June 9th, 2021

ЕЖ о Путине и Лукашенко

РОДСТВЕННЫЕ «ДУШИ»
9 ИЮНЯ 2021, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Лукашенко празднует день нападения СССР на Польшу, благодарит Сталина за пакт Риббентропа-Молотова и при этом почему-то забывает сказать спасибо Гитлеру. Почему письмо семей жертв крушения малайзийского «боинга» президенту Путину никогда не дойдет до адресата. На чем держится союз России и Беларуси

Александр Лукашенко подписал указ об учреждении нового праздника под названием «День народного единства». Праздник будет отмечаться 17 сентября.

В 1939 году в этот день Красная Армия без объявления войны перешла границу Польши, которая вела войну с гитлеровской Германией. Тем самым Сталин выполнил свои союзнические обязательства перед Гитлером и стал соучастником в развязывании Второй мировой войны.

Незадолго до этого Лукашенко в эфире «Эха Москвы» поблагодарил Сталина за пакт Молотова-Риббентропа:

«Сталину надо поставить памятник в Белоруссии — я как историк говорю — за пакт Молотова-Риббентропа. Потому что мы воссозданы были в реальных нынешних границах — наша Белоруссия.

Логично было бы задать вопрос: а где благодарность второй стороне, подписавшей этот пакт? Сталину, значит, памятник, а как же Гитлер? Или, по мнению «историка» Лукашенко, Молотов сам с собой пакт подписывал о разделе Польши?

В ходе Второй мировой войны Белоруссия понесла немыслимые людские потери. Если на начало войны в республике проживало 9 млн человек, то в конце войны ее население сократилось на треть и составило 6 млн человек. В годы войны на белорусских землях погибло свыше 2 млн человек (из них почти половину составляли евреи), около 400 тыс. человек были вывезены на принудительные работы в Германию.

И глава государства, народ которого понес такие жертвы, сделал праздником день, который стал фактически началом вступления СССР, частью которого тогда была Беларусь, в эту мировую бойню на стороне Третьего рейха.

Я не религиозный человек, поэтому мне не близка христианская идея бессмертной души. Но у обычных людей есть то, что называется внутренним миром, в котором существуют такие эмоции, как эмпатия, сострадание, ощущение чужой боли и несправедливости. То, что Кант называл «моральный закон внутри нас». Однако случаются аномалии. Есть люди, у которых такого морального закона внутри нет. На его месте — пустота, вакуум. В этом смысле можно говорить, что у таких людей нет души. К таким людям несомненно относится Александр Григорьевич Лукашенко, президент Республики Беларусь. Назвать Лукашенко человеком без души — не ругательство, а констатация факта. Конечно, для доказательства необходима экспликация понятия «душа» в нерелигиозном смысле, после чего вполне возможно эмпирическое подтверждение ее отсутствия у президента Беларуси.

Аналогичной аномалией явно страдает и человек, возглавляющий вторую часть союзного государства Россия-Беларусь. И тому тоже есть множество доказательств, одно из которых было предъявлено совсем недавно, когда родственники жертв крушения малайзийского «боинга» отправили коллективное письмо Владимиру Путину. Письмо выдержано в чрезвычайно уважительных интонациях. В нем упоминается День России, который «знаменует национальную гордость русского народа за вашу культуру, ваше наследие и достижения». Говорится о том, что «гордая нация также должна уметь принимать свои ошибки и падения». Авторы письма не обвиняют Россию в убийстве своих близких, хотя имеют на это полное право. Они обвиняют российскую власть в том, что она отрицает свою причастность к этому преступлению и отказывается сотрудничать со следственной группой, созданной Советом безопасности ООН в июле 2014 года, и соблюдать резолюцию 2166, которая была единогласно принята. В том числе и Российской Федерацией. «Мы сожалеем о семи годах, что вы отказываетесь признать нашу боль, вместо этого углубляя ее», — пишут Путину люди, потерявшие по его вине своих близких.

Это письмо никогда не дойдет до адресата. То есть в Кремле о нем, естественно, знают. Но пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уже сообщил журналистам, что в Кремле пока нет реакции на письмо родственников жертв MH17, и вновь повторил, что Россия к этому не имеет отношения.

Письмо адресовано к душе Путина, к моральному закону внутри него. То есть к тому, чего нет. Поэтому «абонент не абонент». Письмо не доставлено в связи с отсутствием адресата.

Кстати, День России, к которому пытались апеллировать авторы письма, является, пожалуй, самым невнятным праздником путинской России, поскольку в этот день, 12 июня в 1990 году, Съезд народных депутатов РСФСР провозгласил суверенитет России, то есть внес решающий вклад в то, что Путин назвал величайшей геополитической катастрофой ХХ века.

Путину намного ближе по духу еще один невнятный праздник, День народного единства, 4 ноября, в который, по версии кремлевских историков, народное ополчение освободило Москву от поляков. Неважно, что 4 ноября поляки были еще в Кремле, а их капитуляция состоялась несколькими днями позже. Путину было важно заместить главный праздник коммунистов — день октябрьского переворота. В итоге из недр Смутного времени было извлечено хронологически ущербное событие и объявлено праздником «победы над поляками».

Теперь вот и Лукашенко велит белорусам праздновать «победу над поляками».

Антипольская, шире, антизападная риторика и основанная на ней политика — далеко не единственное и, пожалуй, даже не главное, что сближает два режима: путинский и лукашенковский. Фундамент их единства — бездушие их главарей, отсутствие в них морального закона, что приводит к полному уничтожению морали и права в обоих государствах. Это не влечет за собой слияние России и Беларуси в единое государство, как того требует договор 1999 года, но гарантирует прочный политический союз, который будет сохраняться до тех пор, пока Путин будет в Кремле, а в Минске — Лукашенко.

Вот дождь идет по горизонту -

это я написал лет сорок назад, для меня было откровением, что можно писать прямо, безОбразно. И цикл "Гончарный круг", завершавшийся длинным верлибром с такой строкой, стал какой-то новой ступенькой. А здесь не надо было ехать в целинный район на юго-западной окраине Уральских гор, достаточно взглянуть за окно - и вот он, идущий по горизонту дождь. На юго-западе, но уже Болгарии.