно восстановить международный порядок в сотрудничестве с теми, кто его нарушает. Тем более нарушениe правил не должно стать основанием для изменения международного права. Измениться должно наше отношение к нарушителям права. Прежние международные институты и процедуры сыграли важную роль, однако сегодня они парализованы, поскольку неспособны реагировать на деструктивные действия России. Прежняя тактика, которую по инерции использует Европа и которая уже доказала свою неэффективность, представляет собой угрозу. Настало время выйти с новыми полиическими инициативами, которые могли бы усилить международное партнерство на основе европейских демократических ценностей.
Европейские государства должны привлекать к ответственности лица и компании, нарушающие санкции против России, чтобы в итоге национальные и европейские парламенты приняли аналог "списка Магнитского" - перечень физических и юридических лиц, вовлеченных в противоправную деятельность.
Что касается Украины, нас тревожит готовность ее олигархических элит, стремящихся к восстановлению своего влияния, утраченного после Революции достоинства 2014 года, пойти на компромисс по вопросу "возвращения Донбасса" на услових, продиктованных из Москвы, - при этом судьба Крыма выносится за скобки.
В связи с этим мы считаем важным различать официальные позиции сторон и реальные долгосрочные интересы российского и украинского общества, а также, в более широком смысле, интересы Европы.
Европейским странам необходимо признать, что, помогая достичь мира в Украине, Европа не является ни сторонним наблюдателем, ни нейтральным посредником, но защищает фундаментальные европейские ценности - верховенство права, права человека и правосудие, а также безопасность Европы, поскольку Россия систематически подрывает европейскую солидарность и безопасность.
Мировое сообщество должно выработать долгосрочную стратегию в отношении России, которую не могут заменить эпизодические импровизации отдельных мировых лидеров, даже если они продиктованы благими намерениями. Сдача позиций перед лицом российской угрозы и путинского блефа гораздо опаснее прочерчивания "красных линий", которые Кремль не может безнаказанно нарушать.
Украину следует включить в европейскую систему безопасности и выделить финансирование для обучения украинской армии через представительство ЕС в Украине. Необходимо добиваться достижения консунсуса по поводу принятия Украины в НАТО, несмотря на продолжающуюся оккупацию Донбасса и Крыма. Это не приведет к конфликту альянса с Россией, более того - это позволит избежать ошибки, совершенной накануне Второй мировой войны, когда политика умиротворения агрессора привела к глобальной катастрофе.
В преддверии переговоров в "нормандском формате" стоило бы напомнить, что продвижение российских войск вглубь украинской территории было остановлено решимостью украинцев защищать свою страну, что сделало уровень потерь неприемлемым для кремлевского режима. На территории Украины продолжается "горячий" конфликт, и минские соглашения, в рамках которых идут нынешние переговоры, смогли лишь снизить его интенсивность. Также следует помнить, что, поскольку Москва продолжает отрицать свое очевидное участие в войне против Украины, минские соглашения представляют собой всего лишь условия перемирия, но не мирного урегулирования.

Для достижения долгосрочного справедливого мира мы рекомендуем предпринять следующие шаги:

