November 11th, 2021

Сплочение в процессе поиска предателей

«Яндекс.Дзен» подкладывает собранные с исторического бора по гнилой сосенке спекуляции блогеров, напоминающие лекции Остапа Бендера. Только ныне «хлебными» считаются темы, связанные с войнушкой — внешней и внутренней. Ах, какие у нас были шпионы! Ах, какие вокруг недоумки и подлецы, а мы такие чистые и бескорыстные! Ах, как мудрые вожди разоблачали предателей!
А что, слово-то родное, животрепещущее. Это же не намек, пусть и прозрачный - иноагент, а твердая моральная оценка. Вот и какой-то блогер в своем канале с 8 тысячами подписчиков предлагает порассуждать о современных предателях с опорой на безусловные для него авторитеты, начиная с Конфуция. И дает снимок к заглавию: Горбачев, Немцов, Навальный… Плюс целая толпа голов. Понятно: чем больше нашел предателей, тем ты прозорливее и патриотичнее, да и разбираться по каждой голове не надо. Снявши (хотя бы на иллюстрацию) голову, по доказательствам не плачут.
Тренд такой. Вот и думаки (и думачки) обсуждают переход спортсмена из одной сборной в другую в этих терминах, а за ними и спортивные медиа составляют списки предателей, променявших родные маты на иноземные коврижки и печеньки.
Стругацкие когда-то лишь обострили, офизичили — с помощью специального излучения - процесс выявления «выродков» в одной, отдельно взятой замкнутой вотчине. Кстати, слово «шовинизм» родилось в прекрасной Франции, так что русофобы могут успокоиться. Не у нас одних так долго живут дикарские методы размежевания с «чужими» и сплочения агрессивного большинства.
Вопрос в том, почему сейчас они снова актуальны и почему зараза протекает в такой форме. Почему — ясно: если не можете справиться с управлением, если умеете только воровать, то нужно все беды списать на «чужих» и «врагов», а всех недовольных объявить предателями-пособниками, да и само недовольство назвать признаком внешнего влияния. К тому же и сами власти наводняют шпионами-вредителями весь враждебный им мир (а мир им весь — враждебный, они же параноики), так что проговариваются, перенося на «партнеров» все свои методы и замыслы.
Внутри же закрываемой все крепче зоны слово «предатель» играет и другую роль: способствует сплочению и одновременно - разделению. Я же знаю, что я не предатель, значит, я хороший, а вот тот, кто не считает меня хорошим, не разделяет моих пристрастий (хотя бы в лизании задницы) — тот и предатель! Такая вот сталинская диалектика: в процессе сплочения оказывается все больше бракованных людей.
А методы тоже оттуда же. Из зоны. Не нравится наш порядок? Швабру ему! Шибко умный? В СИЗО, как Сергея Зуева после операции на сердце. Анализируешь не под копирку успехи нашей авиации и космонавтики — японский шпион, как Иван Сафронов.
Гопота радостно принимает такую аргументацию, да и солидные люди. Особенно служащие — еще и как подсознательное оправдание собственной службы при неправедной власти. А служащих-то у нас всяко больше, чем производящих.
Так что возрождение слова «предатель» - это не только заказ умников (ссучившихся «выродков») из администрации президента, но и коллективное бессознательное. Которое при поражении тоталитарного сообщества — лучше раньше, чем позже - оборачивается комплексом коллективной вины.