Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Грани об отмене митинга Лукашенко

Инструкции и обструкция
Дмитрий Галко, 24.10.2020


Эксперты в лучшем случае "оставляли пространство для надежды", высказываясь о шансах на реализацию ультиматума Светланы Тихановской. А вот у Лукашенко, похоже, к нему отнеслись всерьез. Уже 21 октября от читателей независимых белорусских СМИ со всей страны стали поступать сообщения о том, что на 25 октября их зазывают (в добровольно-принудительном порядке) принять участие в массовом митинге за Лукашенко. На следующий день, 22 октября, государственные телеканалы крутили пафосный видеоанонс: "Мы выйдем все вместе, чтобы показать, кто в этой стране хозяин. Никто и никогда не сможет нас победить. Хрен вам, а не Беларусь!"

Из провинции пустили дополнительные поезда для подвоза участников. На митинг собирались везти даже персонал колоний. В Минске монтировались сцены сразу в нескольких локациях. Столичные власти настоятельно просили заведения общепита организовать хозяевам страны питание - бюджетное меню с минимальной наценкой: беляши, чебуреки, дешевый алкоголь местного производства на розлив.

В протестном лагере кто-то переживал, что "ябатьки" замыслили реванш, кто-то ждал "момента Чаушеску" - принудительно согнанная массовка могла преподнести неприятный сюрприз организаторам. Но вдруг что-то пошло не так. Утром 23 октября смонтированные сцены стали разбирать. Вскоре официально было объявлено об отмене митинга - якобы из-за "лавинообразного роста числа желающих" принять в нем участие. Дескать, их было так много, что пришлось бы отменять все регулярные железнодорожные рейсы, мобилизуя поезда для доставки участников в столицу. А это нехорошо. "Мы не переварим (такого количества участников. - Д.Г.)", - пояснил Лукашенко. Кроме того, он сказал про возможный "взрыв в толпе", про нехватку милиции для того, чтобы одновременно охранять его сторонников и лупить противников. В общем, "перебьемся... чего нам уподобляться (протестующим. - Д.Г.)". С нескрываемой завистью помянул Эмомали Рахмона, которому недавно удалось переизбраться без всяких протестов.

Несдержанный в речах Лукашенко, как обычно, оказался честнее собственной официальной пропаганды. Та объясняла, что принято "мудрое решение" не подвергать людей опасности во время второй волны пандемии коронавируса. Чему-чему, а этой внезапно вспыхнувшей заботе о здоровье граждан никто не поверил. До начала массовых протестов Лукашенко как раз призывал боротья с коронавирусом с помощью прогулок на свежем воздухе.

Что же стало реальной причиной отмены "белорусской Поклонной"? Основных версий три. Первая: слишком много было звоночков с мест: добровольно-принудительный метод сбоит, подневольные бюджетники не очень-то горят желанием играть роль потешной массовки. И в итоге вместо впечатляющего "мегамитинга" мог случиться эпикфейл. Вторая: кто его знает, чего в нынешней ситуации ждать от пестрой толпы, согнанной по разнарядке, да еще и подогретой дешевым алкоголем местного производства. А ну как выйдет невольная историческая реконструкция последнего митинга Чаушеску. Такой римейк нам не нужен!

Недостаток этих версий в том, что они строятся на презумпции рациональности. Хотя до сих пор Лукашенко не демонстрировал способности адекватно оценивать и анализировать риски, действуя импульсивно, напролом, без особых ухищрений. Умения обучаться и адаптироваться к меняющимся условиям он тоже не показывал. Нет, он по-прежнему отрицает новую реальность.

Остается третье объяснение - внезапный визит директора СВР Сергея Нарышкина в Беларусь 22 октября. С "приветом от Владимира Владимировича" и заверением, что "спецслужбы могут сделать еще многое". Нарышкин в конце сентября заявлял о некой резонансной провокации, которую якобы готовят инструкторы ЦРУ и Пентагона в Беларуси с целью радикализации протестов. И в этом контексте разговоры Лукашенко про "взрыв в толпе", про то, что может не хватить сил милиции и врачей, звучат чуть более зловеще, чем обычный для него горячечный бред.

Белорусские эксперты, люди в основном здравые, умеренные и рассудительные, стесняются даже предположить, что Москва могла потребовать от Лукашенко разгромить протест любыми средствами, хотя бы и при помощи провокаций - чтобы дальше проводить по кремлевским лекалам "конституционную реформу" без сопротивления улицы. Но у Кремля, когда речь идет о реальном или воображаемом отторжении бывших окраин империи, напрочь сносит башню и про всякую рациональность там забывают.

Нет никаких оснований не верить экс-министру иностранных дел Польши Радославу Сикорскому, который рассказывал, что в свое время Путин требовал от Януковича именно этого - жестоко подавить Майдан. С чего бы от Лукашенко он требовал, как допускают некоторые белорусские эксперты, чтобы тот пошел на компромисс, проявил взвешенность и гуманизм? Или плел тонкую интригу, что ли. Да вот только не обучен он тонкой интриге. А на жестокость и подлость более чем способен.

Накануне визита Нарышкина официальная пропаганда анонсировала появление в Беларуси "до конца года" новой партии. Последняя новая партия здесь была зарегистрирована в 2000 году. Даже "Белая Русь", по всем признакам что-то вроде партии жуликов и воров, в смысле партия власти, на самом деле вовсе не партия, а всего лишь общественное объединение. А тут вдруг группа политических маргиналов под руководством бывшего волхва неоязыческой секты "Схорон еж словен", выступающей против "десятков веков иудо-христианской цивилизации", любителя позиговать на природе в милитаристском прикиде, получает невиданный карт-бланш. Выступать партия "Союз" будет в поддержку интеграции Беларуси и России. Содержательно и стилистически она выглядит копией организаций, которые представляли ДНР и ЛНР до российской гибридной оккупации Донбасса. Точно так же потешно, но после всего, что было в Донбассе, и зловеще тоже.

