Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Грани о Тимофееве-Ресовском

Зуб на Зубра
Борис Соколов, 20.09.2020


Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский, родившийся 120 лет назад, был личностью уникального масштаба. Он сделал ряд великих открытий в области генетики, но не менее важным оказалась общественное значение этой легендарной фигуры. Достаточно вспомнить, что одним из первых литературных произведений, с которых начались горбачевская перестройка и гласность, был документальный роман Даниила Гранина "Зубр" о Тимофееве-Ресовском - эта книга стала культовой.

В перестройку и позднее, в 90-е годы, имя Тимофеева-Ресовского стало широко известно в России. В Екатеринбурге, с которым связаны 20 лет его жизни и научной деятельности, в 2006 году на плане застройки микрорайона Академический появилась улица его имени. Но в марте этого года глава Екатеринбурга Александр Высокинский своим постановлением переименовал улицу Тимофеева-Ресовского в честь другого ученого, Василия Парина. А в июле была переименована и одноименная автобусная остановка.

Эти топонимические эксперименты, никак официально властями не объясняемые, вызвали возмущение научной общественности. Против переименования выступил и сын академика Парина, оперный критик Алексей Парин: "Это имя (Тимофеева-Ресовского. - Ред.) в нашей семье было почти что святым... ТР был большим ученым, генетиком, который был репрессирован. Мой папа тоже был в тюрьме 7 лет - с 1947 по 1953 годы. И он счел своим долгом поддержать вернувшегося из заключения ТР... Поэтому мне ясно: мой папа Василий Васильевич Парин, джентльмен по самой своей сути, был бы ПРОТИВ такого переименования! А в Екатеринбурге устроено даже голосование - кто за ТР, а кто за Парина. Мы, Парины, за Тимофеева-Ресовского!"

Ученые писали по многим адресам, в том числе президенту России и в Академию наук. В итоге был получен несколько шизофренический ответ мэрии: "В проекте планировки территории жилого района Академический установлены проектные наименования. Наименование "Тимофеева-Ресовского" для улицы является условным и официально топонимическому объекту не присваивалось. В администрацию города Екатеринбург неоднократно поступали предложения рассмотреть вопрос о присвоении имени "Академика Парина" улице с проектным наименованием "Тимофеева-Ресовского". Комиссией по переименованию топонимических объектов муниципального образования "город Екатеринбург" большинством голосов принято положительное решение по данному вопросу".

Почему граждане Екатеринбурга вдруг озаботились переименованием этой улицы, в письме не объясняется. А его заключительные строки - просто шедевр бюрократической казуистики: "Учитывая большой вклад Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского в развитие науки, вопрос о присвоении его имени одному из топонимических объектов муниципального образования "город Екатеринбург" может быть рассмотрен на заседании комиссии в установленном порядке". Заседание комиссии как будто должно состояться в конце сентября - начале октября. Спрашивается, зачем тогда переименовывали уже существующую улицу, если в конце концов признали, что заслуг Николая Владимировича вполне достаточно для того, чтобы назвать в его честь одну из улиц? И зачем было огород городить?

На самом деле мэрия Екатеринбурга, устраняя имя Тимофеева-Ресовского с карты города, выполняла пожелания отнюдь не горожан, а администрации президента России. И происходило это в рамках кампании победобесия к 75-летию победы в Великой Отечественной войне. Сталинисты давно уже обвиняют Тимофеева-Ресовского в том, что во время войны он будто бы сотрудничал с нацистской Германией. И нельзя сказать, что эта ложь совсем не находит отклика у жителей Екатеринбурга. Так, на одном из собраний жители микрорайона Академический посчитали это имя "неоднозначным" и ходатайствовали о присвоении строящейся улице другого названия. Правда, нет уверенности в том, что эта инициатива не была организована мэрией. Но даже если это была спонтанная инициатива жителей, она получила развитие только потому, что совпала с командой из Москвы.

Впрочем, я не очень верю в случайные совпадения. Слишком уж хорошо это переименование укладывается а общую политику ликвидации наследия перестройки и 90-х годов, в том числе и в отношении ряда возвращенных имен репрессированных деятелей науки и культуры. Но, поскольку переименование улицы спровоцировало мощную кампанию протеста, а празднование юбилея Победы оказалось скомкано из-за коронавируса, власти Екатеринбурга предпочли частично отыграть назад и пообещали рассмотреть вопрос о присвоении имени Тимофеева-Ресовского другой улице города. Правда, нет гарантий, что соответствующее решение действительно будет принято.

А что же насчет сотрудничества с нацистами? Правда заключается в том, что сын Николая Владимировича Дмитрий участвовал в сопротивлении и погиб в Маутхаузене (Эбензее). Сам же Тиомофеев-Ресовский легализовывал бежавших с фабрик "остарбайтеров" при своей лаборатории. Это подтверждает информация из музея концлагеря Маутхаузен в Австрии. Николай Владимирович уехал в Германию еще в 1925 году, задолго до прихода Гитлера к власти, причем уехал официально, будучи командирован по линии Академии наук. Тогда Советский Союз дружил с веймарской Германией на почве общего неприятия Версальской системы, и научное сотрудничество с немцами только приветствовалось.

А сразу после войны Тимофеев-Ресовский вместе со своей лабораторией остался в советской зоне оккупации Германии, хотя имел все возможности уйти на Запад. Уже в сентябре 1945 года он был арестован НКВД. Родина отблагодарила Зубра 10 годами лагерей "за измену". Окончательно Тимофеева-Ресовского реабилитировал только Верховный суд России в июне 1992 года.