привлечь к переговорам в "нормандском формате" Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам, который поддержал территорильную целостность Украины, ввел режим санкций против России и поддержал реформы в Украине, выделив для этого значительные средства
продолжать политику реинтеграции оккупированных территорий Донбасса после выработки четкого плана обеспечения безопасности территорий
вернуться к рассмотрению вопроса о направлении на оккупированные территории Донбасса международного миротворческого контингента под эгодой ООН или ОБСЕ. Участие европейских государств в такой миссии усилило бы доверие к ней и подтвердило бы приверженность и способность Европы к установлению мира на своем континенте
после долгосрочного прекращения огня отправить в оккупированные районы временную администрацию c мандатом ОБСЕ или ООН, которая бы следила за демилитаризацией, подготовила условия для проведения демократических выборов, свободной работы медиа, политических партий, возврщения беженцев и переселенцев
международным организациям следует отправить на выборы максимально возможное количество наблюдателей, которые не должны быть гражданами стран - участниц конфликта и не должны быть направлены этими странами
роль международных институций, опеределяющих сергодняшнюю архитектуру безопасности Европы, следует реформировать и усилить, для того чтобы они могли реально исполнять свои функции
европейским странам и международным институциям важно продолжать и усиливать поддержку исследовательских, образовательных и просветительских программ для граждан и политиков ЕС, используя современные методы коммуникации, чтобы завоевать умы и сердца новых поколений
создать сеть авторитетных экспертных центров Украины, России и других стран по вопросам развития независимых СМИ, демократии, изучения и анализа политической истории, усилению евроатлантической безопасности, популяризации общечеловеческих ценностей и защиты прав человека в глобализированном и цифровом мире
Европейскому союзу необходимо выработать доглосрочную стратегию трансформации России для ее реальной демократизации
Украина должна предпринять более действенные усилия по поддержке населения, оказавшегося в оккупации, облегчить доступ к информации, социальным службам, сократить количество документов, необходимых для получения доступа к системе соцзащиты
обеспечить международную финансовую поддержку усилиям Украины по восстановлению разрушенной экономики и инфраструктуры Донбасса, физической и психологической реабилитации жертв оккупации
через посла Европейского союза в Украине следует увеличить финансирование миротворческих проектов в Украине.
Следует помнить, что установление мира в Донбассе - это лишь первый шаг к долгосрочному урегулированию между Россией и Украиной, а также между Россией и Западом.
Нас беспокоит, что проблема Крыма вынесена за скобки сегодняшних политических переговоров. Это не только позволяет Кремлю надеяться, что мир наконец смирится с аннексией этой части Украины. Это ставит в безвыходное положение коренной народ полуострова - крымских татар, которые подвергаются систематическому давлению и приследованию на своей родине. Мир должен по достоинству оценить длительную приверженность этого народа принципу ненасильственного сопротивления.
Необходимо остановить негативное влияние России на международные организации, чью работу она блокирует, в особенности это касается Совета Безопасности ООН, где Россия имеет право вето. Это право следует сбалансировать механизмом преодоления вето голосованием Генеральной Ассамблеи ООН.
Снятие санкций против России и ее интеграция в мировую систему безопасности станут возможными только после урегулирования проблемы Крыма в рамках восстановления суверенитета Украины в ее международно признанных границах. Для решения этого вопроса необходимо будет включить в процесс его обсуждения представителей гражданского общества и экспертов, способных работать над вопросами исторической памяти, а также реалистичными проекциями будущего.
Необходимо продолжить и усилить поддержку гражданского общества в России, помня о том, что это работа на перспективу, поскольку только построение истинно демократического государства в России даст возможность стабильного экономического развития страны в интересах ее граждан, избавит ее от имперского мировоззрения и обеспечит безопасность ее соседей и европейских стран. Следует поддержать усилия различных организаций гражданского общества, выступающих за соблюдение прав человека в России и за ее пределами.
Опыт четырех наших сессий показывает, что доверие создается в процессе совместной работы. Мы не боялись правдивого разговора по самым острым вопросам. Сегодня расширение аудитории, заинтересованной в правде, связано с международным вниманием к освобождению политических заложников России. Бесстрашие и мужество, продемонстрированные Олегом Сенцовым, Романом Сущенко, Игорем Козловским, Ириной Довгань, Ахтемом Чийгозом, Ильми Умеровым и другими узниками совести, могут дать важный импульс политической философии, влиянию этики на принятие стратегических решений. Публичные встречи политиков, интеллектуалов с освобожденными узниками совести в Париже, Берлине, Брюсселе и других европейских столицах призваны привлечь внимание гражданских обществ и лидеров государств к более согласованным и солидарным формам сопротивления циничным нарушениям норм международного права.
Для европейского сообщества настало время взять на себя новую ответственность за будущее Восточной Европы, за мир на ее границах, где сейчас решается судьба всего европейского мира.
Общественное мнение в странах Европейского cоюза должно способствовать переходу от общих разговоров о системе безопасности ЕС к практической реализации этой безопасности посредством общих военных усилий по контролю границы между Россией и Украиной. Это и есть реальный путь к миру. Такие совместные действия способны покончить с эскалацией конфликта и предотвратить опасность большой войны на востоке Европы. Возвращение к соблюдению норм международного права всеми без исключения странами должно объединить усилия лидеров гражданского общества и демократических государств Европы. Новые формы солидарности граждан Европы смогут объединить усилия всех, кому небезразличны права на свободу, достоинство и безопасность, кто сопротивляется их циничному попранию.
Западные страны, прежде всего европейские, должны сдержать свое обещание, данное при подписании Будапештского меморандума 1994 года, когда они гарантировали Украине безопасность в обмен на отказ от ядерного вооружения.
Антуан Аржаковский, историк, руководитель научного отдела Колледжа бернардинцев, Париж
Торнике Горгадзе, бывший член правительства Грузии, профессор Института политических исследований, Париж
Владимир Казарин, ректор Таврического национального университета, Крым
o. Георгий Коваленко, ректор Университета Св. Софии, Киев
Мирослав Маринович, заместитель ректора Украинского католического университета, Львов
Александр Мельник, политолог, бывший российский дипломат, профессор ICN Business School, Франция
Александр Морозов, политолог, содиректор Академического центра Бориса Немцова, Прага
Никита Петров, историк, сотрудник "Мемориала", Москва
Константин Сигов, философ, директор Центра европейских гуманитарных исследований Киево-Могилянской академии, Киев
Николя Тензер, публицист, профессор Sciences-Po, Париж

Tags:

Рыхлые стенки

Это мой новый текст, довольно большой - авторский лист. Там и личное, и история, и политика, и стихи. Абхазия, Москва, Башкирия, журналистика. http://club.berkovich-zametki.com/?p=50878 На другие ресурсы я его не выставлял, да и не могу сейчас: мы не дома, а текст в компьютере, поэтому, если кому интересно, читайте на портале Берковича в "Мастерской".

Грани о Пескове

Моление о стаканчике
Илья Мильштейн, 25.09.2019

О том, что президенту Путину не нужен пресс-секретарь, Дмитрий Песков поведал нам уже много лет назад и с тех пор почти не давал повода усомниться в своей никчемности. Поскольку в ходе его официальных встреч с журналистами почти всегда выясняется, что беседовать им не о чем. Обычно ответы Дмитрия Сергеевича на вопросы прессы сводятся к фразам типа "это к нам не относится", "мы не комментируем", "ведется проверка" и "не знаю". В отличие от шефа, способного часами говорить на любые темы, удовлетворяя любопытство самой широкой публики, хоть нашей, хоть иностранной, Песков производит впечатление человека несловоохотливого.
Впечатление это ложное.
В чем легко убедиться, обнаружив, как раскрывается пресс-секретарь на закрытых встречах со студенческой, к примеру, аудиторией. Случается, он и тайны государственные выдает, что имело место лет шесть назад, когда Песков общался со слушателями Академии журналистики "Коммерсанта". У него там поинтересовались, почему президент не произносит вслух фамилию одного известного оппозиционера, и дело обернулось большим скандалом. Ньюсмейкер рассказал будущим репортеркам, что Путин не желает называть Навального по имени, чтобы его не рекламировать. Расторопные девушки тут же напечатали эту замечательную новость в газете, с которой уже сотрудничали, - и немедленно были оттуда уволены президентом академии бывшим журналистом Колесниковым. За разглашение совсекретных сведений о магических практиках Владимира Владимировича, которые вообще-то разгласил болтливый Песков.
Вчера он опять разговорился и снова перед студентами, теперь перед первокурсниками журфака Высшей школы экономики. Причем если в прошлый раз пресс-секретарь проводил в молодежной среде разъяснительную работу, что подразумевало тон деловой, то на сей раз неожиданно выступил в тоне исповедальном и отчасти даже паническом. Его спросили про фигурантов "московского дела", получивших уголовные сроки, и Дмитрия Сергеевича, что называется, понесло.
Он чуть ли не извинялся за то, что служит у Путина, то есть "работает на это государство", отчего и "не может обвинять или ставить под вопрос действия государства". Он долго и путано объяснял, в чем заключается его работа, и в сухом остатке выходило, что или ему надо уволиться, или "делать все, что в его силах, чтобы виновные всегда получили свое наказание, невиновные всегда вышли из тюрьмы и никогда не были осуждены". При том что это не входит в круг его прямых обязанностей. Из чего следовало заключить, что он в курсе происходящего и по мере сил пытается творить добро в отношении невиновных, а в отставку уходить ужасно не хочет. Неслыханные эти речи уже расхватаны на цитаты, ясно свидетельствуя о том, как мало мы по сути знаем про людей, населяющих кремлевские башни, и про Пескова в частности.
К слову, неделю назад, когда он в качестве официального лица объяснялся с интервьюерами насчет указанных арестов, судов и приговоров, намека не возникало на "это государство" и мучительные дилеммы, связанные с должностью пресс-секретаря. "Мы не считаем возможным комментировать решения суда... президент, безусловно, в курсе, но также не может ни реагировать, ни влиять... еще раз повторяю: есть вердикт суда и есть законные права по опротестованию этого вердикта" - в таком духе Дмитрий Сергеевич отвечал на все вопросы, и ежели корреспондент, взывая к Конституции, замечал ему, что "есть еще и защита прав граждан", гарантом которых является Путин, Песков привычно уходил в несознанку: "Полагаю, что я сказал все, что хотел сказать по этой теме".
Но это был обыкновенный Песков, ничего не знающий, слепо доверяющий судебным вердиктам и посылающий журналистов с их вопросами в другие ведомства, если не куда подальше. Тот самый, кстати, который, как бы осознав, что наговорил лишнего, возвращался к знакомому своему образу и нес дикую околесицу перед учащимися ВШЭ. "Там вот был какой-то парень, - стращал он первокурсников, - который подбросил стаканчик. Но вы поймите, что его в Америке застрелили бы выстрелом в голову. Понимаете? Без суда, без следствия - и полицейский получил бы за это награду!.. У нас, может быть, не совсем любезно погрузят в автобус, выломают руки и увезут, а в Америке и Канаде застрелят к чертовой матери!.. Тем более на несанкционированной акции". И хотя даже детям было понятно, что миллионы застреленных на вашингтонских площадях за подброшенный стаканчик демонстрантов существуют лишь в воображении оратора, он уже не мог остановиться. Все-таки столько лет с Путиным, столько лет в должности пресс-секретаря - это даром не проходит. Тут и по-человечески внезапно заговорив, поневоле собьешься на несанкционированные акции в США и награжденных орденами и квартирами американских карателей-росгвардейцев.
Тем не менее важно все-таки отметить этот очередной эпизод в биографии Дмитрия Пескова, который может показаться моментом истины. Нужен Путину помощник при общении с прессой или не нужен, но он есть и, пусть нечасто, вдруг рассказывает про своего патрона нечто по-настоящему увлекательное. Или, как вчера, высказывается с тем отчаяньем, которое ныне охватывает тысячи и тысячи граждан при виде всего, что совершается дома. Нет сомнений, с точки зрения познавательной это была очень полезная встреча, побольше бы таких и почаще. Саморазоблачительных для власти и весьма обнадеживающих для граждан, перед которыми распахнул свою душу мятущийся пресс-секретарь. Явно возмущенный зверствами полицейского режима в Америке и робко мечтающий о том, чтобы у нас никогда ничего подобного не происходило.
Откуда ветер дует
Илья Мильштейн, 19.09.2019


