i_galperin (i_galperin) wrote,
i_galperin
i_galperin

Второй "путинский удар" - Абхазия?

Этот материал был написан несколько дней назад, часть его выйдет, надеюсь, в понедельник в The New Times. С тех пор много чего произошло, но я оставляю написанное без правки. Добавлю только, что Анкваб, отказывающийся сдавать полномочия после его импичмента парламентом (с нарушениями регламента и приличий), находится на российской военной базе в Гудауте. То ли в качестве беженца, то ли заложника... А Сурков, недавно еще летавший к Януковичу на утрясение ситуации, теперь утрясает в Сухуме. Кстати, потрясения и на Украине, и в Абхазии начались вскоре после его назначения помощником Путина по этим регионам. То ли его активность сказывается, то ли под эти задумки назначали... Интересно теперь, будет ли он курировать отношения с Казахстаном.

Иосиф Гальперин


Народный сход-развал

Общенародный сход — это древняя абхазская традиция, под нее даже отведена поляна у села Лыхны неограниченной вместимости. Когда The New Times перед Сочинской Олимпиадой посылал корреспондента разузнать, как спортивно-политические игры отзовутся на жизни окружающих жителей Кавказа, в Сухуме только начинали рассуждать, что хорошо бы провести сход и обсудить назревшие проблемы. Прошли Игры, прошло полгода, и вместо общенационального разговора на поляне прошел массовый митинг в Сухуме. Завершившийся попыткой традиционного (но в других местах, на Украине) захвата административных зданий и объявлением, что «оппозиция временно принимает на себя власть в стране».
Что же это за проблемы, как на них реагирует абхазская власть и почему оппозиция перешла к допарламентским способам борьбы? Ничего специфически нового: безработица, нехватка рабочих мест, жизнь на московские дотации, борьба местных кланов за их распределение. Частный бизнес — зачаточен, государственные (московские) деньги идут в лучшем случае на «социалку», своя налоговая база не растет. Как на всем Кавказе. Добавим чисто абхазские: последствия войны, закончившейся 20 лет назад, и последствия того, что Россия и ее сателлиты — единственные, кто признал независимую Республику Абхазия.
Об этих проблемах говорилось при всех трех абхазских президентах, Владислав Ардзинба так и не смог с ними справится, не удалось ему и передать власть своему преемнику Раулю Хаджимбе, Сергей Багапш тоже был вынужден лавировать в московских лабиринтах и абхазских ущельях. Однако его соратник и преемник Александр Анкваб стал единственным, кого попытались сместить силой. Поспешил возглавить эту силу проигравший ему на всех выборах Рауль Хаджимба, бывший полковник КГБ.
Зарядом нынешнего взрыва стал, как это часто бывает, национальный вопрос, позволивший к прежним обвинениям в адрес Анкваба добавить новые. Если по поводу денег он мог объяснять, что это Россия строит на них школы, больницы и спортзалы, а не предприятия, если по поводу отсутствия диалога с оппонентами мог напомнить им шесть покушений на него, организованных бывшей силовой элитой, то тема абхазских паспортов, выдаваемых грузинскому населению приграничных районов, оказалась бронебойной. То есть — проникновенно-болезненной.
Нет, никто из оппонентов не говорит, что грузины (мингрелы) не могут быть гражданами Абхазии. Но ветеранов войны за независимость, составивших главную силу недавнего сухумского митинга, возмутило, что паспорта получили некоторые из тех, кто с ними воевал. Дело не только в эмоциях: в связи с массовой эмиграцией абхазов доля грузинского населения в республике все время растет, поскольку жители Галского и Ткуарчалского районов не спешат перебираться в не слишком процветающую Грузию. В таких войнах, тем более — на горячем Кавказе, часты этнические чистки, победители предпочитают о своем участии в них не вспоминать, предпочитая обвинять проигравшую сторону. А ей зачастую и деваться некуда из родных (ставших родными за сотню лет) мест. Вот они и стараются приспособиться к сложившейся ситуации, а победители еще и взятки требуют за паспорт.
Поэтому сначала на митинге прозвучали требования отставки глав Галского и Ткуарчалского районов и генпрокурора, не спешившего вмешаться в выдачу паспортов. А уж потом, когда Александр Анкваб, не привыкший идти на поводу у оппонентов, не согласился выйти к митингу и сразу удовлетворить его требования, появились лозунги отставки президента и Кабинета министров.
Хотя я за последние десять лет три раза подолгу брал интервью у Александра Золотинсковича, не могу определять степень его вины в этих событиях. Потому что знаю, что все предыдущие попытки давления на него предпринимались с ведома неких сил в Москве. Давление — это не только покушения, кстати, раскрытые с помощью следователей, присланных Кремлем, это и неоднократные блокады всей республики по надуманным поводам (последняя — перед Сочи), и открытая агитация за его противников российскими политиками.
Разговаривал я и с Хаджимбой, и с другими абхазскими политиками и политологами. Поэтому могу предположить, что и в нынешних событиях есть заинтересованные лица по нашу, российскую сторону реки Псоу. И это не только кубанский губернатор Александр Ткачев. Вероятно, это те, кому не хочется иметь на границе пример другого политического устройства на Кавказе, кого раздражает подлинное стремление к демократии и независимости всего абхазского общества и его некоторых руководителей.
На следующий день после попытки переворота в Сухум вылетел Владислав Сурков, недавно вновь вернувшийся в администрацию президента России, но на новую для себя работу — куратора именно Абхазии и Южной Осетии. Вроде бы к прежним атакам на Анкваба он отношения не имел, так что вопрос урегулирования волнений в республике, напичканной российскими военными базами, для него — новое занятие. А может быть, само обострение — заодно и пробный шар со стороны тех кремлевских кругов, которые не слишком были довольны излишней самостоятельностью Анкваба и не слишком рады возвращению Суркова?
И Сурков, и российский МИД, и самые разные политические и общественные организации Абхазии уверяют, что единственный путь урегулирования обстановки — переговоры, ненасилие, правовой фундамент. Впрочем, на подсказки российских властей — надежда небольшая, все мы знаем им цену хотя бы по «миротворчеству» на Украине. Скорее всего, с их стороны будет новый торг с попыткой лишить признанное Россией государство начатков независимости, попробуют низвести страну на уровень «Донецкой народной республики». А то и Крыма...
Больше надежды на то, что бузотеры не посмеют следовать донецко-луганскому примеру, что чувство самосохранения не позволит развалить образующееся государство. Но пока абхазский парламент не собрал кворум на внеочередное заседание, на площади перед администрацией президента стоят люди Хаджимбы, а ветераны войны за независимость заявляют: «Народ не поверит тому, что можно построить правовое государство неправовыми методами. Революционный прецедент, в результате которого мы можем потерять свое государство, не говоря уже о его демократических достижениях, лишит наших детей будущего в свободной, стабильной, независимой стране» .
Tags: Абхазия, Александр Анкваб, Казахстан, Путин, Сурков, Украина
Subscribe

  • Крын - наш!

    Начало мая провели в поездке, намотали полторы тысячи км по Болгарии. Целью была Варна, там на фестивале "Славянское слово" я должен был провести…

  • Первомайские котики

    "Пошла курица в аптеку и сказала: Ку-ка-ре-ку! Дайте пудры и духов для приманки петухов!". Как выяснилось, детский народный стишок врет. Во-первых,…

  • День в музее

    Върбан нас водил в этот музей и рассказывал про Севта III-го. Я тогда, после той поездки, ставил в ЖЖ музейное фото находки из кургана - бронзовую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments