June 4th, 2021

Убить надежду

Сегодня, в день рождения Алексея Навального, я повторяю текст, написанный в прошлом году сразу после его отравления, он был опубликован в Германии и в моей книге "Отдел расследований". Повторяю, ничего не меняя: ведь опасности остаются, как и наши надежды на судьбу сильного человека Алексея Анатольевича Навального. Добавилось за это время лишь тепло - и к нему, и к тем миллионам людей, которые ему сопереживают.
Мог ли Алексей Навальный умереть в самолете? Мог, если бы не профессиональное решение пилота об экстренной посадке. Открылась бы причина гибели? Да никогда, если даже сейчас, когда Алексей в коме доступен иностранным врачам, российская власть чудовищно врет, что не знает причину «болезни», а уж внутри России сервильная медицина (как сервильное правосудие, как сервильные учителя в избирательных комиссиях — стыдно, бывшая интеллигенция!) подтвердила бы любой кремлевский диагноз.

Да, собственно, никто бы и не стал слишком яростно отрицать отравление, глумливо ухмыляясь на ток-шоу. Мол, так и надо — на пахана «тянул». А их терпильные (сервильные) оппоненты мягко бы возражали: власти не выгодно было отравлять…

Дефективный лепет! Выгодно. Запугать, еще раз доказать, что не стоит «высовываться», что лучше быть быдлом, чем мертвым. О быдле: видно, что власть не «единственный европеец» в России, а наоборот — гораздо ближе к примитивному варварству, чем немаленький слой активного населения.

… Когда речь идет о покушении на убийство, приходится переходить на громкие слова, чтобы постмодернистская грязь, образованная слиянием отвратительного с абстрактно вероятным, не заставила снижать оценки. Тем более приходится обращаться к пафосному стилю, раз покушение происходит на виду у всего мира, когда убить хотели молодого сильного здорового человека только за то, что он пытался показать, за счет чего можно улучшить жизнь миллионов людей.

Так вот, когда-то наши публицисты говорили о зверях-диктаторах, что те репрессиями стараются убить надежду на перемены, на поддержание человеческого достоинства, на возможность моральных оценок власти. Говорили — о чужих и далеких, но наши, свои, родные, легко переняли средневековые обычаи людоедов ХХ века (вспомнив и опыт предшественников), как после «17 мгновений» по-обезьяньи переняли «романтику» СС. Но «подавить в зародыше» — еще один штамп антиимпериалистической пропаганды! — не получится, Хабаровск и Беларусь, Куштау и Шиес показывают, что народ может не поддаваться «ворам в конституционном законе», не быть терпилами.

Поневоле заговоришь высоким слогом, не слишком разбирая выражений, когда видел человека, которого хотят убить, близко, понимал и принимал его человеческие реакции. Как когда-то видел Галину Старовойтову и Марину Салье, Юру Щекочихина и Аню Политковскую. Как Бориса Немцова… Навальный — не мой лидер, Немцов был ближе, Алексей — другое поколение, но я надеюсь на него, на то, что он будет жить и бороться, надеюсь, как на актора, деятеля, выразителя и предводителя определенной части соотечественников.

ЕЖ об интервью Протасевича

«ИНТЕРВЬЮ» ПРОТАСЕВИЧА ПРИДУМАЛ ОРУЭЛЛ
4 ИЮНЯ 2021, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО


Неизвестно, читал ли руководитель белорусского государственного телеканала ОНТ Марат Марков Оруэлла, но в своем видео с Романом Протасевичем он действовал строго по сценарию оруэлловской антиутопии. В романе «1984» Уинстон Смит должен был не просто умереть, но всем сердцем полюбить Большого брата. Сомневаюсь, что Марат Марков и палачи из белорусского КГБ смогли внушить Роману Протасевичу искреннюю любовь к Лукашенко, но на вопрос, уважает ли он белорусского диктатора, Протасевич ответил сразу и очень горячо: «Безусловно!»

Вечером 3 июня белорусский государственный телеканал ОНТ показал видео с участием экс-главного редактора телеграмм-канала «Нехта» Романа Протасевича и руководителя ОНТ Марата Маркова. В этом видео Протасевич повторяет, что сотрудничает со следствием и дает «признательные» показания.

Этот эфир прошел в вечерний прайм-тайм в рамках передачи «Марков. Ничего личного», которую ведет сам руководитель ОНТ, бывший военный и заместитель начальника идеологического управления администрации Лекашенко.

В ходе эфира, как и в первом видео, показанном белорусскими властями 24 мая, Роман Протасевич еще раз сказал, что полностью признает свою вину в организации массовых беспорядков и сотрудничает со следователем. В этом полуторачасовом смонтированном видео Протасевич утверждает, что ему безразлично, что будут думать и говорить о нем его бывшие коллеги после этого интервью, называет фамилии тех, с кем он сотрудничал, негативно отзывается о Польше, Литве, Евросоюзе и просит не выдавать его «ЛНР», в которой его ждет смертная казнь.

Ответим на некоторые вопросы.

Среди этих вопросов не будет вопросов к режиму Лукашенко и его СМИ, в частности к Марату Маркову. К Протасевичу в следственный изолятор КГБ не пускают адвоката, а телеканал ОНТ пускают. Это все, что надо знать о сути лукашенковского телевидения, которое является не СМИ, а частью КГБ. Следователь НКВД Александр Григорьевич Хват прославился тем, что мочился на лицо академика Вавилова, а руководитель канала ОНТ Марат Сергеевич Марков прославился тем, что всенародно пытал Романа Протасевича по методике Оруэлла.

Нет ни малейшего сомнения в том, что все сказанное Протасевичем не имеет никакого отношения к его мыслям и убеждениям. Что это результат сильнейшего воздействия – морального, физического, возможно, медикаментозного. Дмитрий Протасевич, отец Романа, убежден, что его сына пытали, применяли к нему психотропные вещества.

Возможно, рядом в соседней камере была его девушка София Сапега, и она стала еще одним фактором давления на белорусского оппозиционера. Наверняка ему подробно объяснили, что его экстрадиции требуют бандиты «ЛНР», возможно, показывали видео о том, что там делают с заложниками, прежде чем убить. А в том, что там-то его точно убьют, сомнений быть не может.

Не думаю, что кто-то из коллег Романа Протасевича по сопротивлению диктатуре осудит его. Тем же диванным моралистам, кто поспешит его осудить, могу предложить примерить на себя его пропитанные пыточным ужасом рубашку и майку…. Никто не знает предела своих возможностей, и при выборе между жизнью и смертью выбрать жизнь – это нормально. Роман Протасевич выбрал жизнь, свою и близкого человека, и поступил правильно.

Захваченный в 1965 году в плен командир ВМС США Джереми А. Дентон, давая показания на вьетнамском телевидении, моргал азбукой морзе слово T-O-R-T-U-R-E – ПЫТКИ! Роман Протасевич под немигающим взглядом своего палача Марата Маркова «наморгал» множество сигналов о том, что он говорит под пытками. Тут и фраза про «стальные яйца» Лукашенко – прямой отсыл к придуманному самим Лукашенко «диалогу» между польской и немецкой спецслужбами, где они жаловались, что «Лукашенко – крепкий орешек». Тут и взахлеб перечисляемые «адреса, пароли, явки», и неестественное оживление и смех в самых неподходящих местах. Наконец, как бы невзначай демонстрируемые раны на запястьях – следы пыток…

Путинская Россия стремительно движется по пути лукашенковской Беларуси. На роль Марата Маркова сегодня готовы претендовать многие обитатели российского телевизора. Те же Соловьев, Скабеева, Киселев или Симоньян с этой ролью справятся не хуже белорусского коллеги. Да и Эрнст, возможно, поначалу покрутит носом, а потом махнет рукой и станет выбирать костюм палача, соответствующий его стилю эстета и сноба…

Что делать нормальным людям в условиях довольно стремительной беларусизации, а точнее – лукашенизации путинского режима? Учиться моргать морзянкой? Готовить зековский рюкзак по рецепту Ройзмана? Срочно валить? Универсального рецепта, пригодного для всех, не существует. Роман Протасевич на допросе у Марата Маркова (а это был, несомненно, допрос, а не интервью) сказал важную фразу: «То, что я говорю, я говорю здесь и сейчас». Важно оставаться человеком в любых обстоятельствах. Этому иногда помогает твердое знание (не надежда, а именно знание), что все фашистские режимы смертны, а такие режимы, как путинский и лукашенковский, всегда смертны внезапно. Поэтому главная задача любого нормального человека увидеть их конец.