Оттепель в России - явление внепогодное и вневременное. Бывает, что в феврале собирается съезд славной нашей партии, по счету двадцатый, в ходе которого новый вождь разоблачает культ личности вождя ушедшего и подвергает жесточайшей критике его репрессивную внутреннюю политику. После чего из тюрем, лагерей и ссылок возвращаются домой тысячи и тысячи советских людей, а кому повезло меньше - тех посмертно реабилитируют. Бывает, что оттепель грядет по расписанию, в апреле, знаменуя собой наступление настоящей весны со всеми ее несомненными признаками: освобождением политзеков, открытием границ, отменой цензуры и развалом империи. Но это, конечно, редкостное совпадение - вот чтобы и весна за окнами, и свобода не за горами. Ну и вообще заморозки на почве у нас случаются чаще, чем дарованные Кремлем послабления, и длятся гораздо дольше, тоже вне зависимости от внешних погодных условий и календаря.
Гибридная эпоха, в которой очутилась Россия при нынешнем правителе, помимо прочего заметно осложнила процесс распознавания этих атмосферных общественных явлений: ветров холодных и теплых. Порой даже и непонятно, откуда ветер дует. С одной стороны, налицо строй авторитарный, со всеми его атрибутами, включая цензуру и политзеков. С другой стороны, границы еще открыты, вольное слово легко преодолевает любые преграды и блокировки, да и политзеков иной раз освобождают, едва успев посадить. Ходят слухи, что эти подчас чуть не каждодневные перемены политического климата связаны с борьбой кремлевских башен, где угнездились силы зла и добра - свирепые адепты полицейского режима и добрые системные либералы. Можно лишь заметить, что события, характеризующие авторитарный произвол и демократические тенденции, мелькают, как в калейдоскопе.
Несогласные выходят на свои несанкционированные шествия, но последствия этих акций малопредсказуемы, поскольку бойцы Росгвардии то преследуют, бьют и задерживают их, а то игнорируют. Задержанных судят, однако трудно постичь, кого и почему отправят в лагерь, кого не отправят, кому присудят штраф, кому не присудят, кто в конце концов окажется виновен, а кто нет или достоин снисхождения. Что же касается общественной реакции на противоправные, как правило, приговоры, то опять-таки нелегко определить заранее, какой она будет. Чаще всего - почти никакой, словно россияне и вправду живут в авторитарном государстве, где жестоко и последовательно пресекаются всякие протестные выступления. Но случается и так, что они массово выражают общую солидарность с арестованными и приговоренными, обращая к власть имущим свои гневные призывы. Будто наперед знают, что бояться им практически нечего, ибо в демократическом государстве начальство обязано прислушиваться к мнению своих граждан. И власть к их словам действительно прислушивается, как бы пораженная беззакониями, творящимися в России на городских пространствах, в судах и тюрьмах.
Вот и сейчас у нас на дворе вроде осень, а в жизни политической одновременно и зима, и весна. В рамках летнего "московского дела", спровоцированного отказом в регистрации на выборы в Мосгордуму целому ряду оппозиционных политиков, силовики на столичных улицах сперва хватали без разбора всех подряд, и количество задержанных далеко переваливало за тысячу. Позже счет пошел на десятки людей, среди которых были и экс-кандидаты, приговоренные к административным арестам, и те, кого похватали в Москве и собирались судить по статьям, карающим за массовые беспорядки, применение насилия к полицейским и прочий экстремизм. Данилу Беглеца, Кирилла Жукова, Евгения Коваленко, Константина Котова, Ивана Подкопаева, Владислава Синицу и Павла Устинова реально посадили - и это были заморозки в чистом виде. Всероссийская облава на сотрудников ФБК тоже однозначно вписывалась в картину повальных репрессий.
Однако эти сюжеты шли параллельно с нарастанием протестной активности и возвращением, как в старину формулировалось, к ленинским нормам. Вдруг выяснялось, что Сергей Абаничев, Владислав Барабанов, Дмитрий Васильев, Айдар Губайдулин, Егор Жуков, Даниил Конон, Валерий Костенок, Сергей Фомин не так уж и виновны, и прокуроры спешно переквалифицировали свои обвинения, и "уголовники" покидали СИЗО. А приговоры Константину Котову (4 года по "дадинской", фактически упраздненной Конституционным судом статье) и в особенности Павлу Устинову (3,5 года за то, что вышел из метро и был избит омоновцами, один из которых вывихнул себе плечо, выкручивая руки лежащему на асфальте) породили бурю. За выпускника Высшей школы сценических искусств Константина Райкина вступился и бывший его мэтр, и три как минимум поколения российских артистов, самые же молодые из них, а также просто неравнодушные люди вчера в течение многих часов пикетировали здание администрации президента РФ, требуя освобождения Павла и других политзаключенных. Дошло до того, что деятели культуры записали сотни видеообращений в поддержку Устинова, юристы воззвали к Зорькину, священники и учителя – к целому свету. А уж когда о "нечестности и несправедливости" в деле Устинова заговорил главный единорос Турчак, сомневаться в том, что на Россию надвигается оттепель, стало прямо неприлично.
Другой вопрос, сколько дней она теперь продлится и как нам научиться предугадывать ее приход, и что делать, если злобные силовики, засевшие в одной из кремлевских башен, завтра опять восторжествуют, повергая в смятение добропорядочных либералов. Есть точка зрения, что делать нечего и при этой гибридной власти мы обречены страдать от постоянных перепадов температуры. Но есть и другая, парадоксальная. Любители парадоксов, мы вспомним, что по этому поводу однажды, лет 15 назад, сказал национальный лидер, когда его спросили про победы и поражения гражданского общества в столкновении с государством. "Настоящий мужчина, - сообщил он, имея в виду себя, - всегда должен пытаться, а настоящая девушка - сопротивляться". Под девушкой, понятное дело, подразумевались его соотечественники. Этой подсказкой стоит воспользоваться, поверив Путину и догадавшись наконец, что только каждодневным сопротивление ему, гибридному, можно добиться истинной свободы от его потных рук. Тогда и удастся покончить с ним, осточертевшим тюремщиком, и оттепель, явление внепогодное и вневременное, придет в Россию надолго, если не навсегда. Не дарованная, как раньше, но обретенная собственными силами, как почти никогда еще не бывало.
Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 30.08.2019