До сих пор Лукашенко если не душил, то глушил подобные политические объединения. Конкурентов на поле любовных игр с Россией он ненавидел едва ли не больше, чем своих противников из числа национал-демократов. Появление такой партии не может быть вызвано ничем иным, кроме как прямым требованием Кремля. И оно подтверждает высказанные ранее экспертные прогнозы: Кремль стремится ослабить личную власть Лукашенко в пользу парламента, где должна появиться открыто пророссийская сила.

Беда в том, что эта "сила" сама по себе смешна. Ее лидеры настолько одиозны и нелепы, что единственная роль, которую она способна выполнить, - быть ширмой для российского вмешательства. А на пути этого вмешательства стоит белорусская улица, вся окрашенная в национальные символы. Что для Кремля равняется "радикальному национализму".

Ультиматум Тихановской

Тихановская потребовала от Лукашенко уйти в отставку до 25 октября
13.10.2020


Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская в обращении к Александру Лукашенко и его силовикам потребовала от диктатора подать в отставку до 25 октября.

Два других требования Тихановской - прекращение уличного насилия и освобождение всех политзаключенных.

Тихановская предупреждает, что если до 25 октября ее ультиматум не будет выполнен, то на следующий день в Беларуси "начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах".

"У нас есть 13 дней, чтобы подготовиться, и все это время белорусы будут продолжать свой мирный и настойчивый протест", - пообещала она.

Тихановская обратилась к силовикам, назвав их действия "государственным террором". "Каждый, кто еще не принял решение перейти на сторону народа - соучастник террора. Заявите публично о том, что больше не поддерживаете режим. Обратитесь к нам через фонды, письма или даже знакомых. Если вы не сделаете этого - значит, это вашими руками сейчас избивают наших бабушек и дедушек. Это из-за вас им вчера угрожали оружием - возможно, впервые с их страшного военного детства", - говорится в обращении.

"Мы много раз говорили, что готовы к диалогу и переговорам. Но разговор за решеткой - это не диалог. Избивать свой народ после заявлений о готовности к переговорам - не диалог. Лукашенко убивает свое будущее и пытается утянуть за собой чиновников, силовиков и весь белорусский народ. Но мы этого не допустим", - заявляет Тихановская.

Две последних протестных акции в Минске - воскресный Марш гордости, на который вышли десятки тысяч людей, и прошедший в понедельник марш пенсионеров - закончились жесткими столкновениями протестующих с силовиками. В МВД Беларуси в понедельник заявили, что милиция и внутренние войска "в случае необходимости" будут стрелять по протестующим из боевого оружия.

По подсчетам "Медиазоны", всего в августе-сентябре от действий лукашенковских силовиков пострадали не менее 1736 человек. Из них более 600 человек избили в отделах милиции и изоляторе на Окрестина. Известны как минимум три случая сексуального насилия, причем один из изнасилованных был несовершеннолетним.

В минувшую субботу, перед протестными акциями, Лукашенко посетил СИЗО КГБ и встретился там с арестованными оппозиционерами. Встреча продлилась четыре часа, в ней участвовали 11 человек, в том числе видеоблогер Сергей Тихановский, экс-глава "Белгазпромбанка" Виктор Бабарико, его сын Эдуард, член президиума Координационного совета юрист Лилия Власова и координатор оппозиционного штаба Юрий Воскресенский. Во встрече отказалась участвовать член президиума КС Мария Колесникова. Тихановскому впервые позволили позвонить жене.

После встречи Воскресенскому и директору IT-компании PandaDoc Дмитрию Рабцевичу изменили меру пресечения на домашний арест.

Грани о воскресных столкновениях в Беларуси

Попытка высечь море
Дмитрий Галко, 20.09.2020

43-й день протестов, если считать со дня выборов, показал, что белорусы сдаваться не намерены. По оценкам старейшего белорусского печатного издания "Наша Ніва", в уже традиционном воскресном Марше в Минске приняли участие около 150 тысяч человек. Многолюдные акции протеста прошли также в Гродно, Бресте, Гомеле, Витебске, Могилеве и ряде других городов.

Вопреки заявлению Александра Лукашенко на встрече с Владимиром Путиным в Сочи о том, что протестующим якобы дают беспрепятственно "пройтись" по воскресеньям, акции почти всюду были жестоко атакованы силовиками. Если раньше в Минске "хапун" устраивали по окончании митинга, нападая на задержавшихся на улице участников, то в это воскресенье была атакована и рассеяна основная колонна демонстрантов. В течение дня в белорусской столице не было мобильного интернета, весь центр города был перекрыт. Равно как и подступы к Дворцу Независимости, который, согласно предварительному плану, предложенному telegram-каналом Nexta, предполагалось окружить в воскресенье. Этот план не удался. Однако массовое шествие состоялось и длилось не менее пяти часов.

"В Беларуси есть море. Это море белорусов", как сказал кто-то еще в самом начале протестов. Оно как по волшебству появилось этим летом - яркое, бурное, сверкающее море людей. И снесло все понты нашего недоксеркса, да и крышу ему заодно. И вот он приказал высечь это море. Чтобы превратить его обратно в тихое мертвое болото. Не получится", - написала Ирина Батакова, автор антиутопии о России "Белый, красный, черный, серый".

"Высечь" протестующих пытались уже накануне, в субботу, когда было задержано свыше 300 участниц женского марша. В том числе легендарная 73-летняя активистка Нина Багинская. А также Саша Гуща - девушка, которая в раннем детстве потеряла кисти рук и получила сильные ожоги лица из-за пожара. В свое время ей присудили международную детскую премию "Преклонение", после чего с ней встречался и фотографировался Александр Лукашенко.