Вклад этого человека в науку был признан во всем мире. Достаточно сказать, что Тимофеев-Ресовский в 1965 году был удостоен престижнейшей Кимберовской премии, которая в то время была аналогом Нобелевской премии для биологов и генетиков. На Урале под руководством Тимофеева-Ресовского впервые в мире были выполнены исследования воздействия радиации на природные экосистемы, которые в дальнейшем помогли в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. А еще в 1935 году была опубликована его совместная с Карлом Гюнтером Циммером и будущим Нобелевским лауреатом Максом Дельбрюком работа "О природе мутации генов и структуре генов", положившая начало молекулярной генетике. Там, как пишут Василий Бабков и Елена Саканян в фундаментальной монографии "Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский", была показана "возможность трактовки гена с позиций квантовой механики и тем самым дан импульс открытию структуры ДНК и созданию всей современной биофизики и молекулярной биологии". Также Николай Владимирович был одним из основоположников экспериментальной генетики популяций и учения о микроэволюции.

Да, Тимофеев-Ресовский так и не стал советским академиком. Но это характеризует не реальную значимость его работ, а нравы Академии наук СССР.

Грани о независимой Беларуси

Упущенный шанс
Борис Соколов, 16.09.2020

После того как Красная Армия была разгромлена польскими войсками в Варшавской битве и Неманском сражении в августе - сентябре 1920 года, возникли некоторые возможности для создания независимой Белорусской республики. Однако на пути к независимости перед белорусами стояло много препятствий, которые в тот момент оказались непреодолимыми.

Западно-белорусские земли в результате советско-польской войны были включены в состав Польского государства, причем граница с Советской Белоруссией проходила примерно по границе Речи Посполитой 1793 года, перед последним польским разделом, и примерно совпадала с линией германских окопов в 1915-1918 годах. На тех белорусских землях, которые к середине октября 1920 года, к моменту заключения советско-польского перемирия, контролировались польскими войсками, в том числе в городах Гродно, Брест и Барановичи, преобладали поляки и белорусо-католики, которые в целом были лояльны Польскому государству. С другой стороны, поляки согласились отдать советской стороне Минск, чтобы не иметь в составе Польского государства главного центра белорусской культуры.

Формально Белорусская Народная Республика была провозглашена еще 9 марта 1918 года Радой Всебелорусского съезда в Минске, оккупированном германскими войсками. Рада превратилась в Раду БНР. А 25 марта она провозгласила полную государственную независимость Беларуси (это День Воли - 25 марта белорусы проводят протестные акции). Столицей БНР был объявлен Минск. Были приняты бело-красно-белый флаг и герб "Погоня" Великого княжества Литовского, а государственным языком был провозглашен белорусский. Следует отметить, что первая белорусская грамматика была издана только в 1918 году преподавателем древнегреческого и латинского языков Петербургского университета Брониславом Тарашкевичем.

Однако, несмотря на провозглашение БНР, никакой территории Рада БНР не контролировала и никаких вооруженных формирований под своим началом не имела. Германская оккупационная администрация не признала БНР, но разрешала Раде проведение ряда культурных мероприятий.

Пилсудский не стал продолжать войну с большевиками, так как в случае захвата Москвы полякам некому было передать там власть. Врангель, оставаясь сторонником "Единой и неделимой России", так и не признал независимость Польши и тем более не хотел признавать независимость Украины, на чем настаивал Пилсудский. Впрочем, для заключения мира с Советской Россией начальник Польского государства пошел на отказ от идеи независимой Украины, поскольку правительство Симона Петлюры не встретило большой поддержки на территориях, занятых польскими войсками.

В период Варшавской битвы поляков поддерживали белорусские формирования генерала Станислава Булак-Балаховича. Его Партизанская Белорусская дивизия 30 июня нанесла тяжелое поражение красным частям в районе железнодорожной станции Словечно, а 3 июля захватила штаб советской стрелковой бригады в Веледниках. С 17 августа по 7 сентября дивизия Балаховича вела тяжелые бои с советскими войсками в районе Влодавы. 23 августа балаховцы захватили много пленных и 2 орудия, а 26 сентября с налета заняли Пинск. Если к началу сентября у Балаховича было только 1500 человек, то к началу ноября они имели уже от 12 до 14 тысяч бойцов при 36 орудиях, 150 пулеметах и двух аэропланах, испытывая, правда, недостаток снарядов.

Партизанская дивизия была переименована в Русскую народно-демократическую армию, созданную при помощи Бориса Савинкова, возглавлявшего Русский политический комитет в Польше. В НДА были завербованы пленные красноармейцы, в основном выходцы из Беларуси, а также солдаты и офицеры белых армий, ранее интернированные в Польше. Кроме того, армию Балаховича пополнили белорусские партизанские отряды. Сам Балахович происходил из польско-белорусской шляхты и был католиком по вероисповеданию. В разных жизненных ситуациях он называл себя то русским, то белорусом, то поляком. До того как попасть на советско-польский фронт, отряд Балаховича сражался в рядах Северо-Западной белой армии генерала Юденича.

Между Савинковым и Балаховичем были определенные разногласия. Борис Викторович рассчитывал в случае удачи дойти до Москвы и свергнуть большевиков. Станислав Никодимович был более реалистичен и свои амбиции дальше Восточной Белоруссии, с возможным включением Смоленской области, на которую также претендовала БНР, не простирал. Он заключил соглашение с представлявшим белорусскую эмиграцию в Польше и партизанские отряды в Восточной Белоруссии Белорусским политическим комитетом, возглавляемым Вячеславом Адамовичем.


25 октября Балахович направил телеграмму Пилсудскому: "Сего 25 октября я, согласно выраженному ими желанию, объединил под своим командованием все белорусские отряды, поставившие себе целью свержение власти большевиков и освобождение самостоятельной Белоруссии. Как Командующий Русской Народной Добровольческой Армией, имеющий в своем составе Белорусские Добровольческие Части, и как сын белорусского народа, я поднимаю сегодня знамя Самостоятельной Демократической Белоруссии".

Как пишет эстонский военный историк Игорь Копытин, "Балахович был очень популярен среди своих партизан и крестьянского населения. "Батька", как его звали, всегда старался внимать просьбам и заботам простых людей", при этом "будучи сторонником самоопределения народов России и претворяя в жизнь политику народовластия". Впервые сторонники независимости Белоруссии получили в свое распоряжение серьезную, по меркам гражданской войны в бывшей Российской империи, вооруженную силу.