Фундаментальное требование демократии - периодическая смена власти и, следовательно, ограниченный законом срок пребывания одного и того же лица во главе государства. В развитых мировых демократиях гражданин может быть президентом не более двух сроков, установленных Конституцией. Это ограничение может быть лишь временно преодолено квалифицированным большинством представительной власти, только в условиях чрезвычайного положения (война, глубокий экономический кризис, катастрофические бедствия). Так живет весь цивилизованный мир. Но нам-то что до него, он нам не пример!
Мы не умеем и не желаем усвоить уроки истории - ни своей, ни, тем более, всемирной. Больше века мы безропотно подчинялись так называемой воле пролетариата. Эту волю придумывали и льстиво приписывали "пролетариату" беззастенчивые мошенники, ловко распоряжавшиеся чужим именем.
Сегодня официальная формула нашей "демократии" заметно изменилась, но настоящая суть ее осталась прежней. В России укоренился авторитарный режим личной власти Владимира Путина. Сталин господствовал 18 лет. В 2024 году, когда истечет нынешний срок президентской власти, Путин пересидит Сталина на целых шесть лет. Что предпримет он тогда? Изменит Конституцию? Выйдет на пенсию? Покинет Россию? Придумает пожизненную высокую должность?
Тем временем большая часть нашего общества трусливо соглашается с властным беззаконием. Власть фальсифицирует выборы, неугодных ей лиц послушные избиркомы не включают в списки кандидатов. Политические репрессии стали повседневными и принимают массовые масштабы. Полиция разгоняет мирные митинги и демонстрации, задерживает их участников. В репрессиях участвуют суды, и неправосудные приговоры стали привычной приметой времени. Нарушены фундаментальные конституционные принципы свободы мнения; свободы мирных митингов, шествий и демонстраций; разделения властей и независимости ветвей власти.
Систематическое попрание Конституции лишает действующую власть легитимности. Мы сознаем личную ответственность за будущее нашей страны и считаем необходимым обозначить свое неприятие нынешней власти. Мы призываем всех граждан России вспомнить о чувстве собственного достоинства и присоединиться к Декларации несогласия.
Сергей Ковалев
Александр Подрабинек

Декларация несогласия

Не отказываясь от других форм гражданской активности, мы берем на себя следующие безусловные обязательства:
1. Не входить в какие-либо органы нелегитимной власти ни по найму, ни на общественных началах;
2. Не посещать в качестве приглашенных гостей мероприятия, организованные структурами нелегитимной власти;
3. Не голосовать на выборах, проводимых с подтасовками и фальсификациями;
4. Не принимать от нынешней нелегитимной государственной власти России никаких наград, премий или других знаков отличия;
5. Не сотрудничать со СМИ, которые находятся под фактическим государственным контролем и пропагандируют идеологию действующей власти;
6. Будучи привлеченным к ответственности, не давать органам дознания и следствия никаких показаний по существу в политически мотивированных уголовных или административных делах;
7. Не вставать при исполнении "сталинского" государственного гимна.
Мы также постараемся в меру своих возможностей:
8. Не держать деньги банках с преобладающим участием российского государства;
9. Не покупать бензин на заправках кампаний с преобладающим участием российского государства;
10. Игнорировать российские законы, противоречащие международному законодательству в сфере прав человека.

