i_galperin (i_galperin) wrote,
i_galperin
i_galperin

Кировлес 2.0


Сегодня в журнале The New Times вышла подборка материалов, посвященная пересмотру дела Алексея Навального и Петра Офицерова в Кировском суде. Поскольку я был, возможно, единственным московским корреспондентом, который еще на стадии следствия ездил в Киров и разбирался в предъявленных обвинениях, сегодня я повторил основные факты и выводы, опубликованные перед первым процессом. Редакция расширила материал за счет своих источников и добавила информацию о том, что произошло с тех пор. А мой вариант - вот он.


Сколько леса навалено...

Краткая история обвинения Алексея Навального и Петра Офицерова.

Алексей Навальный в 2009 году приехал из Москвы по приглашению Никиты Белых, бывшего лидера партии “Союз правых сил”, назначенного губернатором Кировской области. Алексей стал его советником на общественных началах, призванным бороться с коррупцией в компаниях, где есть доля госсобственности. Прямого участия в управлении он, по словам Белых, не принимал. Спустя несколько месяцев приехал Петр Офицеров, знакомый Навального еще по работе в молодежном “Яблоке” . Отец пятерых детей, он был успешным маркетологом и бизнес-консультантом и посчитал, что сможет применить свои знания в регионе, главой которого стал известный демократический политик-рыночник: «Я подумал, что раз новый губернатор — демократ, то будет поддержка предпринимательству. А раз Кировская область — то лес, и поехал заниматься лесом». Офицеров стал гендиректором ООО “Вятская лесная компания”, образованной для рационализации торговли кировским лесным сырьем. А для Навального в лесной отрасли нашлось поле деятельности для борьбы с коррупцией.

К тому времени в области существовало созданное предыдущим губернатором Николаем Шаклеиным Кировское областное государственное унитарное предприятие (КОГУП) “Кировлес”, убыточное, как и все его подразделения. К началу первого процесса “Кировлес” уже второй год проходил процедуру банкротства, а показания на Навального и Офицерова дал бывший гендиректор КОГУПа Вячеслав Опалев, сначала свидетель, а потом - один из обвиняемых. До этого и на него самого в январе 2011 года было заведено отдельное уголовное дело.

В материалах первого, дважды закрытого уголовного дела Навального-Офицерова прежний глава «Кировлеса» Опалев утверждает: «Навальный А.А. предупредил меня, что если я, как генеральный директор КОГУПа, не буду работать с ООО «ВЛК», то на мое место есть кандидат…» Это и есть, практически, все обвинение в адрес Алексея Анатольевича.

С 9 декабря 2010 года Следственный комитет Кировской области вел проверки, а с 10 мая 2011 года вел уголовное дело, в котором Навального и Офицерова обвиняли в том, что их действия нанесли ущерб Кировскому областному государственному унитарному предприятию (КОГУП) «Кировлес» на сумму 1 миллион 335 079,67 руб. Ущерб этот заключался, как раньше считали следователи, не в том, что кто-то что-то у кого-то украл, но — в упущенной выгоде предприятия, которое могло бы продать свою продукцию другим покупателям подороже, но вынуждено было под давлением «административного ресурса» Навального торговать через посредника — «Вятскую лесную компанию» Офицерова. В этом следователи находили признаки преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ.

Суждение об упущенной выгоде основывалось, в частности, на показаниях свидетеля Сергея Змеева, заместителя генерального директора «Кировлеса» по общим вопросам и безопасности: «По проведенному мною анализу в июле 2009 года деятельности КОГУП и ВЛК было выявлено, что средняя отпускная цена со складов лесхозов за лесопродукцию составляла 4190 рублей за 1 куб. По договорным обязательствам с ВЛК средняя цена составила 3415 рублей за 1 куб. Т.о. убытки предприятия составили 775 руб. с 1 куб.». Почти такую же сумму — 774 рубля убытков по договорам с ВЛК — называет проводивший аудит предприятия ООО «Центр управленческих консультаций «Вятка-Академаудит».

Другой эксперт — ЗАО АКФ «Аналитик» — подобное обвинение предъявляет самому КОГУПу: «На предприятии отсутствует единая ценовая политика. Так, цены на пиломатериал одного качества и в одном лесхозе существенно различаются: цены на хлысты существовали в пределе от 422,08 руб. до 847,46 руб. (разница в два раза), верхний предел цен на пиловочник от 1271,19 руб. до 1949,15 руб. (разница на 53,3 %), пиломатериал хвойный необрезной от 1694,92 руб. до 2 796,61 руб. (разница на 65 %)».

Получается, что при таком подсчете ущерб терпела уже компания Офицерова.

«Упущенная выгода — это не убыток! Я могу пойти навстречу клиенту, с которым собираюсь долго торговать, и снизить цену — и в этом будет моя выгода. Да и вообще — у каждой партии леса может быть своя цена, главное, чтобы она была выше себестоимости. А подобный подсчет убытков — это политика», — сказал The New Times частный лесопромышленник, просивший, как и многие кировские собеседники The New Times, не называть его имени.

Короче — рынок. Обвинение сразу стало рассыпаться, несколько раз дело закрывали, а потом, по приказу из центра, возобновляли, передавали в руки следователей Приволжского федерального округа, пока наконец 10 апреля 2012 года окончательно не похерили. В постановлении о прекращении уголовного дела, вынесенного по итогам 11 месяцев расследования и многочисленных экспертиз, говорится: «…в материалах уголовного дела не содержится данных, свидетельствующих об обмане или злоупотреблении доверием со стороны Навального и Офицерова при заключении договора между ООО «ВЛК» и КОГУП «Кировлес» и приложений к нему… Обещания о поддержке предприятия были даны Навальным Опалеву как советником губернатора, курирующим лесную отрасль… до приезда Офицерова и создания ООО «ВЛК».

6 мая 2012 года, накануне инаугурации Путина, в Москве проходит «Марш миллионов», после которого начались аресты и Навальный получил 15 суток. 28 мая он направил письмо в Генпрокуратуру с просьбой «принести ему публичные извинения от имени государства за необоснованное привлечение к уголовной ответственности», а на следующий день стало известно, что руководитель СК РФ лично отменил постановление о прекращении уголовного дела и направил его на дальнейшее расследование.

А в адрес кировских следователей грянул гром: председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин на большом совещании 5 июля обвинил их в неумении работать, а по сути намекнул, что они поддались давлению губернатора. 31 июля спикер СК Владимир Маркин объявил о возбуждении нового дела по ч. 4 ст. 160 — хищение имущества госпредприятия в составе преступной группы (до десяти лет). И с новой суммой ущерба: 16 миллионов. Алексею Навальному предъявлено также обвинение по ч. 3 ст. 33 — как организатору преступления.

«16 миллионов, насколько я понимаю, это вообще весь оборот между ними («Кировлесом» и ВЛК) как контрагентами» — так прокомментировал The New Times эту сумму Никита Белых. Это же вытекает из материалов дела.

«Техника в лесхозах, которые стали филиалами КОГУПа, старая, до сих пор работают бензопилами, отсюда себестоимость лесоматериалов высокая, а продавать через «Кировлес» приходилось по рыночной цене, которая во время кризиса не покрывала себестоимость. Это мало кого волновало, когда продажи шли напрямую, когда получали «черный нал» и не платили налогов, — объяснил The New Times упоминавшийся выше анонимный лесопромышленник. — Поэтому лесхозы не хотят работать с фирмами, которые не могут платить «на карман».

О том, что «за наличные лесоматериалы уходили в два раза быстрее», The New Times сказал и Алексей Навальный. Ситуация в лесном хозяйстве «серая», подтвердил тогда и Никита Белых.

Государство можно было обманывать трижды. Во-первых, кроме начальника лесхоза, в реальности никто не знает, сколько и какого леса вырублено и сколько стоила работа, за которую заплатил бюджет. Во-вторых, только ему известно состояние леса, за аренду которого уже он в бюджет платит. В-третьих, кто проверял эти лесхозы на предмет того, кому и за сколько они продают лес или отдают даром, и платят ли налоги, коли подавляющая часть расчетов происходит живыми деньгами, из кармана в карман?

Неудивительно, что уже в июне, через два месяца с начала совместной работы, Опалев, который запрещал ВЛК напрямую звонить в лесхозы, разрешил последним не выполнять невыгодные по тем или иным причинам подряды, организованные ВЛК, о чем он сам с нескрываемой гордостью говорил под протокол следователям.

В окончательном обвинении Навальный был назван организатором преступного сообщества: «Заранее объединившись для растраты вверенной Опалеву В.Н. лесопродукции КОГУП «Кировлес» в особо крупном размере, Навальный А.А., Офицеров П.Ю. и Опалев В.Н. в целях реализации своего единого преступного умысла действовали группой лиц по предварительному сговору согласно функциональному распределению ролей». Навальный «подыскал и привлек к совершению преступления соучастников… распределив между ними роли», «руководил совершением преступления», «советами, предоставлением информации, средств и орудий совершения преступления, оказывал содействие… в совершении хищения».

18 июля 2013 года Ленинский районный суд Кирова по итогам рассмотрения дела признал Навального и Офицерова виновными и приговорил к пяти и четырём годам лишения свободы соответственно. 16 октября 2013 года Кировский областной суд заменил лишение свободы на условный срок.

Tags: Кировлес, Навальный
Subscribe

  • Отдел расследований-2

    Эту книгу я честно пытался предложить издательствам. Четырем. Два, прочитав предисловие, промолчали. Одно, самое богатое (Эксмо), за час…

  • Грани о Яблоке

    Волков прав, Явлинский - нет Александр Скобов, 13.02.2021 Попрощаться, конечно, не получилось. Двойной ответ Григория Явлинского на критику…

  • Встречный пал

    Если человек написал то, что и сам думаешь, то зачем делать вид, что говоришь нечто новое? Поэтому предлагаю статью Александра Гольца в "Ежедневном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment