March 12th, 2021

ЕЖ о криворуком запрете

Роскомнадзор ввел антироссийские санкции
11 МАРТА 2021 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ


Случилось страшное. Сбылось предсказание всезнающей The New York Times, которая несколько дней назад сообщила: американская администрация готовит впечатляющий ответ на хакерские атаки из России. И вот этот день наступил. Один за другим как по команде стали падать сайты Кремля, правительства, Совета безопасности, МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры, Совета Федерации. Рухнули сайты некоторых областных правительств и региональных управлений правоохранительных органов. Россия под ударом, завопили было федеральные телеканалы. Уж не объявление ли это войны?

Но потом все быстро успокоились. Оказалось, это вовсе не атака заморских кибердиверсантов, а наша обычная бомбежка Воронежа. По мнению многих экспертов, массированная атака на Рунет была предпринята не зловредными американцами, а родным Роскомнадзором, призванным блюсти как отечественные законы, так и нравственность россиян. Не подумайте, что у роскомнадзорных чиновников вдруг проснулось гражданское чувство и они увидели оскорбление нравственности в содержании, например, Kremlin.ru. Полегшие госсайты — не более чем побочный ущерб от давно готовившейся масштабной операции. Ведь в тот же день Роскомнадзор объявил, что вознамерился замедлить работу сети Twitter.

Сделал он это не с бухты-барахты. Зловредный Twitter, оказывается, злодейски игнорировал требования об удалении детской порнографии, проституции, а также призывов к массовому самоубийству. Не зря сам президент недавно заявил, что Интернет грозит разрушить наши духовные скрепы.

К тому, чтобы покарать злодеев, готовились загодя. Помнили, каким позором закончились в 2018-м попытки перекрыть строптивый Telegram, отказавшийся предоставить ФСБ ключи шифрования. Тогда сгоряча снесли десятки тысяч сайтов и миллионы IP-адресов, а Telegram продолжал функционировать как ни в чем не бывало. Поэтому в прошлом году за немалые бюджетные деньги закупили и установили у ведущих провайдеров спецаппаратуру — «технические средства противодействия угрозам» (ТСПУ). Эта аппаратура якобы позволяет централизованно, по щелчку, отключать сайты и соцсети. По крайней мере, так утверждали. На практике, как видим, получилось, как всегда. То ли бюджет распилили, то ли программное обеспечение писали кривые ручонки спецов в погонах. В общем, ТСПУ вырубили большую часть государственного Интернета, посчитав его зловредным, как предполагают эксперты.

Что до объекта спецоперации, сети Twitter, то его деятельность не изменилась никак. От слова «совсем». Далеко за океаном безымянный представитель сети заявил: «Мы остаемся привержены защите открытого интернета во всем мире и глубоко обеспокоены ростом попыток блокировать и тормозить общественный диалог в сети». Что в переводе с вежливого означает: а не пойти ли вам… И добавил, что сексуальная эксплуатация детей неприемлема, а пропаганда суицида запрещена на платформе.

При этом всем понятно, что российских начальников волнует вовсе не распространение наркотиков и детская порнография. Их волнует Twitter как средство мобилизации протестующих граждан. И эта высшая цель оправдывает криворуких и вороватых исполнителей.

Подлинную цену всем кремлевским попыткам укротить Интернет указал сам Роскомнадзор. Объясняя сбои в Рунете, ведомство сообщило, что они произошли… из-за аварии в центре обработки данных в Страсбурге. Действительно, чуть ранее французские СМИ сообщали, что пожар в здании дата-центра компании OVHcloud привел к сбоям работы тысяч интернет-сайтов в Европе. То есть сайты важнейших российских госучреждений связаны каким-то образом дата-центром, находящимся, страшно сказать, за пределами Отечества. Чего стоят все эти законы Яровой о суверенном интернете?

Более-менее очевидно, что даже сегодня (не говоря уже о завтра) отсоединить интернет отдельной страны от всемирной сети почти невозможно. Для этого нужно как минимум иметь гигантские финансовые и людские ресурсы Китая. Куда проще вовсе отключить Интернет. А заодно электричество. Для надежности…

На старые дрожжи

ЛитРес сегодня выставил две мои книги в печатной версии. Раньше и "Словарный запас", и "Лаковая миниатюра" были только в электронном варианте, а теперь можно их и скачивать, и заказывать. Сборник рассказов "Лаковая миниатюра" более лиричен, хотя и там хватает драматических моментов. Обе обложки Виктор Улин делал по картинам Сергея Краснова, так что эти книги для меня - еще один повод напомнить о таланте моего друга, академика живописи и мудрого человека, ушедшего из жизни в прошлом году.
Лаковая миниатюра C.jpg
https://www.litres.ru/iosif-davidovich-galperin/lakovaya-miniatura-i-drugie-rasskazy/
Словарный запас B[186].jpg
https://www.litres.ru/iosif-davidovich-galperin/slovarnyy-zapas/

ЕЖ о непреодолимом воровстве

Вдруг война, а ты украмши
12 МАРТА 2021 г. ИГОРЬ ЯКОВЕНКО


Генпрокурор Игорь Краснов пожаловался на рост коррупции в поднадзорной стране. Количество преступлений, связанных, например, с откатами в сфере госзакупок, возросло по официальным данным за минувший год на 74%.

Россия оказалась на 136 месте из 180 в рейтинге стран по уровню восприятия коррупции за 2020 год, который составила международная организация Transparency International (ее российское представительство Минюст РФ, понятное дело, объявило иностранным агентом). По уровню коррупции Россия превосходит не только все без исключения страны Европы и Америки (кроме своего союзника – Венесуэлы), но и большинство стран бывшего СССР, таких как Казахстан, Беларусь, Кыргызстан, Молдова и Украина. Впрочем, Путин может гордиться тем, что в Сомали, Южном Судане и в Сирии, где заправляет его марионетка Асад, ситуация с коррупцией еще хуже.

Что в этой ситуации должны сделать правительство и депутаты? Правильно! Правительство должно внести, а депутаты срочно принять закон, освобождающий чиновников от ответственности за коррупцию. Поскольку что-то мешает принять закон, в котором прямо и честно будет сказано, что чиновник в России может и даже обязан воровать (хотя не вполне понятно, что именно мешает), в принятом в первом чтении законе чиновники, судьи, депутаты и прокуроры освобождаются от ответственности за коррупцию «нечаянную» и «вынужденную».

Все эти добрые люди теперь не будут отвечать за коррупцию, если преступление произошло при не зависящих от них обстоятельствах, к числу которых относятся стихийные бедствия, пожары, эпидемии, забастовки, военные действия или террористические акты.

И сам текст закона, и пояснительная записка к нему, и комментарии депутатов пронизаны сочувствием коррупционерам, искренним желанием войти в их тяжелейшую жизненную ситуацию, понять их коррупционные души и прийти на помощь. Вот представьте себе ситуацию: война, или пожар, или наводнение – все бегут, паника, а тут деньги лежат – ну как тут не украсть? Святой же украдет.

«Допустим, сегодня вечером к чиновнику подходит человек и делает предложение, которое по сути вызывает конфликт интересов, – описывает тяжелые чиновничьи будни депутат Анатолий Выборнов. – Наутро чиновник обязан доложить своему руководству по инстанции, что поступило такое предложение. Но поступает сигнал о террористической угрозе, и чиновник на протяжении суток или двух участвует в антитеррористической операции. В это время в таких условиях он не в состоянии выполнить антикоррупционную норму». Примечательно, что это тот самый депутат Выборнов, который только что предложил сажать за информацию, «способствующую росту цен». Никаких смягчающих обстоятельств для тех, кто, например, делает обзор потребительского рынка или фотографирует ценники в магазинах, сопровождая это пессимистическими комментариями, депутат Выборнов не видит. Должны сидеть, и точка!

Ответственным за прохождение закона об освобождении от ответственности коррупционеров назначен комитет, который возглавляет Василий Пискарев. Пискарев параллельно продвигает закон о лицензировании просветительской деятельности, фактически запрещающий любое просвещение, на которое не наложило лапу государство. То есть человек, создавший в ютубе просветительскую программу, должен, по мнению депутата Пискарева, сидеть в тюрьме, а «нечаянный» коррупционер останется на свободе.

Абсурд данного закона еще и в том, что институт форс-мажора давным-давно действует в системе права, а теория вины, ее структуры и понятие «виновности в преступлении» прекрасно используются адвокатами, что делает данный закон, во-первых, избыточным, а во-вторых, создающим даже не лазейки, а комфортабельные трассы для коррупционеров.

На очереди законы, освобождающие от ответственности за «вынужденное изнасилование», «нечаянную узурпацию власти», «геноцид по неосторожности» и «ограбление в условиях форс-мажора». Собственно, российский официоз уже готовит подведомственную популяцию к таким законам. Например, омоновец, ударивший женщину ногой в живот, избежал наказания, во-первых, потому что у него «забрало запотело», а во-вторых, как пояснил депутат Хинштейн, «он воспринял бежавшую ему наперерез женщину как реальную угрозу». Ну, кто бы на его месте удержался от нокаутирующего удара сапогом в живот женщине? Телевизор переполнен оправданиями сталинских репрессий тем, что «время было такое». Кстати, и насчет «вынужденного изнасилования» тоже не гипербола. Тут на ТВ-3 показали кино, авторы которого с пониманием отнеслись к тому, что Берия каждую ночь насиловал новую женщину. Оказывается, ранимый и чувствительный Лаврентий Павлович очень страдал от любви к жене, которая не отвечала ему взаимностью. Согласитесь, Берия же действовал в обстоятельствах непреодолимой силы…

Все существо героя «12 стульев», голубого воришки Альхена протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Российским чиновникам никогда не бывает стыдно. Общее с героем Ильфа и Петрова у них то, что они тоже не могут не красть. И причины их «вынужденной коррупции» две. Первая – полное отсутствие совести и стыда. Вторая – то обстоятельство, что коррупция в путинской России не болезнь, а основа функционирования режима. И единственный способ побороть коррупцию – это полностью демонтировать путинский режим. Ну, а эмпатия по отношению к коррупционерам, вхождение в их непростые обстоятельства – это все очень важные вещи, которыми должны заниматься независимые суды и правозащитники, призванные следить за соблюдением прав ворюг и кровопийц в местах лишения свободы.