Грани о заложниках

Изгой-освободитель
Илья Мильштейн, 22.08.2019

О том, как президент РФ будет избывать чувство геополитического одиночества после того, что он натворил в соседней стране, предположения строились разные. Правда, высказывалось мнение, что "план Путина - победа России" к тому и сводился, чтобы загнать себя и соотечественников в осажденную крепость и таким образом решить все внутренние проблемы, а на прочие ему плевать. Но эта точка зрения явно не учитывала ни особенностей характера нашего национального лидера, ни его национал-патриотических убеждений. Поэтому большинство наблюдателей склонялось к мысли, что одиночества он не потерпит.
Вообще изгнание РФ из восьмерки и лишение российской делегации права голоса в ПАСЕ, не говоря уж об иных санкциях, персональных и в особенности секторальных, - это было для него испытанием. За годы, проведенные в Кремле, Владимир Владимирович привык, чтобы с ним обращались как с руководителем довольно-таки великой державы. Роль мирового изгоя он играть не собирался, а натура, национал-патриотическая идеология и жизненный опыт подсказывали, как ему действовать, дабы враги не смели упорствовать в своем желании бойкотировать Россию и того, без которого этой России нет.
На глобальном уровне он использовал методику ядерного шантажа. Любимый его телеведущий буквально с первых дней противостояния РФ и Запада завел речь о радиоактивном пепле. Путин с удовольствием подхватил тему, вслух размышляя о том, что планете нашей без России существовать незачем, а в случае чего россияне попадут в рай, тогда как все враги сдохнут. Бывало, такие его высказывания для наглядности сопровождались мультипликационными картинками, на которых ракета федерального подчинения уничтожала штат Флорида. Как легко догадаться, все это производило неотразимое впечатление на его уважаемых партнеров и способствовало процессу их сближения с погруженным в мистику Апокалипсиса лидером довольно-таки большого государства.
Что же касается соседней страны, то есть Украины, против которой он повел необъявленную войну, отхватив Крым и залив кровью Донбасс, то здесь для принуждения к диалогу была использована другая методика. Бывший подполковник КГБ, организации вполне себе террористической, он применил технологии, которые уже не раз успешно обкатывал на своих политических противниках в России: взятие заложников. Можно вспомнить хоть историю с НТВ, когда первым делом был арестован начальник финансового управления "Медиа-Моста" Антон Титов. Или дело ЮКОСа, по которому проходила целая череда заложников, а последний из них, Алексей Пичугин, сидит до сих пор, приговоренный к пожизненному заключению. Или Болотное дело, в рамках которого отбывали сроки люди заведомо невиновные. Или нынешнее московское, практически ничем от Болотного не отличающееся. Короче, террор как способ расправы с политическими противниками внутри страны стал его фирменным стилем и, как бы сказать, хорошо себя зарекомендовал.
Как и следовало ожидать (примеров тому в истории немало), это средство оказалось еще более эффективным при эксплуатации на международной арене. Проблемы войны и мира, Крыма и Донбасса, исполнения и нарушения минских соглашений - все отступило на второй план, когда обозначилась главнейшая задача: освобождение людей, захваченных российскими спецслужбами. Русских, украинцев, крымских татар. После массового захвата в плен украинских моряков в ноябре прошлого года и фабрикации дела против них по статье, карающей за незаконное пересечение госграницы, данный вопрос стал основным на переговорах новоизбранного президента Зеленского с Путиным. Более того, сюжет с заложниками на время вытеснил многие другие, отравляющие отношения России с Америкой и Европой. Советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон заявлял, что Трамп не будет встречаться с Путиным, пока тот не освободит моряков. Призывы к немедленному возвращению похищенных в Керченском проливе звучали из европейских столиц. В Москве реагировали хладнокровно, и это несложно объяснить.
Ведь чем государственный терроризм выгодно отличается от обыкновенного? С обычными отморозками тоже редко удается договориться, но зато людей, которых они удерживают, можно попытаться освободить при штурме, уничтожив бандитов. Лефортовскую тюрьму или колонию в Лабытнанги, где сидит Олег Сенцов, штурмовать затруднительно. Оттого приходится все-таки беседовать с Владимиром Владимировичем, а ежели он сильно настаивает и у собеседников не хватает решимости следовать хотя бы собственным обещаниям, то порой случаются истории совсем уж удивительные.
Тот же Трамп встречается с Путиным, хотя украинские моряки по-прежнему находятся в СИЗО. России возвращают право голоса в ПАСЕ, хотя ни из Крыма, ни из Донбасса Путин не ушел и даже мыслей таких не имеет. Президент США "поддерживает" возобновление участия РФ в большой восьмерке, и президент Франции с ним солидарен, уточняя, впрочем, что это будет зависеть от развития ситуации на Украине. Формулировка расплывчатая, и не исключено, что если господин Путин завтра порадует мсье Макрона, большого ценителя русской литературы и глубокого исследователя русской души, выпустив некоторых заложников, то послезавтра тот сочтет его достойным возвращения в элитный клуб. Шутка ли, мог еще годами держать в своих тюрьмах граждан соседней страны, а вот не стал. Совершил европейский выбор, как его за это не похвалить и не наградить?
Да и Владимир Владимирович не против. При условии, что его опять считают европейцем, ну типа Бунина или Тургенева, он готов, наверное, отпустить на волю некоторых украинских политзеков. А то и моряков отпустит, весьма правдоподобный слух об этом уже запущен. На чем Путин и собирается поставить точку, завершая дискуссию по украинской тематике и вопросительно поглядывая на своих западных партнеров с их провалившимися санкциями и готовностью прощать ему даже массовые убийства - во имя гуманизма, да. "У террористов нет будущего, а у нас оно есть", - сказал он однажды, и с годами фраза эта звучит все парадоксальней, наполняясь новым содержанием. Может, у каких террористов и нет будущего, а у него пока есть.

