Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Me too, me too - по всей земле

В "Мастерской" сегодня опубликовано продолжение "круглого стола", посвященного американским беспорядкам, туда вошли и мои "заметки постороннего". Кроме публицистики - еще и стишок, если позволите. Начинается он со строки, вынесенной в заголовок. http://club.berkovich-zametki.com/?p=57621

Я шел за лучом

- так называется подборка моих стихов 80-х - 90-х годов, опубликованная сегодня в "Мастерской" http://club.berkovich-zametki.com/?p=57576 . Не будешь ведь объяснять лирику, откуда там свет и тени, костер и пулеметы... Хотя, мне кажется, все понятно, особенно - жителям того времени. Жалко, что тогда эти стихи могли видеть немногие, в книгах-то потом они появились, а вот в СМИ в таком собранном виде - впервые.

Любин дебют

Я всегда знал, что Люба Цуканова пишет хорошо. По крайней мере, лучше меня. Даже когда мы еще не были женаты и она была звездой первого московского "Студенческого меридиана". А теперь, спустя 52 года, она написал свою первую прозу. С почином! Рассказ называется "Сад Баумана".https://proza.ru/2020/08/29/1711

Ее портрет

* * *

Почему я женился в восемнадцать лет?
Вот её портрет.
В загсе.JPG

Почему мы живём шестой десяток лет?
Вот её портрет.


Что она видит, когда терпения больше нет?
Не предусмотрен ответ.

Между Белой и Черной

Ридеро опубликовал мою новую книгу «Между Белой и Черной»
    https://ridero.ru/books/mezhdu_beloi_i_chernoi/ , в течение нескольких дней она будет доступна и во всех других ведущих книжных онлайн-магазинах. Можно заказать печатный экземпляр — и получить том в почти 400 страниц формата А5. А можно скачать электронный вариант.

Представил я ее кратко так: Белая, Агидель, и Черная, Караидель, Уфимка — две большие реки, над которыми на холмах стоит Уфа. Между горами и степями, между славянским миром и тюркским, между мифологией и историей. Между конформизмом и упрямством, между радостью и злостью, творчеством и подлостью. Повести, рассказы, эссе, очерки, между жанрами — и ничего не придумано. Между прозой и поэзией, документом и переживаниями, страхами и гордостью. От середины века и до его конца.
Добавить можно, что в ней не только воспоминания и не только Уфа, но все, что связано у меня с этими понятиями: Москва, Париж, Прага, стихи Александра Банникова с афганской войны, синопсис сценария про боевиков русской революции и очерк о герое, спасавшем Днепрогэс. А заканчивается книга двумя интервью, взятыми у меня в этом году Башинформом и газетой «Истоки», там все разъяснено…
Сверстал и оформил текст Виктор Улин, на обложке использовано фото, которое сделал Дементий Казанцев в мастерской художника Сергея Краснова на фоне ранней картины будущего академика и его портрета. Дизайн обложки — Варвары Каюмовой, моей внучки.

Памяти Евгении Жмурко

В реале я ее никогда не видел, разговаривали в скайпе или вайбере, она из Дюссельдорфа, а я из Плоски. Разговаривали о русской литературе, и потому это был разговор близких людей. Саратовский музыкант, она в Германии стала издателем, ее "Зарубежные задворки" два раза в месяц выходили в электронном виде, а один раз - в бумажном. Несмотря на название, журнал стал окном в Европу для российской глубинки: Поволжье, Урал, Сибирь посылали ей тексты, которые дома некуда было посылать, а потом томики расходились по читателям. Делала она и книги, не только тем, кто ей мог заплатить, но и тем, кого просто ценила и уважала (а некоторых - и любила, например, кумира юности Леонида Зорина), две моих книги тоже вышли у нее.
Болела, почти не ходила, но слушала мои призывы приехать, называла знакомый ей по фото край раем. Перестал выходить бумажный журнал, нерегулярно выходил электронный: она ведь все читала и решала сама, а сил оставалось все меньше...
Последний номер, сделанный ею, датирован маем. В последний раз я смотрел ее сайт https://za-za.net/ в июле. З0 июля она умерла, сообщил нам Гари Забелин, самобытный одесско-американско-московский автор, впервые опубликованный ею.
Больше не будут болеть ее ноги. А журнал, надеюсь, продолжат обогретые ею любители литературы. Из России, Украины, Европы, Америки, Израиля.