Кроме того, была предпринята первая попытка осуществить угрозу изъятия детей у участников протестов: шестилетнего Артема, сына активистов "Европейской Беларуси" Елены Лазарчик и Сергея Мацкойтя, увезли в приют из-за того, что мама не смогла забрать его из школы - она находилась в отделении милиции. В эту субботу несколько сот человек пришли к приюту, чтобы поддержать родителей Артема. Мальчика в итоге вернули в семью.

В прошлый вторник неизвестные в штатском и в масках задержали Степана Латыпова - человека редкой профессии, арбориста ("древесного хирурга"), который ухаживал в том числе за деревьями в резиденциях Лукашенко. Степан загородил собой теперь уже культовый мурал на улице Червякова в Минске, требуя у неизвестных, которые регулярно приезжали этот мурал уничтожать, предъявить документы. Латыпова жестоко задержали, в его квартире провели обыск, изъяв технику и деньги. Из подъезда его выводили хромающим и с завязанным ртом. Теперь Латыпова обвиняют в том, что он якобы пытался использовать против силовиков ядовитые вещества.

Власти пытаются подавить любую районную и дворовую активность, объявив чаты, через которые люди знакомятся и объединяются на местах, "революционными штабами". Встречи локальных сообществ обычно проходят в формате концертов, пикников и посиделок, люди приходят на них семьями. Тем не менее и такие встречи белорусские власти пытаются везде и всюду разгонять. Так, в субботу был разогнан концерт в лесопарке на Ангарской в Минске, музыканты арестованы. Более того, на следующий день коммунальные службы демонтировали в лесопарке все лавочки.

По оценкам правозащитников, число задержанных со дня выборов достигло 12 тысяч человек - рекорд для Беларуси. Около 300 человек сидят в СИЗО либо находятся под подпиской в рамках уголовных дел по политическим мотивам. Среди них 18-летняя Соня, которая разрисовала баллончиком спецтехнику системы "Рубеж". Ее обвиняют сразу по двум статьям УК. Также заведено уголовное дело как минимум на одну девушку, сорвавшую маску с силовика. А на милиционера, который 13 сентября в Жодино ударом в лицо свалил женщину с ног, дела не заводилось. Равно как не открыто ни одного уголовного дела по фактам пыток и убийств.

В это воскресенье в Гродно силовиками жестко была задержана женщина на поздних сроках беременности. Молодого парня по неизвестным причинам там же вытащили из машины, разбив в ней стекла, и придавили коленом к асфальту. В Бресте против протестующих был применен слезоточивый газ, а также звучали выстрелы (предположительно в воздух). В этом городе на юго-западе Беларуси на видео попали стычки протестующих с силовиками. Как минимум один инцидент, когда протестующие отбивали задержанного у силовиков, зафиксирован в Лиде. На момент написания статьи было известно о более чем 100 задержанных только в Минске, список постоянно обновляется.

Тем не менее, несмотря на мрачные прогнозы адептов классических революций прошлого, уверенных, что мирный протест неизбежно должен "сдуться", белорусский протест продолжается в режиме систолы-диастолы. Становясь чуть более злым, поскольку власти его не только игнорируют, но и жестоко подавляют, он все же остается мирным, не теряет динамики, ряды участников не редеют.

Более того, гражданское общество переходит в контратаку. Киберпартизаны передали каналу Nexta первую часть списка сотрудников МВД: имя, фамилия, год рождения, место работы и должность. Ярослав Лихачевский, глава стартапа Deepdee и сооснователь фонда BYSOL (созданного для поддержки тех, кто лишился работы по политическим причинам, в том числе силовиков, готовых покинуть службу в знак протеста), говорит, что результат не заставил себя ждать: "Деанонимизация работает очень хорошо. Вчера была опубликована тысяча имен силовиков, и 200 из них вчера же пришли к нам с заявками и просьбой исключить из списка. Они сказали, что готовы выходить из системы и не участвовать в этом. То есть конверсия 20 процентов - это очень хорошие цифры".

Грани о Беларуси и Украине

Иллюзия ошибки
Виталий Портников, 17.09.2020

Бывший кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская считает, что в Кремле сделали выводы из украинских ошибок и по отношению к Беларуси не будут предприняты действия, которые Владимир Путин предпринял по отношению к Украине. Тем более что "белорусы дружественны абсолютно с гражданами Российской Федерации".

Главная проблема Светланы Тихановской и многих других белорусских оппозиционеров в том, что они не понимают логики Путина. Это с точки зрения Тихановской Путин совершил ошибку в своих действиях во время и после украинского Майдана - настроил против себя дружественный народ, оккупировал часть территории соседней страны, превратился в изгоя, редкий визит которого в одну из стран цивилизованного мира превращается в событие.

А с точки зрения Путина, никаких ошибок допущено не было. Он в очередной раз продемонстрировал россиянам, в какой кошмар превращаются попытки бороться с авторитарным режимом, чем они оборачиваются - войной, кризисом, потерей территорий. Он наказал тех, кто осмелился поднять руку на его ставленника. Он остановил дрейф Украины в сторону Запада, создал территориальные проблемы, которые с каждым годом решить будет все труднее и труднее, превратил украинскую власть в заложника этих проблем и сейчас уверено продолжает курс на дестабилизацию этой власти, дестабилизацию самой взбунтовавшейся страны. И цель этой дестабилизации очевидна - возвращение украинцев в стойло, превращение их "никогда не существовавшей" страны в колонию, а там и в часть Российской Федерации.