7 ноября в освобожденных Туровичах было объявлено о том, что армия Балаховича борется за создание Белорусской Народной Республики. 9 ноября кавалерийская дивизия полковника Сергея Павловского разбила красных под Романовкой. 10 ноября был взят Мозырь, а 12 ноября там прошел парад НДА под бело-красно-белым флагом. 14 ноября Балахович при поддержке Белорусского Политического Комитета (БПК) провозгласил себя главнокомандующим вооруженных сил Белоруссии и приказал сформировать Белорусскую Народную Армию. 16 ноября Балахович и Савинков подписали с БПК соглашение о признании независимости Белорусского государства, согласно которому "окончательная форма взаимоотношений между Россией и Белоруссией будет определена соглашением между Учредительными Собраниями Русским и Белорусским или Правительствами, этими Учредительными собраниями установленными".

Однако армия Балаховича не смогла устоять против превосходящих советских сил, получивших подкрепление из внутренних округов. Неудачей окончилось наступление балаховцев на Гомель и Речицу. 20 ноября из-за угрозы окружения Балаховичу пришлось оставить Мозырь. 26 ноября его армия вернулась в Польшу, где была интернирована и разоружена. Всего было интернировано 884 офицера и 6936 солдат Народной армии. Еще 3540 человек попало в плен, несколько сот человек было убито, а часть балаховцев осталась вести партизанскую борьбу в Советской Белоруссии.

Неудача похода Балаховича была связана с тем, что Польша в тот момент не поддерживала создание независимого белорусского государства, а без прямой поддержки значительных сил польской армии Белорусская армия не могла победить Красную Армию, превосходившую ее по численности в несколько раз. Вероятно, наспех сформированные части Западного фронта не смогли бы противостоять польской армии, о чем даже писал главнокомандующий Красной Армией Сергей Каменев. Но с полупартизанской армией Балаховича они вполне могли справиться. Тем более что советские войска состояли из уроженцев русских губерний и от них трудно было ожидать перехода на сторону Белорусской армии.

Сыграло свою роль и то, что Слуцкое восстание сторонников независимой Белоруссии началось тогда, когда армия Балаховича уже была разбита. Слуцк был занят в конце войны польскими войсками, но в дальнейшем должен был быть возвращен советской стороне. Поляки передали контроль над Слуцким уездом созданным под эгидой БПК белорусским отрядам самообороны, которым также оставили часть захваченного у Красной Арии оружия. 15 ноября Слуцкий съезд принял резолюцию, где содержался протест "против оккупации родных земель чужацкими наездами и против самозваной Советской власти" и провозглашалась "вольная, независимая, демократическая Беларуская Народная республика в ее этнографических границах".

Однако споры сторонников и противников получения помощи от поляков задержали наступление. Четырехтысячная Слуцкая бригада, составлявшая ядро повстанцев, начала боевые действия только 27 ноября, вторгнувшись на территорию пограничных со Слуцким уездом уездов Минской области, где ее поддержали местные повстанцы. Против Слуцкой бригады были переброшены советские войска, ранее действовавшие против Булак-Балаховича. Она была вынуждена оставить Слуцк и отступить в Польшу в конце декабря. После этого попыток установить власть Белорусской Народной Республики в Белоруссии более не предпринималось.

Грани об инициативе СКР

Реконструкторы против попаданцев
Михаил Калужский, 14.09.2020


Больше всего я теперь переживаю за авторов романов про попаданцев. Вот позавидует Икс, автор романов про питерского студента Николая, попавшего в дружину Свена Вилобородого, коммерческому и читательскому успеху Игрека, создателя эпопеи про московского айтишника Петра, ставшего советником по инновациям при Лаврентии Берии, и напишет в Следственный комитет. В творчестве Игрека, напишет Икс, искажаются факты отечественной истории XX века. Какие именно неприятности будут ждать оклеветанного романиста, мы пока не знаем. Но скоро узнаем, что ждет литераторов, а особенно журналистов, историков, музейщиков и кураторов - да и просто любого, кто высказывается публично.

Ведь на днях председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин решил создать "отделение по расследованию преступлений, связанных с реабилитацией нацизма и фальсификацией истории Отечества". Работа этого подразделения, сказал Бастрыкин, "будет направлена не только на установление виновных в совершении преступлений в годы войны и реализацию таким образом принципа неотвратимости наказания, но и предотвращение искажения исторических фактов".

Главное слово в этой новости - не "искажение". С тем, что они считают "искажениями", профессиональные реконструкторы истории на государственном содержании борются с 2005 года в самых разных формах: от пикетов до запретов.

Главное здесь - "предотвращение".

Превентивная борьба с искажением исторических фактов удобна тем, что она не имеет границ. Ни во времени, ни в пространстве. Сегодня следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться по отношению к фальсификаторам Второй мировой. Но поколение участников, жертв и свидетелей Второй мировой скоро уйдет, так что завтра подозреваемыми могут оказаться те, кто искажает события Ливонской войны, и старый советский анекдот про льготы ветеранам Куликовской битвы заиграет новыми гранями. Очень хорошо искать тех, кто подрывает исторические основы российского общества, на экзаменах в школах и высших учебных заведениях. Можно подавать в суды по всему миру на потенциальных исказителей. Или искажателей? Не знаю, как правильно, но скоро нам расскажут.

Если признать, что фантазия профессиональных реконструкторов куда мощнее и изобретательнее, чем выдумки авторов книг про попаданцев, то нужно планировать панический сценарий. Например, тотальную борьбу с любыми возможными случаями отклонения от государственной исторической политики. Но опыт использования разнообразными силовиками других цензурных инструментов (например, "пропаганды порнографии") говорит о том, что новая репрессивная практика будет совсем другой.

Ее будут применять очень избирательно и без понятной внешнему наблюдателю логики. Чаще - во время эскалаций войн памяти, новых истерик с переодеваниями школьников в хаки и съемок "патриотического кино". Реже - в моменты, когда нужно демонстрировать видимость публичной полемики. Чаще - за пределами Москвы. Чаще - по отношению к "иностранным агентам". Реже - к лояльным государственным институциям. Одним словом, у государства появляется еще один универсальный и произвольно используемый инструмент давления на всякого, кто кажется неудобным. На любое частное высказывание, на любую полемику.

Бесконечное создание новых форм инакомыслия очень удобно тем, кто их придумывает. За этой изобретательностью стоит не только желание тотального контроля. Это еще и шанс на безграничное освоение бюджетов. Безграничная демонстрация того, как необходима деятельность по профилактике потенциального вольнодумства.

И, конечно, создание отделения по предотвращению искажений исторических фактов - это программное, даже идеологическое заявление. Инициатива Следственного комитета еще раз подтверждает - право на фальсификацию истории монопольно. Эта монополия принадлежит государству, и только ему.

Грани о невозможности СССР

Люди и черви Виталий Портников, 13.08.2020 Уже которую ночь подряд белорусы выходят на улицы своих городов под дубинки ОМОНа, власти перекрывают станции метро, избивают людей, удлиняют мартиролог... На наших глазах разрушается не просто режим Александра Лукашенко, но сам миф об этом режиме, который был любимой забавой всех тех, кто до сих пор вздыхает о замечательной стране на одной шестой части суши. Вот ведь, оказывается, можно ее сохранить, когда люди хотят, чтобы и пенсии вовремя, и цены нормальные, и никаких олигархов, и на улицах чистенько, и никаких тебе Майданов и Болотных - просто Советский Союз! Да, конечно, в Минске выходили на улицы и до этого многодневного восстания, но тогда власти удавалось быстро справиться с протестами - так что поклонники Лукашенко и "стабильности" могли просто не замечать недовольных диктатурой белорусов или же списывать их возмущение на вечные "происки Госдепа", которому, конечно же, не может понравиться такая стабильная страна с чистыми улицами, Саша останется с нами, все будет хоккей. Но теперь народного недовольства не заметить уже невозможно. И уже не важно, просматриваются ли за этим недовольством "происки Госдепа", рука Кремля или это просто подарок Соросу на 90-летие. Важно то, что в Беларуси нет никакой стабильности и никакой перспективы с этим правителем и его сумасшедшим режимом. Мы наблюдаем не просто агонию власти - мы наблюдаем агонию безумия. Национального безумия. И то, что многие белорусы на протяжении десятилетий не замечали, кто ими правит, игнорировали и убийства оппонентов, и отказ от свобод, и зависимость своей страны от Кремля, делает ситуацию еще более драматичной. Реакция Лукашенко на пандемию и то, как он ведет себя сегодня, демонстрируют это сумасшествие всему миру. Но фокус в том, что Лукашенко был безумцем всегда. Всегда. С того дня, когда он появился в Москве и Владимир Жириновский, сейчас предрекающий его крах, предоставил этому маргинальному белорусскому депутату помещение для проведения первой в его жизни пресс-конференции в российской столице, было ясно, что Лукашенко - безумец и людоед. То, что его соотечественники этого не видели, поддерживали его, до сих пор уверяют, что сначала все было хорошо, а потом Саша испортился, не отменяет самого факта почти 30-летнего политического насилия над несчастной страной. Это как в сказке о голом короле, только без счастливого конца - да, все увидели, что у нас за монарх, но только что-либо изменить будет уже очень непросто. После прихода Лукашенко к власти я писал, что не произойдет ничего особенного и никакого Советского Союза, на который так рассчитывали поклонники нового президента, не состоится. Мою статью перепечатали многие свободные белорусские газеты, тогда еще существовавшие. Сейчас я могу только повторить то, что объяснял тогда: это была агония, затянувшаяся почти на 30 лет. И даже если Лукашенко удержится, ничего кроме агонии уже не будет. А в России - агония длиной в 20 лет. И россияне, и белорусы живут внутри смердящего трупа. И понятно, что когда ты пытаешься выбраться из этого трупа, ничего хорошего не происходит: ты нужен червям, они тобой питаются, они не могут существовать без этого трупного запаха. Глядя на то, что сейчас происходит в Беларуси, нетрудно представить себе, что будет в России, когда начнет рушиться путинский режим. Крови будет больше, последствия будут масштабнее и страшнее. А Советского Союза все равно уже не будет. Не будет никогда.

Грани об актуальности Сахарова

Сбывшееся пророчество
Борис Соколов, 27.07.2020

27 июля 1980 года академик Андрей Сахаров, находясь в ссылке в Горьком, направил открытое письмо генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу.

"Военные действия в Афганистане продолжаются уже семь месяцев. Погибли и искалечены тысячи советских людей и десятки тысяч афганцев - не только партизан, но главным образом мирных жителей - стариков, женщин, детей - крестьян и горожан. Более миллиона афганцев стали беженцами. Особенно зловещи сообщения о бомбежках деревень, оказывающих помощь партизанам, о минировании горных дорог, что создает угрозу голода для целых районов. Есть сведения о применении напалма, мин-ловушек и новых типов оружия. Крайнюю тревогу вызывают (непроверенные) сообщения о случаях применения нервно-паралитических газов. Некоторые из этих сообщений, возможно, недостоверны, но общая мрачная картина не подлежит сомнению. Ожесточение борьбы, жестокости с обеих сторон возрастают, и конца этой эскалации не видно.

Также не подлежит сомнению, что афганские события кардинально изменили политическое положение в мире. Они поставили под удар разрядку, создали прямую угрозу миру не только в этом районе, но и везде. Они затруднили (а, может, сделали вообще невозможной) ратификацию Договора ОСВ-2, жизненно важного для всего мира, в особенности как предпосылка для низших этапов процесса разоружения. Советские действия способствовали (и не могли не способствовать!) увеличению военных бюджетов и принятию новых военно-технических программ во всех крупнейших странах, что будет сказываться еще долгие годы, усиливая опасности гонки вооружений. На Генеральной Ассамблее ООН советские действия в Афганистане осудили 104 государства, в том числе многие, ранее безоговорочно поддерживавшие любые действия СССР. Внутри СССР усиливается разорительная сверхмилитаризация страны (особенно губительная в условиях экономических трудностей), не осуществляются жизненно важные реформы в хозяйственно-экономических и социальных областях, усиливается опасная роль репрессивных органов, которые могут выйти из-под контроля".