Монументально

У нас за воротами произошла реновация. Пришел Митко по прозвищу "Пико" (Миток в селе хватает), а по чину - прислужник, то есть - работник за все, и возвел на месте прежней чишмы мавзолей. Раньше источник, куда поступает вода с Пирина, тоже был отделан камнем и бетоном, но Пико не устроила его эстетическая концепция, Митко этот склонен к украшательству. По правде говоря, надписи футбольных фанатов и противников (или сторонников?) Америки на самом деле не слишком украшали водоразборную колонку, местами, к тому же, она и облупилась. Вот Митко и взялся:

На этом его фантазия художника и руки каменотеса не остановились. Там, где жители нашей махалли (квартала? околотка? конца деревни?) пытались неоднократно установить стол из древесной плиты (и сами же с помощью коз его обламывали), мастер Пико водрузил гранитную композицию.

Думаю, место для бюста писателя, прославившего село Плоски, выбрано верно... Тем более, что и дом писателя виден хорошо...
Но памятник рядом с чишмой уже есть! Хотя, скорее чишма рядом с памятником: это явор, который посадили более ста лет назад турки, уходя из Плоски после того, как эта территория последней вошла в современную Болгарию.

Там даже надпись тот же Митко недавно привинтил:

И страж мемориала всегда на посту, даже когда не щиплет траву у монумента. Я о нем даже стих написал: https://stihi.ru/2020/05/29/3005 . А теперь сделал портрет, все видно: и седые брови, и седые щеки, и волоски седой бороды...

Мемуар про "Вечёрку"

Ну вот наконец и в Уфе прочитают, как начиналась "Вечерняя Уфа", раньше-то все в Германии да Америке с Израилем читали... https://www.istokirb.ru/articles/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0/Dva-po-sto-v-odnu-posudu-395728/ "Истоки" дали рассказ с какими-то комиксовыми картинками, неужели нет снимков Уфы полувековой давности? Да и представления о переезде на новую квартиру у иллюстраторов совершенно не совпадают с текстом.

Таял снег на третий день паденья

Немного предыстории. Это стихотворение я вспомнил без черновика, тот остался в Митино. И не мог понять, почему раньше его не публиковал, его нет ни в моем компьютере, ни на моих страницах в интернете. Очевидно, что описана ситуация с советскими праздниками и переносом выходных, может быть, поэтому не давал в газету и в первые сборники, может быть, знал, что аллюзию на Библию тогда не пропустят, а потом забыл об этом стихотворении. Может быть, и не забыл, но не нравились две совсем уж неточные рифмы, в памяти всплывают рифмы более точные, но и более размытые слова, видимо, пытался найти варианты. А теперь решил не искать и опубликовать: кто это сделает вместо меня? Когда написано - можно установить по календарю, посмотреть, когда в 70-х 8 ноября было воскресным днем.

9 ноября

Таял снег на третий день паденья,
от земли на время отходя.
Завтра будет тоже воскресенье,
но уже другое ноября.

Не весна, но это возвращенье
даже осень делает милей.
Завтра будет тоже потепленье,
послезавтра станет холодней.

Повторится первая минута,
возвратится снега белизна.
Завтра будет холодно под утро,
потому что далеко весна.

...Падал снег на третий день творенья,
тверди с хлябями соединя.
Завтра ты увидишь повторенье -
белое подобие меня.

70-е?