Об украинских обидах Путин не думает, он воспринимает их как часть западной и националистической пропаганды. И поэтому последовательно, даже после исчезновения российских телеканалов из украинского медиапространства, старается установить контроль над этим пространством с помощью своих союзников. Что же касается изгнания из "группы восьми" и постоянных западных претензий, так они для Путина - естественная реакция врагов на его успешные попытки защитить российскую сферу влияния от западной экспансии. Было бы намного хуже, если бы он остался в G8, а Украина уже была бы в НАТО и в Европейском Союзе. Вот это было бы настоящее поражение, которое история и Россия Путину бы не простили. А так все развивается замечательно. Западные политики могут выступать со своими смешными заявлениями, украинцы могут Путина ненавидеть, но только никуда они не денутся. Рано или поздно сдадутся. Он над этим работает.

Именно поэтому в ситуации с Беларусью Путин действует в точности по украинскому сценарию. Он не переваривает Лукашенко на дух, но дает ему деньги. Точно так же, как он на дух не переваривал Януковича, не доверял ему, но деньги дал. Эти деньги должны были помочь Януковичу справиться с протестами. С Лукашенко все точно так же. Чего Путин точно не хочет допустить, так это чтобы власть в соседней стране изменилась в результате протестов, чтобы решал народ, а не диктатор, каким бы мерзким и ненадежным этот диктатор ни казался самому Путину.

Именно поэтому российский президент всегда нервно реагировал на любое крушение авторитарных режимов. Милошевич, Мубарак, Каддафи, Янукович, теперь Лукашенко - в каждом таком народном восстании ему видится собственная судьба. Совершить ошибку для Путина - это позволить восстанию победить, а жизни после восстания - улучшиться. Вот чего он не должен допустить, чтобы не создавать прецедента для россиян.

Поэтому участникам белорусских протестов не стоит тешить себя иллюзиями о том, что Путин сделал какие-то там выводы. Им следует готовиться к долгому противостоянию с Лукашенко, а в случае поражения Лукашенко - к долгому и упорному противостоянию с Путиным, который задействует против них всю мощь российской политической, военной и экономической машины. И еще неизвестно, какое противостояние для белорусов окажется более изнурительным. Украинский опыт демонстрирует, что собственного диктатора гораздо проще одолеть, чем взбесившийся Кремль.

Грани о независимой Беларуси

Упущенный шанс
Борис Соколов, 16.09.2020

После того как Красная Армия была разгромлена польскими войсками в Варшавской битве и Неманском сражении в августе - сентябре 1920 года, возникли некоторые возможности для создания независимой Белорусской республики. Однако на пути к независимости перед белорусами стояло много препятствий, которые в тот момент оказались непреодолимыми.

Западно-белорусские земли в результате советско-польской войны были включены в состав Польского государства, причем граница с Советской Белоруссией проходила примерно по границе Речи Посполитой 1793 года, перед последним польским разделом, и примерно совпадала с линией германских окопов в 1915-1918 годах. На тех белорусских землях, которые к середине октября 1920 года, к моменту заключения советско-польского перемирия, контролировались польскими войсками, в том числе в городах Гродно, Брест и Барановичи, преобладали поляки и белорусо-католики, которые в целом были лояльны Польскому государству. С другой стороны, поляки согласились отдать советской стороне Минск, чтобы не иметь в составе Польского государства главного центра белорусской культуры.

Формально Белорусская Народная Республика была провозглашена еще 9 марта 1918 года Радой Всебелорусского съезда в Минске, оккупированном германскими войсками. Рада превратилась в Раду БНР. А 25 марта она провозгласила полную государственную независимость Беларуси (это День Воли - 25 марта белорусы проводят протестные акции). Столицей БНР был объявлен Минск. Были приняты бело-красно-белый флаг и герб "Погоня" Великого княжества Литовского, а государственным языком был провозглашен белорусский. Следует отметить, что первая белорусская грамматика была издана только в 1918 году преподавателем древнегреческого и латинского языков Петербургского университета Брониславом Тарашкевичем.

Однако, несмотря на провозглашение БНР, никакой территории Рада БНР не контролировала и никаких вооруженных формирований под своим началом не имела. Германская оккупационная администрация не признала БНР, но разрешала Раде проведение ряда культурных мероприятий.

Пилсудский не стал продолжать войну с большевиками, так как в случае захвата Москвы полякам некому было передать там власть. Врангель, оставаясь сторонником "Единой и неделимой России", так и не признал независимость Польши и тем более не хотел признавать независимость Украины, на чем настаивал Пилсудский. Впрочем, для заключения мира с Советской Россией начальник Польского государства пошел на отказ от идеи независимой Украины, поскольку правительство Симона Петлюры не встретило большой поддержки на территориях, занятых польскими войсками.

В период Варшавской битвы поляков поддерживали белорусские формирования генерала Станислава Булак-Балаховича. Его Партизанская Белорусская дивизия 30 июня нанесла тяжелое поражение красным частям в районе железнодорожной станции Словечно, а 3 июля захватила штаб советской стрелковой бригады в Веледниках. С 17 августа по 7 сентября дивизия Балаховича вела тяжелые бои с советскими войсками в районе Влодавы. 23 августа балаховцы захватили много пленных и 2 орудия, а 26 сентября с налета заняли Пинск. Если к началу сентября у Балаховича было только 1500 человек, то к началу ноября они имели уже от 12 до 14 тысяч бойцов при 36 орудиях, 150 пулеметах и двух аэропланах, испытывая, правда, недостаток снарядов.

Партизанская дивизия была переименована в Русскую народно-демократическую армию, созданную при помощи Бориса Савинкова, возглавлявшего Русский политический комитет в Польше. В НДА были завербованы пленные красноармейцы, в основном выходцы из Беларуси, а также солдаты и офицеры белых армий, ранее интернированные в Польше. Кроме того, армию Балаховича пополнили белорусские партизанские отряды. Сам Балахович происходил из польско-белорусской шляхты и был католиком по вероисповеданию. В разных жизненных ситуациях он называл себя то русским, то белорусом, то поляком. До того как попасть на советско-польский фронт, отряд Балаховича сражался в рядах Северо-Западной белой армии генерала Юденича.

Между Савинковым и Балаховичем были определенные разногласия. Борис Викторович рассчитывал в случае удачи дойти до Москвы и свергнуть большевиков. Станислав Никодимович был более реалистичен и свои амбиции дальше Восточной Белоруссии, с возможным включением Смоленской области, на которую также претендовала БНР, не простирал. Он заключил соглашение с представлявшим белорусскую эмиграцию в Польше и партизанские отряды в Восточной Белоруссии Белорусским политическим комитетом, возглавляемым Вячеславом Адамовичем.


25 октября Балахович направил телеграмму Пилсудскому: "Сего 25 октября я, согласно выраженному ими желанию, объединил под своим командованием все белорусские отряды, поставившие себе целью свержение власти большевиков и освобождение самостоятельной Белоруссии. Как Командующий Русской Народной Добровольческой Армией, имеющий в своем составе Белорусские Добровольческие Части, и как сын белорусского народа, я поднимаю сегодня знамя Самостоятельной Демократической Белоруссии".

Как пишет эстонский военный историк Игорь Копытин, "Балахович был очень популярен среди своих партизан и крестьянского населения. "Батька", как его звали, всегда старался внимать просьбам и заботам простых людей", при этом "будучи сторонником самоопределения народов России и претворяя в жизнь политику народовластия". Впервые сторонники независимости Белоруссии получили в свое распоряжение серьезную, по меркам гражданской войны в бывшей Российской империи, вооруженную силу.

7 ноября в освобожденных Туровичах было объявлено о том, что армия Балаховича борется за создание Белорусской Народной Республики. 9 ноября кавалерийская дивизия полковника Сергея Павловского разбила красных под Романовкой. 10 ноября был взят Мозырь, а 12 ноября там прошел парад НДА под бело-красно-белым флагом. 14 ноября Балахович при поддержке Белорусского Политического Комитета (БПК) провозгласил себя главнокомандующим вооруженных сил Белоруссии и приказал сформировать Белорусскую Народную Армию. 16 ноября Балахович и Савинков подписали с БПК соглашение о признании независимости Белорусского государства, согласно которому "окончательная форма взаимоотношений между Россией и Белоруссией будет определена соглашением между Учредительными Собраниями Русским и Белорусским или Правительствами, этими Учредительными собраниями установленными".

Однако армия Балаховича не смогла устоять против превосходящих советских сил, получивших подкрепление из внутренних округов. Неудачей окончилось наступление балаховцев на Гомель и Речицу. 20 ноября из-за угрозы окружения Балаховичу пришлось оставить Мозырь. 26 ноября его армия вернулась в Польшу, где была интернирована и разоружена. Всего было интернировано 884 офицера и 6936 солдат Народной армии. Еще 3540 человек попало в плен, несколько сот человек было убито, а часть балаховцев осталась вести партизанскую борьбу в Советской Белоруссии.

Неудача похода Балаховича была связана с тем, что Польша в тот момент не поддерживала создание независимого белорусского государства, а без прямой поддержки значительных сил польской армии Белорусская армия не могла победить Красную Армию, превосходившую ее по численности в несколько раз. Вероятно, наспех сформированные части Западного фронта не смогли бы противостоять польской армии, о чем даже писал главнокомандующий Красной Армией Сергей Каменев. Но с полупартизанской армией Балаховича они вполне могли справиться. Тем более что советские войска состояли из уроженцев русских губерний и от них трудно было ожидать перехода на сторону Белорусской армии.

Сыграло свою роль и то, что Слуцкое восстание сторонников независимой Белоруссии началось тогда, когда армия Балаховича уже была разбита. Слуцк был занят в конце войны польскими войсками, но в дальнейшем должен был быть возвращен советской стороне. Поляки передали контроль над Слуцким уездом созданным под эгидой БПК белорусским отрядам самообороны, которым также оставили часть захваченного у Красной Арии оружия. 15 ноября Слуцкий съезд принял резолюцию, где содержался протест "против оккупации родных земель чужацкими наездами и против самозваной Советской власти" и провозглашалась "вольная, независимая, демократическая Беларуская Народная республика в ее этнографических границах".

Однако споры сторонников и противников получения помощи от поляков задержали наступление. Четырехтысячная Слуцкая бригада, составлявшая ядро повстанцев, начала боевые действия только 27 ноября, вторгнувшись на территорию пограничных со Слуцким уездом уездов Минской области, где ее поддержали местные повстанцы. Против Слуцкой бригады были переброшены советские войска, ранее действовавшие против Булак-Балаховича. Она была вынуждена оставить Слуцк и отступить в Польшу в конце декабря. После этого попыток установить власть Белорусской Народной Республики в Белоруссии более не предпринималось.

Грани о братстве с Беларусью

Никогда мы не будем братьями
Виталий Портников, 10.09.2020

Светлана Алексиевич, нобелевский лауреат и последний оставшийся на свободе член президиума Координационного совета белорусской оппозиции, обратилась с воззванием к русской интеллигенции,. Воззванием, полным горечи и недоумения. Почему же вы не поддерживаете гордый народ маленькой страны, восставший против диктатуры! Ведь мы все еще остаемся вашими братьями!

В Киеве, столице страны, депутаты парламента которой расстелили по всему залу заседаний бело-красно-белое знамя в знак солидарности с белорусским народом, это воззвание Алексиевич не вызывает никаких эмоций, кроме недоумения. Какие братья? Почему вообще могла возникнуть идея, что белорусское протестное движение может вызывать сочувствие в российском обществе, если Александр Лукашенко в этом же обществе десятилетиями воспринимается как гарант того, что Беларусь никуда от России не денется. А может ли это гарантировать белорусская оппозиция - что Беларусь никуда не денется, не сбежит на Запад, не начнет думать своим умом?

Ведь честные выборы - это только первый шаг к такому бегству, россияне не раз в этом убеждались. И на балтийском, и на украинском опыте, и на опыте стран бывшего Варшавского договора. А там, где диктаторы, где людей бьют, насилуют, похищают, убивают - там всё в порядке, там братья. Не по крови, так по отношению к людям. Кремль всех бы посадил на бутылку, чтобы не убегали от его грешной любви, вот только тары маловато.

Но, с другой стороны, такое отношение к словам Алексиевич - это результат выстраданного украинского опыта. Ведь украинцы тоже ожидали от российского общества поддержки Майдана 2013-2014 годов, тоже не понимали, как можно не сочувствовать народу, который выступает против авторитаризма и диктатуры, тоже возмущались ложью российских телеканалов.

Я запомнил, как мы совещались между собой на сцене Майдана после памятного выступления американского сенатора Джона Маккейна, нашего искреннего друга. Мы не хотели, чтобы приход американских конгрессменов на Майдан и выступление Маккейна воспринимались как акция, направленная против России. Я выступал тогда на Майдане со словами солидарности с демократическими устремлениями русского и белорусского народов. Это было не мое личное выступление. Это было наше общее решение - всех тех, кто тогда координировал протест. Но разве наши усилия были оценены? Разве большая часть людей в России верила нам, а не своим безумным телеканалам? Разве после нападения России на Украину нашлось достаточное количество людей, чтобы остановить собственный человеконенавистнический режим, - а ведь речь шла о нападении на "братьев"? Разве рейтинг Путина после оккупации Крыма упал? Нет, он только повысился, большинство россиян одобрило это отвратительное воровство, это насилие над международным правом, над нашей страной, над крымчанами. И разве мало россиян, даже демократически настроенных, даже находящихся в оппозиции путинскому режиму, посетили после оккупации полуостров, таким образом негласно одобрив преступление собственных властей? О том, что большинство россиян до сих пор не воспринимает войну в Донбассе как войну, я уже и не упоминаю.

И вот на фоне всего этого и появилась знаменитая песня. Никогда мы не будем братьями. Да, сосуществовать на одном континенте после краха путинской диктатуры и российских извинений за ее преступления еще сможем. А миф о братстве уже уничтожен. Навсегда.

Белорусы всего этого не проходили. И, наверное, могли думать, что с ними всего этого не произойдет. Ведь они же настоящие братья, не такие, как украинцы. Так и многие украинцы в 2014 году почему-то думали, что с ними не произойдет того же самого, что с грузинами. А грузины в 2008-м могли думать, что с ними не произойдет того же самого, что было с чехами и венграми. Непонятно, конечно, почему. Но каждому народу было комфортно существовать в скорлупе собственного имперского мифа до того дня, пока сама империя не разбивала эту скорлупу.

Теперь дошла очередь и до белорусов. Но на месте Светланы Алексиевич я бы не сильно огорчился. Нужно просто отдавать себе отчет в реальности. Никаких братьев никогда не было. А были лишь красивые слова, прикрывавшие фактическую оккупацию вашей страны. И была культурная экспансии, которая привела к маргинализации белорусского языка, культуры, самовосприятия белорусского народа. Теперь, выбравшись из этой скорлупы, белорусы могут ощущать себя намного проще, могут строить свою собственную страну, свою собственную жизнь. Если, конечно, отстоят свою свободу. И на русскую интеллигенцию - вернее, на ту ее часть, которая привыкла прислуживать власти, - я бы тоже не сильно обижался. Если мы еще можем считать, что эта "интеллигенция" любит украинцев тогда, когда они танцуют гопак, и ненавидит их, когда они выходят на Майдан, то белорусов эта "интеллигенция" никогда просто не замечала.

Не заметила и на этот раз.

Гибрид...

Редакция журнал-газеты "Мастерская" предполагает опубликовать "круглый стол" с обсуждением картины происходящего в США, как это видят левые и правые, в Штатах и в Европе. Будет там и мое выступление, даже не одно, а пока я хочу привести актуальную для России его часть. Позднее я не только дам ссылку на публикацию, но и, возможно, отдельно выставлю свои следующие соображения.

Я не имею права говорить о последних событиях в Америке, поскольку здесь нужно точное знание и понимание деталей, а я в Штатах никогда не был, да и теперь не слишком хочу. Зато имею потребность и, надеюсь, право говорить об отражении этих событий в русскоязычной сфере.

Отражаются — это не только освещаются, но и влияют, во что превращаются.

О русской реакции. Откликаясь на мои комментарии к постам в «Живом журнале» один и тот же ник под одним и тем же хэштегом «Путин, введи войска в Америку!» приводил несколько дней подряд в разных блогах примеры того, как плохо себя ведут в Штатах черные и как надо сочувствовать белым. Хотя в этих постах речь не шла об Америке, а говорилось о событиях поближе: в Беларуси, в Хабаровске, в Омске.

То есть, также как в советские времена на любую критику внутренней политики пропагандисты отвечали: «А зато у них негров бьют!», нынешние платные патриоты отвечают: «А у них негры разбушевались и тамошний президент не может с ними справиться, придется ему просить помощи у сочувствующего Путина!».

По силе и объему реакции американские бунты занимают в русскоязычном сознании не соразмерно большое место — и дело не только в пропаганде. «Глубинный народ» не слишком волнуется по поводу пыток в российской правоохранительной системе (они — ее неотъемлемая часть), по поводу чудовищных провокаций ФСБ, приводящих к фабрикации дел против активных молодых людей и приговорам в услужливых судах. Более десяти лет — за разговоры об организации протеста против власти, разговорах, инициированных адептами этой власти!

Массы на нашей родине не бунтуют против действий полиции, убивающей задержанных или стреляющих на поражение, врываясь в квартиру после сообщения о краже двух рулонов обоев. Следствие и суды не принимают к рассмотрению жалобы журналистов и правозащитников на насилие, которое никто и не думает отрицать. Журналисту Давиду Френкелю, освещавшему пикет в Питере, в полицейском участке сломали руку, есть все доказательства — нет уголовного дела. Право полиции на неограниченное насилие — консенсус масс, поэтому даже размышлять над действиями Шовена (полицейского, 8 минут державшего коленом горло афроамериканца)— неприлично.

Наконец, блогосфера вслед за тупой пропагандой хихикает над бедным Навальным: а не намазали ли его в Германии «Новичком»?

Где-то я могу все это понять. Легче и менее боязно обличать кого-то за океаном, чем за окном. Понятно даже и расистское настроение: с облегчением скинули навязанный искусственной властью искусственный интернационализм, кого теперь тронет Михоэлс, в фильме «Цирк» поющий на идише колыбельную негритенку? Зато можно с особенным удовольствием петь «Ай-ай-айя-ай! Убили негра!», потому что нашелся кто-то более унижаемый и презираемый, чем ты. Теперь тебе не важно, правильно ли презирают тебя, теперь главное, что правильно презирают негра.

Поэтому можно ухмыляться, глядя на гибридную войну в Украине, ожидая ее продолжения в Беларуси, предвкушая дальнейшую Прибалтику, а то и Польшу. Не нам же одним терпеть этот гибрид провокатора и убийцы! Мы сами из подворотни и сами бы так же поступали, окажись во власти: воровали бы, гнобили «терпил».

Но Хабаровск показал, что есть и другие русские. А Минск — и другие братья.

Заметьте, по всей цепочке протеста от Бреста до Владивостока, через Шиес и Куштау не было ни одного погрома. Не удалось спровоцировать. В этом тоже есть отражение американских событий, пусть от противного: учатся проявлять свое гражданское достоинство без насилия.

Грани об уровне российской власти

Власть двоечников
Виталий Портников, 03.09.2020


И сторонники, и противники Владимира Путина нередко воспринимают его как расчетливого и хладнокровного государственного деятеля, имеющего стратегические планы и обставляющего оппонентов именно благодаря безупречной логике и далекоидущим намерениям. Мы ухитрились за эти два десятилетия забыть, что имеем дело всего лишь с непримечательным чиновником, получившим власть из слабеющих рук "царя Бориса" для обеспечения интересов и спокойствия ельцинского семейства - чем, собственно, преемник до сих пор успешно и занимается.

А еще он возглавляет власть двоечников.

Потому что только двоечники умудряются два раза травить врагов одним и тем же ядом так, чтобы об этом стало известно всему окружающему миру. Да, я допускаю, что "удачные" отравления тоже были - но два таких очевидных зашквара, демонстрирующих террористическую сущность российского режима, стоят любых предыдущих успехов отравителей. И самое главное - эти отравители ничего нового не придумывают, они просто работают по учебникам из Высшей школы КГБ, но так, будто прогуливали практические занятия и не дочитали главу до конца.

Только двоечники умудряются на протяжении шести лет объяснять свою поддержку авторитарных режимов действиями неких "экстремистских организаций", которые в 2014 году должны были развязать гражданскую войну в Украине, а сейчас собираются сделать то же самое в Беларуси. Причем Сергей Лавров, который сделал это удивительное заявление на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, ухитрился даже не изменить список этих организаций "украинских экстремистов" - будто ему просто подали речь шестилетней давности.

Только двоечники путают реальную политику и реконструкцию, неумело копируют то специальные операции Сталина, то специальные операции Гитлера - но так, чтобы на любом "вежливом зеленом человечке", приплывшем в Крым, "заблудившемся" в украинских лесах или на минских проспектах, отчетливо была видна каинова кремлевская печать. То собьют не тот самолет, то не рассчитают с дозой, то ошибутся с реальными настроениями людей - но по-прежнему уверены, что, куда бы ни пришли Петров и Боширов, впереди обязательно встанут женщины, дети и Маргарита Симоньян.

Так разворовать миллиарды в нефтяные годы, что от мнимого путинского благополучия осталось только воспоминание. Так опустить международную репутацию собственной страны, что даже купленные ею же доброжелатели тщательно моют руки после случайных рукопожатий с ее представителями. Так демонстрировать собственную жестокость и неуклюжесть одновременно - и при этом верить в собственное величие. И в веру остальных в это величие. И выбрасывать миллиарды на ветер пропаганды этой веры, а не в развитие страны. И выбрасывать миллиарды на танки и ракеты, которые должны заставить любить, а не на строительство страны, которую могли бы хотя бы уважать. И таскаться по городу и миру с мензурками "Новичка", как тень Екатерины Медичи.

Это было бы смешно, если бы не было так отвратительно. Отвратительно быть заложниками преступных невежд.

Грани о Беларуси и Путине

У белорусов два врага
Виталий Портников, 27.08.2020

Пришедшая в Следственный комитет Республики Беларусь Светлана Алексиевич говорит журналистам о возможности привлечь к разрешению кризисной ситуации в своей стране российского президента Владимира Путина. Очевидно, для того чтобы он повлиял на Александра Лукашенко И заставил белорусского диктатора вступить в диалог с собственным народом.

Светлану Алексиевич трудно назвать наивным человеком. И все же даже она остается в плену иллюзий, свойственных большой части белорусского общества. Иллюзий, которые на протяжении трех десятилетий не дают белорусам возможности приступить к строительству собственного государства. Которые сохраняют Беларусь в роли российского лимитрофа, страны, которая вот-вот исчезнет с политической карты мира, войдет в Россию областями - как в свое время Владимир Путин предлагал Александру Лукашенко. А вместе с Беларусью должен исчезнуть и белорусский народ, который просто станет частью русского народа.