Если заменить в этом письме "Афганистан" на "Сирию" и "Украину", дату - на 27 июля 2020 года, а "СССР" на "Россию", то дальше текст письма можно не менять, поскольку все, что говорил Сахаров о брежневском Советском Союзе в 1980 году, справедливо в отношении путинской России 40 лет спустя. Совпадает почти все, вплоть до деталей, вроде применения химического оружия. Путинский застой совпадает с брежневским как в плане агрессивной и экспансионистской внешней политики, поставившей страну в условия международной изоляции, так и в плане сверхмилитаризации и громадного роста роли репрессивных органов внутри страны.

В Афганистане Сахаров предлагал достичь политического урегулирования, для чего считал необходимым следующий комплекс мер:

"- СССР и партизаны прекращают военные действия - заключается перемирие; - СССР заявляет, что готов полностью вывести свои войска по мере замены их войсками ООН. Это будет важнейшим действием ООН, соответствующим ее целям, провозглашенным при ее создании, и резолюции ста четырех ее членов;

- нейтралитет, мир и независимость Афганистана гарантируются Советом Безопасности ООН в лице его постоянных членов, а также, возможно, соседних с Афганистаном стран;

- страны - члены ООН, в том числе СССР, предоставляют политическое убежище всем гражданам Афганистана, желающим покинуть страну. Свобода выезда всем желающим - одно из условий урегулирования;

- правительство Бабрака Кармаля до проведения выборов передает свои полномочия временному Совету, сформированному на нейтральной основе с участием представителей партизан и представителей правительства Кармаля. И партизаны принимают участие в них на общих основаниях".

Разумеется, Брежнев на письмо Сахарова не ответил и идеи, высказанные в нем, даже не пытался провести в жизнь. Сахарова ведь сослали в Горький как раз за критику ввода советских войск в Афганистан, перед этим лишив звания трижды Героя социалистического труда, всех государственных наград и Сталинской и Ленинской премий. Но он не успокоился и продолжал критиковать советскую политику в Афганистане даже после того, как Михаил Горбачев вернул его из горьковской ссылки в Москву.

На первом съезде народных депутатов СССР Андрея Дмитриевича травили прежде всего за его позицию по Афганистану, и в том числе за утверждение, будто советские генералы приказывали расстреливать с вертолетов тех своих подчиненных, которых могли захватить в плен повстанцы. Не знаю, была ли такая практика именно в Афганистане, но в советской истории она встречалась неоднократно. Так, во время советско-финской войны 1939-1940 годов советские войска, окруженные в районе севернее Ладожского озера, перед попыткой прорыва убили своих раненых, которых они не могли взять с собой. Об этом финны успели рассказать в своих листовках на линии фронта еще до окончания боевых действий. Такая же участь постигла и некоторых раненых красноармейцев во время окружения 2-й Ударной армии у Мясного бора в 1942 году.

По иронии судьбы как раз 27 июля вступает в силу очередное бессрочное прекращение огня между украинской армией и марионеточными ДНР и ЛНР (правда, перспективы его соблюдения весьма туманны и его может постичь судьба предыдущих соглашений такого рода). К урегулированию конфликта в Донбассе план Сахарова, конечно, неприменим, поскольку здесь мы имеем вялотекущую российско-украинскую войну, причем Россия отказывается признавать свое участие в этой войне. А вот в отношении Сирии основные пункты этого плана могли бы быть реализованы при условии, что их приняли бы и Россия, и Иран, и Турция, и правительство и оппозиция в Сирии, и мировое сообщество. На все это, правда, в настоящий момент шансов мало.

Что ж, после письма Сахарова Брежневу СССР просуществовал только 11 лет. Интересно, сколько продержится путинская Россия после хабаровских демонстраций?

Ощущение дна

* * *

Ощущение дна. Постоянство покоя.
Средоточие боли, бесстыдной, как ложь.
Расcтоянье, тягучее и нагое.
Расписанье обедов. Распад и правёж.

Перемена погоды и смена одежды:
если дождь — значит дождь, если снег — значит снег.
Только письма отважным десантом прилежно
подрывают устои каменных век.

1970 (?)

Грани о санитарном тумане

Ежась в тумане
Виталий Портников, 18.06.2020

В Кремле даже и не подумали скрывать от общественности, как теперь можно попасть в резиденцию президента Российской Федерации. Теста на коронавирус недостаточно. Теперь нужно пройти через "мелкодисперсный водный туман" - проще говоря, принять душ из антисептика. И это только на входе в новоогаревскую резиденцию правителя. Я даже не хочу предполагать, что происходит со счастливцами, которые получают возможность встретиться с Владимиром Путиным непосредственно. Коронанепробиваемый экран? Ванна? Постоянное нахождение в тумане во время аудиенции? Мало ли что могут предложить для спасения высочайшего спокойствия пензенские умельцы.

Ничего более аморального в мировой истории, похоже, еще не было. Да, конечно, во времена эпидемий монархи укрывались в своих дворцах от чумы, но они не требовали в то же самое время устраивать парады счастливых подданных. Да, конечно, после взрыва на Чернобыльской АЭС коммунистическая власть устроила первомайскую демонстрацию, однако Владимир Щербицкий и другие руководители cоветской Украины сами находились на праздничной трибуне и подвергались той же опасности, что и остальные участники шествия. А тут!

А тут глава государства спрятался в своей резиденции, ограничил общение с людьми, редкие протокольные церемонии проводит в полном одиночестве, а посетителям предлагает пройти через дождь из антисептиков, заботливо называемый "мелкодисперсным туманом".