Грани о радиации

Виталий Портников

Как человек, переживший Чернобыль, я хорошо могу понять эмоции людей, оказавшихся жертвами аварии под Северодвинском. Вспомнить, как непонимание сменилось недоверием, а недоверие - беспомощностью. Как множились слухи, обрастая фантастическими подробностями. Как любая случайность казалась приговором: я тогда как раз подхватил краснуху, у взрослых она протекает тяжело, определяется не сразу, но приходившие врачи только руками разводили: что же вы хотите, горы трупов в больницах! Радиация!
Это было иначе, чем в сериале. Это было противно. Противно видеть, что тебя не считают человеком. Противно осознавать, что тобой управляют идиоты. Что ты ничего не знаешь - а речь идет о твоем здоровье, о твоем будущем, о твоих близких, о твоей жизни. Именно отвращение, отвращение до тошноты. И понимание, что режим, который вот так относится к своим согражданам - не по идеологическим причинам, а просто ради сохранения своего нелепого лица, - просто не имеет права на существование. Он должен сгинуть, хотят этого "советские люди" или нет. Должен - потому что то, что мертво, жить не может.
Вот и под Северодвинском сейчас так же. Любая вменяемая власть честно говорит с населением о последствиях аварий и катастроф - собственно, для этого власть и нужна, для этого люди и создают государства. Но только не власть Путина, только не эти ходячие мертвецы. Эти из Чернобыля сделали совершенно другой, свой вывод - нельзя было расслабляться и что-то там рассказывать, нужно было все тщательно засекретить, не позволить врагам и их агентам скомпрометировать власть. Вот они и не позволяют. А что будет с людьми в зараженном регионе, им совершенно неинтересно. Люди - что? Приложение к власти. Этих похороним, тех наградим, этих посадим, тем построим онкологический центр, пусть болеют.
Главное - не люди, главное - Путин. Чтобы он не расстраивался, сохранял хорошее настроение, а россияне радовались за него и вместе с ним. И интересоваться нужно вовсе не тем, какой радиационный фон в Северодвинске и рядом, а тем, какой радиационный фон в Кремле или в Красной Поляне. Если там все хорошо - значит, и в России все хорошо, перефразируя афоризм одного позорного царедворца.
У чиновников горбачевских времeн, выходцев из партийной номенклатуры, жизнь отличалась от жизни их подданных только уровнем убожества - по крайней мере, на ту самую первомайскую демонстрацию выходили все вместе. И поэтому они еще могли задумываться о том, что с людьми нужно поделиться информацией, что их стоит уберечь, эвакуировать, что нужно вывезти не только своих детей. Но Путин и его приближенные так далеко от людишек, которыми управляют и над которыми сыто глумятся, что даже не могут ни о чем таком помыслить. Какая-то авария, какие-то жертвы, какая-то радиация. И где - в дыре, о которой никто в Москве не помнит и не знает.
Это пусть Трамп пишет твиты о Северодвинске и утверждает, что хорошо информирован. Путин тоже хорошо информирован. Просто ему не очень интересна вся эта информация. Ему интересно съездить в Севастополь, опуститься на колено перед девочкой-балериной и сказать ей "мадемуазель", пусть все ахают и восхищаются. А радиация может и подождать.
Илистая Россия
Илья Мильштейн, 28.07.2019