Это ведь достаточно простые и ясные планы Москвы. И то, с какой скоростью был сменен глава Белорусской православной церкви, осмелившийся усомниться в победе Александра Лукашенко на выборах президента и попытавшийся было наладить диалог с собственной паствой, демонстрирует, что после поглощения Беларуси так будут менять и руководителей республики - если она вообще сохранится. Любой, кто вспомнит о белорусском суверенитете или хотя бы об отличиях белорусов от русских, будет смещен в два счета.

И это вовсе не политическая фантастика. Это реальные планы. После Крыма, после Донбасса у белорусов не должно было остаться сомнений относительно намерений Кремля по отношению к их стране. Но, как видим, сомнения остаются. И остаются иллюзии. И нет понимания самого главного - что Владимир Путин такой же враг белорусского народа и его государственности, как и Александр Лукашенко.

,, У Лукашенко одно-единственное и простое желание - сохранить власть. Ради этого он, собственно, и живет. Путину тоже нужно сохранить власть в России. Но не только. Поглощение соседних держав - его главная политическая задача. И, между прочим, инструмент удержания власти. Поэтому Путин никак не может быть ни союзником, ни даже посредником для белорусских оппозиционеров. И другом белорусского народа он тоже быть не может. Потому что такого народа для него не существует.

Далекими от реальности выглядят и надежды на то, что западные лидеры могут повлиять на Путина и заставить его отказаться от поддержки белорусской диктатуры. Во-первых, Путин и сам от этой поддержки откажется, если увидит возможность формирования в еще большей степени пророссийского марионеточного режима, чем режим Лукашенко. Во-вторых, в том, как западные лидеры могут повлиять на Путина, мы уже убедились во время украинского Майдана и после нападения России на Украину. В-третьих, чем заканчиваются договоренности с Москвой на постсоветском пространстве, можно было понять по развитию ситуации в Молдове, где Запад и Россия содействовали приходу к власти коалиции проевропейских и пророссийских сил - с последующим изгнанием сторонников европейской интеграции из правительства.

Понятно, что белорусы ничего этого не проходили. Что последние три десятилетия они прожили как в коконе. На самом деле - без реально функционирующего государства, без политической жизни, без конкуренции, без свободы средств массовой информации, без всего того, что делает общество обществом, а нацию нацией. Но это не означает, что белорусы должны не замечать успехов и ошибок своих соседей, что они должны сами влезать в кремлевскую ловушку, даже если верят, что в этой ловушке их избавят от Лукашенко.

Грани о Майдане и Беларуси

Зачем белорусам Майдан
Виталий Портников, 20.08.2020


На митингах протеста в Минске и других белорусских городах постоянно слышны уверения, что Майдан не нужен жителям этой страны, что белорусы "другие", они не украинцы, они решат проблему с диктатором "мирным путем", без украинской эскалации. Майданом и его последствиями постоянно пугает соотечественников и сам Александр Лукашенко. Но - к сожалению ли для белорусов, к счастью ли для Лукашенко - без Майдана никакой смены власти в Беларуси не произойдет.

Майдан - это тоже мирный протест, который перерастал в силовое противостояние только в ответ на провокации власти. Кстати, и в 2004-м, и в 2013-2014 годах украинская власть постоянно занималась этими провокациями, чтобы иметь возможность разогнать протестующих. Но самое главное в Майдане - это не то, проходит ли он мирно или перерастает в силовое противостояние. Самое главное то, что Майдан - это современная Запорожская Сечь, это остров протеста посреди города. Его участники не расходятся после митинга, они окапываются. Митинг - это не смысл Майдана, а просто встреча его участников со сторонниками, возможность напомнить власти о своих требованиях. И это живой лагерь, который может перемещаться по улицам, подходить к правительственным офисам. Который защищает своих активистов - потому что силовики просто не могут "достать" их внутри Майдана. Майдан - зародыш новой власти и нового демократического государства. Вот почему его так ненавидел Янукович. Вот почему его администрация делала все возможное, чтобы в моменты кризисов занять главную площадь страны хотя бы елкой - лишь бы там не было лагеря.

Белорусские формы протеста на первый взгляд куда современнее украинских - митинги и забастовки. Но все это замечательно в цивилизованном мире, к которому Беларусь никакого отношения сейчас не имеет. Многотысячные митинги могут напугать любого западного политика, думающего об электоральных перспективах. Но в жизни Лукашенко никогда - за исключением разве что 1994 года, да и то с натяжкой - не было настоящих выборов. Какая ему разница, сколько людей каждый день протестуют на улицах Минска и других городов Беларуси. Для него главное - контроль над институциями, а вовсе не выборы.

Забастовки могут заставить отказаться от власти или изменить намерения любого западного политика, понимающего, что будет завтра с экономикой его страны. Но Лукашенко точно знает, что экономика Беларуси зависит вовсе не от белорусских предприятий, а от путинских подачек. Когда он говорит соотечественникам, что после его ухода все эти бессмысленные советские "гиганты" исчезнут, он их не обманывает: Лукашенко законсервировал социалистическую белорусскую экономику на российские деньги. И после его ухода - вне зависимости от того, будет у Беларуси новый пророссийский президент или же появится настоящий национальный лидер - большая часть белорусских предприятий действительно закроется и большая часть бастующих действительно потеряет работу. Белорусы не могут не пройти через то, через что в 90-е годы проходили россияне или украинцы, экономику не обманешь. Но именно поэтому Лукашенко не боится забастовок.

С Майданом, в особенности многомесячным, нельзя не считаться. Митинги можно просто переждать, всякий раз задерживая после них новых "смутьянов". Забастовку можно вообще не заметить. У Майдана на самом деле есть две альтернативы - революция с силовым захватом власти и капитуляция, которая продлит агонию диктатуры. Оба эти сценария для Беларуси губительны, так как открывают возможности для российской оккупации и демонтажа даже тех хлипких институций государственности, которые возникли при Лукашенко.

Вот почему белорусам без Майдана не просто не победить. Белорусам без Майдана не выжить.