И в то же самое время этот человек, живущий в страхе, изоляции и тумане, требует от своих подданных участия в удовлетворяющем исключительно его мелкое самолюбие параде и в продлевающем его бесконечное пребывание в тумане плебисците! Требует, хотя прекрасно понимает, что многие участники и этого парада, и этого плебисцита обязательно подхватят опасную инфекцию, тяжело переболеют, могут остаться инвалидами и даже умереть. Если это не так, то зачем ему самому антисептический дождь?

Но, с другой стороны, Путин может торжествовать: по уровню равнодушия, по уровню отношения к соотечественникам как к расходному материалу, по уровню презрения к их жизням он уже приближается к Иосифу Сталину и сталинскому кумиру Ивану Грозному. И если он войдет в российскую историю, то не отобранным Крымом, не разбомбленной Чечней, не уничтоженной Сирией и не разгоняемыми митингами оппозиции.

Нет, в конечном счете его запомнят именно благодаря этому страху и этому антисептическому дождю. Потому что исторический рейтинг таких правителей, как он, Сталин или Иван Грозный, - это вовсе не рейтинг побед и поражений, казней и битв.

Это как раз рейтинг равнодушия к человеческим жизням.

Грани о юбилее шарашек

Герои рабского труда
Борис Соколов, 15.05.2020


15 мая 1930 года началась история такого важного порождения советского ГУЛАГа, как шарашки. Председатель ВСНХ СССР Валериан Куйбышев и фактический глава ОГПУ Генрих Ягода подписали "Циркуляр Высшего Совета Народного Хозяйства и Объединенного государственного политического управления" об "использовании на производствах специалистов, осужденных за вредительство".

Особо подчеркивалось, что "использование вредителей следует организовать таким образом, чтобы работа их проходила в помещениях органов ОГПУ". Этот циркуляр был непосредственно связан с развернутой в СССР кампанией по борьбе с вредительством "буржуазных спецов". Таким образом пытались объяснить многочисленные аварии и катастрофы, случавшиеся в советском народном хозяйстве, а также невыполнение планов пятилетки. Апофеозом кампании стали "Шахтинское дело" (официальное название - "Дело об экономической контрреволюции в Донбассе"), слушавшееся в мае - июле 1928 года, и "дело Промпартии", процесс по которому проходил в ноябре - декабре 1930 года. За решеткой оказались тысячи высококлассных специалистов, которых остро не хватало в промышленности, на транспорте, в научно-технических учреждениях. Только по "делу Промпартии" и связанным с ним делам в советских регионах было арестовано более 2 тысяч человек, в большинстве своем - квалифицированных инженеров и техников.

Еще в конце 1929 года для нужд советской авиапромышленности было создано ЦКБ-39 ОГПУ имени Менжинского, использовавшее труд заключенных. Циркуляр от 15 мая 1930 года призван был упорядочить использование тех специалистов, которые оказались за решеткой. Если по "Шахтинскому делу" из 11 человек, приговоренных к расстрелу, пятеро действительно были расстреляны, то по "делу Промпартии" ни один из пяти приговоренных к высшей мере не был казнен, а глава мифической "Промпартии" профессор Леонид Константинович Рамзин, директор Всесоюзного теплотехнического института, член Госплана и ВСНХ, в 1943 году стал лауреатом Сталинской премии первой степени за создание конструкции прямоточного котла.

Шарашки, как стали называть научно-технические коллективы из специалистов-заключенных, стали шансом на спасение значительной части репрессированной научно-технической интеллигенции. Как правило, шарашки занимались оборонной тематикой. На ученых-гуманитариев эти "блага" прямо не распространили, но у них был шанс попасть туда прежде всего в качестве переводчиков иностранной научно-технической литературы и периодики. Так попал в Марфинскую шарашку, запечатленную Александром Солженицыным в романе "В круге первом", будущий известный диссидент-правозащитник Лев Копелев, филолог-германист по основной специальности. В шарашке он стал одним из основоположников фоноскопии, чьи достижения МГБ собиралось использовать для идентификации голосов подозреваемых.

Для руководства шарашками в 1930 году в рамках Экономического управления (ЭКУ) ОГПУ было организовано Техническое отделение. Ему подчинялись специальные ОКБ, комплектовавшиеся из заключенных. Но в 1934 году все ОКБ при ОГПУ СССР были ликвидированы, а работавшие там осужденные освобождены и переведены по большей части в закрытые оборонные ОКБ. Начальство сочло, что бывшие "вредители" искупили свою вину если не кровью, то мозгами и теперь могут трудиться на воле, хотя и не слишком свободно (в военных КБ сохранялась масса ограничений, в том числе на свободу передвижения).

Однако шарашки умерли совсем ненадолго. Они возродились к жизни вместе с Большим террором 1937-1938 годов, в результате которого в ГУЛАГе оказались десятки тысяч профессоров и инженеров, в том числе и те, кто прежде принадлежал к советской номенклатуре. Лаврентий Берия, сменивший в конце 1938 года Николая Ежова во главе НКВД, а еще в августе ставший первым заместителем наркома внутренних дел, решил создать новые шарашки. В конце сентября 1938 года по его инициативе на свет появился Отдел особых конструкторских бюро НКВД СССР, которому теперь подчинялись КБ из зэков. А уже в январе 1939 года он был преобразован в Особое техническое бюро (ОТБ) при наркоме внутренних дел СССР, предназначенное для использования заключенных, имеющих специальные технические знания.

В июле 1941 года, с началом Великой Отечественной войны, Особое техническое бюро было развернуто в 4-й спецотдел НКВД СССР. Шарашки внесли немалый вклад в советскую победу и в послевоенную гонку вооружений. Достаточно сказать, что ЦКБ-29 НКВД, созданное в конце 1938 года, укомплектовали осужденными по 58-й статье УК РСФСР главными конструкторами: Владимиром Михайловичем Петляковым, Владимиром Михайловичем Мясищевым, Андреем Николаевичем Туполевым и Дмитрием Людвиговичем Томашевичем. Там, в частности, были созданы пикирующий бомбардировщик Пе-2 и фронтовой пикирующий бомбардировщик Ту-2. В ЦКБ-29 начинал работать вынутый полуживым из лагеря Сергей Королев, ставший первым Главным конструктором советских космических кораблей. Освободили его в 1944 году, а реабилитировали лишь в 1957-м. Интересно, что на членов семей осужденных конструкторов из ЦКБ-29 не распространялось понятие "член семьи врага народа". Их не выгоняли из квартир, не выселяли из Москвы, даже выплачивали зарплату их мужей и отцов.

После войны были созданы шарашки для захваченных немецких ученых и инженеров, трудившихся над созданием разного рода вооружений и боевой техники. Формально они не были осуждены и не считались заключенными, но не могли свободно покинуть место работы. Возможно, самым известным из вывезенных в СССР немецких ученых был барон Манфред фон Арденне, участник германского ядерного проекта. В СССР он получил две Сталинских премии за изобретение электронного микроскопа и за электромагнитное разделение изотопов и получение лития-6, что имело непосредственное отношение к производству оружейного урана.

А германский ученый Николаус Риль, возглавлявший советское производство металлического урана, не только получил Сталинскую премию первой степени, но и был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Однако, будучи репатриирован в 1955 году с правом проживания только в ГДР, свежеиспеченный кавалер Золотой Звезды Риль буквально через 4 недели предпочел бежать в Западную Германию. Своим мемуарам о пребывании в СССР он дал характерное заглавие: "10 лет в золотой клетке". Германскому оружейнику Гуго Шмайссеру, который вместе со своим коллективом внес немалый вклад в конструирование легендарного автомата Калашникова, повезло меньше. Вскоре после возвращения в Восточный Берлин в 1953 году он умер при не проясненных до конца обстоятельствах.

Стимул изобретать и конструировать в ударном порядке у обитателей шарашек был немалый. В случае, если разработанные ими образцы принимались на вооружение, конструкторов не только освобождали, но и награждали орденами и премиями, давали под начало новые, уже вольные КБ и институты. Одному из сотрудников шарашки, итальянскому авиаконструктору графу Роберту Оросу ди Бартини, неосмотрительно приехавшему в 20-е годы в СССР строить социализм, а теперь доказывавшему, что ни в чем не виноват, Берия с веселым цинизмом ответил: "Конечно, знаю, что ты не виноват. Был бы виноват - расстреляли бы. А так: самолет - в воздух, а ты - Сталинскую премию и на свободу". И Бартини действительно повезло. В 1946 году его освободили (правда, Сталинской премии не дали, ограничились орденом Ленина).

По иронии судьбы Лаврентий Берия, сформировавший систему шарашек в СССР, стал ее могильщиком. Вскоре после смерти Сталина, 30 марта 1953 года по инициативе Лаврентия Павловича, возглавившего Министерство внутренних дел, был расформирован 4-й спецотдел МВД. Опыт руководства советским ядерным проектом убедил Берию, что наиболее эффективным все-таки является вольнонаемный труд ученых и конструкторов, простимулированный высокими наградами и денежными премиями. К тому же к 1953 году все крупные ученые, прежде работавшие в шарашках, давно уже были освобождены. А поступления новых из-за прекращения широкомасштабных репрессий больше не предвиделось.

Грани о Гулаге

Вертухайский юбилей
Борис Соколов, 25.04.2020


25 апреля 1930 года, 90 лет назад, приказом ОГПУ № 130/63 во исполнение постановления Совнаркома СССР о введении в действие "Положения об исправительно-трудовых лагерях" от 7 апреля 1930 года было организовано Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ. А уже 1 октября 1930 года УЛаг ОГПУ было переименовано в Главное Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (ГУЛаг). Так родилась великая советская тюремно-лагерная империя, в несколько уменьшенном варианте сохранившаяся в России до наших дней.

Первый летописец этой империи Александр Солженицын сделал аббревиатуру ГУЛАГ известной во всем мире. Она без перевода вошла во многие иностранные языки. Нобелевский лауреат, поплатившийся за свой трехтомный "Архипелаг ГУЛАГ" высылкой из СССР, открыл стране и миру целый материк лагерно-тюремной жизни, о существовании которого на Западе подавляющее большинство людей даже не подозревало, и создал психологически убедительный портрет его подневольных обитателей. Солженицын доказал, что "архипелаг ГУЛАГ" родился еще при "хорошем" Ленине, а "плохой" Сталин в развитии этой системы точно следовал ленинским заветам; что террор отнюдь не начался в 1937 году, как пытался представить это дело Хрущев, и что по числу жертв, включая умерших от голода, насильственная коллективизация значительно превосходит Большой террор 1937-1938 годов.

В "Архипелаге" писатель не только вскрыл советский механизм террора и политических репрессий, но и рассказал ряд ярких, психологически достоверных историй людей, чья жизнь навсегда была сломана ГУЛАГом. В деле дискредитации коммунизма и советского опыта на Западе "Архипелаг" сыграл выдающуюся роль, причем как раз в разгар политики разрядки, когда западная общественность стремилась видеть в Советском Союзе только хорошее.

Во многом развитием труда Солженицына стала деятельность общества "Мемориал", которое опубликовало и исследовало огромный документальный материал, посвященный репрессиям советской эпохи.

ГУЛАГ неслучайно возник в 1930 году, в самом начале насильственной коллективизации. Чекисты готовились подавлять неизбежное крестьянское сопротивление, а арестованных и осужденных надо было где-то содержать. И не просто содержать, а еще и заставить работать, чтобы зэки хотя бы частично окупали затрачиваемые средства, а в идеале приносили бы прибыль посадившему их государству. В подавляющем большинстве европейских государств труд заключенных рассматривается как дело добровольное и направленное на перевоспитание и социальную реабилитацию заключенных, равно как и на предоставление им некоторого дополнительного дохода. Эти деньги могут идти на улучшение условий содержания, но никак не на повышение дохода исправительного учреждения. В СССР, да и в современной России гулаговские зоны выполняют прежде всего карательную функцию и представляют определенный коммерческий интерес для некоторых высокопоставленных чинов ФСИН.

Экономическую неэффективность ГУЛАГа доказал еще Лаврентий Берия, обративший внимание на то, что если в стоимость производимый зэками продукции включить расходы на их содержание, а также на охранников и надзирателей, то производственная деятельность МВД становится убыточной. Возглавив МВД после смерти Сталина, он первым делом ликвидировал добрую половину лагерей и амнистировал половину осужденных, имевших небольшие сроки и арестованных во многом для того, чтобы эксплуатировать их, как считалось, бесплатный труд в ГУЛАГе. Этот принудительный труд использовался там, где трудно было найти вольных работников, в том числе для колонизации отдаленных и неблагоприятных по климату земель на севере и востоке СССР, а также на тяжелых и вредных производствах, вроде лесоповала, и при добыче в шахтах угля и разных руд, включая урановые.

При всей экономической неэффективности в системе ГУЛАГа процветала коррупция. Источником обогащения лагерного начальства были как приписки, завышавшие объем выполненных заключенными работ, так и присвоение средств, выделенных на содержание заключенных, в том числе за счет "мертвых душ" - уже умерших или освобожденных заключенных.

Значительную часть заключенных ГУЛАГа составляли осужденные по политическим статьям. В 1934 году таких было 26,5 процента от всего тюремно-лагерного населения. Наивысшей их доля оказалась в 1947 году - 59,6 процента. Рекордной численность политзаключенных была в 1950 году - 578 912 человек, что составляло 22,7% от общего числа заключенных. А всего в ГУЛАГе, по официальным и скорее всего заниженным данным, в 1930-1956 годах скончалось 1 606 700 заключенных. Пик смертности пришелся на 1938 год - год Большого террора (108,7 тысячи человек) и на 1942-й - самый голодный год Великой Отечественной (352,6 тысячи человек). Неслучайно исправительно-трудовые лагеря Солженицын назвал "истребительно-трудовыми".

В сегодняшней российской ФСИН число политзаключенных исчисляется не сотнями тысяч, как в сталинском ГУЛАГе, а сотнями. И смертность не сравнить со сталинскими годами - в последние годы, по официальным данным, ежегодно умирает от 2,7 до 3,1 тысячи заключенных, хотя нынешняя вспышка коронавируса, к несчастью, вызовет значительный рост смертности в тюрьмах и колониях. При этом сущность ФСИН осталась гулаговской. Ее задача - не воспитание, исправление и социальная реабилитация, а подавление личности и обогащение начальников колоний и высокопоставленных сотрудников ФСИН за счет практически бесплатного труда зэков, о чем свидетельствует непрекращающаяся череда коррупционных скандалов в Федеральной службе исполнения наказаний.

Нетленен Ленен

Год был юбилейный, сто лет. Монету выпустили, потом говорили «Скинемся по лысому» - пока можно было за три рубля купить бутылку. Казенно-идеологическая романтика цвела на каждом заборе и каждом постаменте. Каждая фракция незапрещенной общественной мысли пыталась извлечь свою пользу из Лукича: кто делал акцент на заботе о человечестве, кто — на заботе о человеке, кто — о пользе для страны, расцветали «сто цветов» творческой активности, от академиков живописи до алкашей-оформителей, от драматургов до документалистов, от поэтов-песенников до народных сказителей.
И вот в газете, предназначенной для информирования горожан об их собственных успехах и незначительных проблемах, вышло стихотворение автора, который в другие времена с трудом пробивался на страницы печати сквозь строй более чиновных товарищей по СП. Он написал строки, которые я помню полвека (уже достижение!):
Нетленен Ленин, вечен Ленин!
Его простертая рука -
Для всех грядущих поколений,
На все грядущие века!
Нет, я не обращал внимания на уродливый штамп «рука… для поколений», я изумлялся глухоте поэта-профессионала, который чередование звука Е довел до того, что звук этот отражался и там в первой строке, где его не могло быть по правилам. Такое фонетическое кощунство.
И вот смотрю я на пожилого — для меня - Геннадия Молодцова, автора запавших в голову строк, даже рассматриваю его и думаю — а он сам-то замечает тень вольности, пусть и языковой, в верноподданнических стихах своих? Маленький, морщинистый, в костюме… Тогда, на крыльце Дома печати, я не думал о том, что многие властители России после низенького Ленина тоже не были представительными фигурами, «а вокруг него сброд тонкошеих вождей», думал, что Молодцов неправильно обозначил значение вождя.
Сам-то я — правильно! На первой странице «Вечерней Уфы», прямо над названием газеты была опубликована моя заметочка в десяток строк о том, что мои друзья Олег и Рамиль тоже родились 22 апреля. Из самых простых семей, а сейчас вот, в год столетнего юбилея, учатся в престижных вузах и готовы стать инженерами. А если бы в 1870 году не родился Владимир Ильич, то неизвестно, что с ними бы было. Это была моя первая заметка, претендовавшая на выход за отведенные двадцатилетнему младшему корреспонденту пределы, и я этим гордился.
Странно, я ведь тогда уже многое знал и о практике марксизма-ленинизма, и не слишком верил в его теорию. Но не соотносил поносную брань основоположника в теоретических трудах и массовые расстрелы, отставание от окружающего мира, так же перенесшего 25 лет назад войну, - и постоянные угрозы всему миру в «борьбе за мир». Да, мои друзья были прилежными студентами и стали настоящими мастерами, но кто знает, чего бы они добились без помощи родственных и родо-племенных связей. Впрочем, это могло произойти в любом обществе, пусть и в других механизмах, и там дети уборщиц и шоферов выходили в «белые воротнички». Но в нашем обществе, если начистоту, я должен был бы подумать о десятках миллионов тех, кто после воцарения Ленина и его друзей в прямой связи с их делами и словами не стал никем. «Кто был ничем, тот стал никем». Просто исчез с лица земли — под самыми простыми предлогами, а то и без них…
И вот сегодня — 150 лет. «Вечен Ленен»?