Ответить на вопрос, хотят ли власти, чтобы у нас было как в Париже, нелегко. Для этого надо сперва понять, кто правит Россией: клинические идиоты или хладнокровные провокаторы. И если с идиотов спрос невелик, они сами не знают, чего хотят, то замыслы подстрекателей очевидны. Да, они желают взорвать социум, довести людей до белого каления, а потом долго и с большим удовольствием избивать их на площадях и в автозаках, таскать по судам, грабить, назначая штрафы, и мучить в узилищах. Руководство мечтает о том, чтобы было как в Париже, а то и в Киеве. Поскольку считает необходимым время от времени провоцировать протестные акции и, жестко карая смутьянов, лишний раз показывать так называемому глубинному народу, кто здесь власть и что с ним будет, с этим путинским большинством, если и ему вздумается переть против рожна.
Вот, например, вся эта история с выборами в бессмысленную Мосгордуму - кто ее сочинял, слабоумный или подлый? Кто приказывал засекреченным "графологам" отыскивать следы фальсификаций в подписных листах? Кто велел исполнительным теткам в избирательных комиссиях объявлять мертвыми или несуществующими вполне себе живых и нередко даже очень известных людей? Иными словами, кто подзуживал народ, как бы организовывая первые митинги и шествия в поддержку независимых кандидатов в МГД? А ночные обыски у этих отвергнутых кандидатов, у их дедушек и бабушек кто санкционировал, причем по совершенно издевательской 141-й статье, по которой судить следовало бы главу МГИ Горбунова с его подельниками? А Навального зачем снова посадили, хотя он никуда не баллотируется? И еще вот этот шутник Дмитрий Реут, сообщивший, что из его учреждения вынесли на диване голодающую Любовь Соболь для того, чтобы вытряхнуть из мебели "паразитов, клопов и прочих", - он совершеннейший дебил или коварный зачинщик смуты?
Зато на другой вопрос, о том, какие цели ставят перед собой Соболь, Галямина, отец и сын Гудковы, Яшин, Русакова, Янкаускас и другие не допущенные к выборам кандидаты в депутаты, ответить проще простого. Они собрали подписи и желают быть зарегистрированными на выборах в столичный парламент. Нет, они не хотят как в Париже, а то и на Майдане, и эти взгляды разделяют с ними их потенциальные избиратели, которые вчера снова вышли их поддержать.
Людей разгоняли, но они упорно отказывались жечь покрышки или бить витрины. Людей били и задерживали, но они в массе своей не сопротивлялись. Людей окружали, выдавливая в переулки, и там тоже разгоняли, били и задерживали, но они нечасто позволяли себе выкрикивать неприятные для бойцов Росгвардии речевки типа "Мусора - позор России!". Куда чаще они скандировали лозунги вроде "Мы без оружия" и "Мы вам не враги", но услышаны не были. Получалось, что митингующие гораздо умней своих противников, кто бы они ни были, дураки или подстрекатели. Однако главный вопрос, касательно тех, кто правит Россией, повисал в воздухе и оставался без ответа.
Политологи учат нас, что в авторитарном государстве, где идет война кланов, условных глупых силовиков и хитроумных системных лизоблюдов, все зависит от первого лица. В конце концов он и определяет государственный курс во внутренней политике, по-тихому придавливая оппозицию или заманивая "бандерлогов" в свои полицейские ловушки. Тут и выясняется, что происходит у него в голове и какая методика избрана в отношениях власти с ее непримиримыми оппонентами. Увы, на сей раз Владимир Путин высказался слишком уж витиевато, чтобы мы могли как-то оценить его слова и предсказать дальнейшие действия.
Он вчера в буквально смысле погрузился на дно, исследуя грунт Финского залива в месте затопления советской подлодки. Чуть позже, всплыв на поверхность, сообщил, что сначала ничего не увидел, ибо подводное царство скрылось в облаке ила, но потом тьма рассеялась. К сказанному ныряльщик прибавил, что "на земле много проблем" и дабы "их было поменьше, приходится и на высоту подниматься, и под воду опускаться". И если бы в этих его удивительных речах мы попытались обнаружить какую-нибудь символику, то запутались бы вконец.
С одной стороны, Путин пробил очередное дно, и это выглядит вполне узнаваемо. С другой стороны, непонятно, то ли он и вправду устал от накопившихся за годы его правления "проблем", то ли плевать на них хотел из своей персональной бездны, то ли притворяется. В итоге опять-таки загадка, как нам его теперь воспринимать: как глупца, стремительно и неуклонно теряющего связь с реальностью, или негодяя, спровоцировавшего новую бойню в Москве. Он все больше превращается в того персонажа Войновича, которого запустили в космос и там поселили до конца дней, или по-прежнему твердо удерживает власть и ведает что творит? То есть намеренно провоцирует беспорядки, точно зная, что у нас не будет как в Париже, тем более в Киеве. Силы совсем уж неравны. Зато после массовых задержаний, избиений, унижений, судов и приговоров в обществе прибавится страхов, и это, он полагает, будет ему на пользу.
Какая из двух указанных версий правильная - неизвестно. Впрочем, имеется еще и третья, о которой думать тяжело, но необходимо. О тех, быть может, близких уже временах, когда, наглядевшись на происходящее, внезапно проснется глубинный наш народ, и тогда у нас не будет как в Париже или в Киеве. А будет значительно хуже, и упомянутый Путин, подобно царю Николаю из анекдота, удостоится посмертного ордена - за создание революционной ситуации в РФ. И разве что историки или слишком памятливые и политизированные граждане станут выяснять, кем же он был.

Profile

i_galperin
i_galperin

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner