June 15th, 2020

Игралиште

Вот мы и добрались до цели. Игралиште - любимое село нашего друга доктора Димитара Попова, посмотрели: есть за что любить. Андрей Россинский сказал, что раньше здесь был военный аэродром, хотя сложно себе представить посадку на горную площадку в окружении лесов. Значит, летчиков тренировала необходимость. Леса стоят стеной вплоть до близкой уже македонской границы, на немногих полянах косят траву и пасут скот.

Зелень упряма и сильна, в этом году Малешевская планина не оправдывает своего названия "сух балкан", не сухая она, воды, видно, много.

Само село смотрится в чаше леса обычной болгарской деревней с неизменным флагом над обыкновенным частным домом.

На стене административного здания висит тоже привычная для наших мест мемориальная доска. Здесь объединили память о погибших за свободу в войнах, включая партизанскую, с памятью о борцах с турками в ходе восстаний.

А еще Димитар Попов считает, что лучший мед - из этих мест. Теперь понятно, почему - смотрите, в каком экологически чистом месте стоят ульи (справа внизу снимка, за кустами, такие синенькие).
Скобов

Путин – вон!

Александр Скобов, Каспаров.Ру, 14.06.2020
Оппозиции следует отказаться от игр в «конструктивную критику»

Умные люди уже отметили, что по поводу предстоящего голосовалища бойкотистам и антибойкотистам делить практически нечего. Хоть ты бойкотируй, хоть голосуй против, это никак не повлияет ни на процент голосов «за», ни на процент явки, которые будут объявлены. Памфиловские «правила» и голосования, и наблюдения снимают все барьеры для фальсификаций любого масштаба. Режим нашел способ нейтрализовать опасность «опрокидывающего голосования».

Зато у бойкотистов и антибойкотистов есть реальный общий противник. Это «партия игнора». Те, кто считает путинскую «конституционную реформу» вообще ложной, обманной повесткой. Кто считает, что переписывание давно не соблюдавшейся Конституции никак не влияет на нашу реальную жизнь и малоинтересно гражданам. Что оно лишь отвлекает внимание и силы от реальных проблем, которые как раз граждан и волнуют. Поэтому лучше на всю эту «мышиную возню» вообще не обращать внимания. Не увеличивать «информационный шум» вокруг нее.

На самом деле «конституционная спецоперация» знаменует переход путинского режима в качественно новое состояние. Отбрасываются последние формально-правовые ограничения, которые хоть в какой-то степени сдерживали произвол и насилие. И последний тому пример – само памфиловское голосовалище.

До сих пор режим все-таки стыдливо прятал выборные фальсификации за законодательство, внешне соответствующее общепринятым мировым стандартам. Ему приходилось искать в этом законодательстве щели и протискиваться в них. Улучшать момент, когда можно вбросить бюллетени или подменить протокол. Это-то и ограничивало масштабы фальсификаций, позволяя оппозиции надеяться на «опрокидывающее голосование».

Теперь обкатывается модель, вплотную приближающая наши «выборные процедуры» к образцам диктатуры Франсуа Дювалье (Папы Дока) на Гаити. Режим решительно срывает с себя последние покровы «гибридности». Это и отражается в переходе от методов фальсификаций «волшебника Чурова», к методам «клофелинщицы Памфиловой».

Оппозиция должна использовать любую возможность, чтобы трезвонить об этом во все колокола. О том, что мы погружаемся уже в натуральный туркменбашизм. Путин последовательно воссоздает совершенно противоестественную для XXI века систему, основанную на сакрализации власти как таковой и пресмыкательстве перед её главой в частности. У оппозиции сегодня нет ни малейшей возможности помешать ему завершить свою операцию с обнуляжем. Но она может попытаться сделать так, чтобы старый ящер вполз в новый этап своего правления максимально «десакрализованным».

Это значит – максимально униженным, освистанным, оплеванным. Оппозиции следует отказаться от игр в «конструктивную критику» и «конструктивный диалог». Оппозиции надо поменять язык. С племенным царьком нет смысла говорить на языке Дизраэли. И хотя времени осталось совсем мало, оппозиция еще может использовать «предголосовательную кампанию» для того, чтобы сформулировать и озвучить «платформу Сопротивления» на последующий период. Платформу, которая сводилась бы к следующему:

Путин и его приспешники несут нашей стране:

  • ■  убожество жизни, деградацию, архаику и дикость туркменбашизма;

  • ■  произвол и безнаказанность «новых господ недодворян»;

  • ■  изоляцию и изгойство в современном мире, жизнь в «осажденной крепости», войну.

Путин и его приспешники являются:

  • ■  фашистами, ненавидящими гуманизм и право, утверждающими принцип безнаказанности силы;

  • ■  преступниками, виновными в массовых убийствах в ходе постоянных войн, тянущихся за путинским режимом с момента его рождения, виновными в совершении антиконституционного государственного переворота;

  • ■  подлецами без чести и совести, отравляющими страну ложью, лицемерием и холуйством;

  • ■  нашими врагами и врагами российского народа.

Наши лозунги:

  • ■  Долой царя!

  • ■  Долой господ!

  • ■  Долой царизм!

Это значит:

  • ■  отстранение от власти и привлечение к судебной ответственности Путина и его приспешников;

  • ■  кардинальное обновление всей существующей политической элиты, отравленной ядом бессовестности, лжи, пресмыкательства и отравляющей этим ядом всю страну;

  • ■  полный демонтаж созданной Путиным архаической самодержавно-вертикальной системы, парламентская республика, исключающая «должность царя», переход к подлинному федерализму, отказ от имперского характера российского государства и имперских амбиций.


Сотни тысяч протестующих уже десятилетие скандируют на митингах и шествиях «Путин – вор!». Это совершенно правильный лозунг. Путин украл у нас не только деньги. Он украл у нас наши права, наше достоинство, наше будущее, нашу страну. Прямо сейчас он ворует у нас последние остатки демократических завоеваний Перестройки. И все же это лозунг вчерашнего дня. Он носит слишком «оборонительный» характер. Его пора сменить на наступательный лозунг «Путин – вон!»