January 22nd, 2020

Предыстория Чайки

Когда Юрия Чайку только назначали, редакция журнала "Новое время" предложило мне прокомментировать события. Повторяю этот текст (хотя выводя явно устарели?), добавлю лишь, что после его выхода в свет Олег Митволь, неназванный в тексте по имени, позвонил мне домой с вопросом: "Ты хочешь поссорить меня с Генпрокуратурой?". Он бурно отрицал историю маленькой заметки в "Новых Известиях", но это ему не помогло: тут же в его структуре Росприроднадзора прошли обыски... Забавно, что Чайку отправили туда же, куда его предшественника: полпредом на Северный Кавказ. Путин известен своеобразным юмором...

Папка и заметка
Конспирологические подробности из жизни генпрокуроров

За неимением открытой политики мы привыкли объяснять перемены, происходящие во властной вертикали, мифологически. Что тоже отражает, пусть и косвенно, во-первых, реальные процессы, а во-вторых – сознание их участников и зрителей.
В пересказе человека, близкого к спецслужбам и правящей бюрократии в целом, эпизод с отставкой Устинова выглядит так:
- Устинов пришел к «Портрету» с толстой папкой и спросил: «Владимир Владимирович, вы на самом деле всерьез решили искоренять коррупцию? – Конечно! – Тогда начинать надо с вашей администрации. Вот здесь у меня небольшая подборка. - Оставьте, я посмотрю». Когда генпрокурор пришел на следующую аудиенцию, президент дал ему листок бумаги и сказал: «Пишите заявление об отставке». От неожиданности Владимир Васильевич прослезился, не совладав с нервами, он и заявление написал с грамматическими ошибками, поэтому в Совете Федерации его просьбу об отставке сначала рассматривали без прошения, а бумагу без ошибок подвезли позднее.

Свояк руку моет
Байка характерная. Не забудьте, что дело происходит сразу после таможенных баталий, в которых верх взяла группировка Сечина-Устинова. Визуальное соответствие рассказа показанному в те дни телевидением добавляет достоверности. Только вот трактовка наверняка выгодна той стороне, которую представляет мой собеседник.
Если подумать, вряд ли в папке Устинова был компромат на работников администрации президента, связанных с Сечиным, кто ж на свояка клепать будет. Значит, папка относилась к противной группировке – Суркова. Не будет обсуждать, насколько сведения, гипотетически содержавшиеся в ней, соответствовали действительности и насколько они отличались от сведений, могущих представить лицо противоположенной группировки. Вспоминая кремлевские нравы, в частности, «разоблачение» Сосковца и его «духовных детей», можно понять, что в конспирологическом уродливом виде примерно так протекает идейно-политическая борьба внутри исполнительной власти, неподконтрольной демократической процедуре и общественному мнению.
То, что речь идет не просто о схватке кланов, а именно о противостоянии политических группировок, ясно уже из того, что одновременно с отставкой Устинова разразилась широкая атака на Лужкова. Повод, выбранный для нее, сомнений не вызывает, но конфликтов, подобных бутовскому, в Москве и России в целом – сотни, если не тысячи. Однако только бутовский удостоился такого внимания всех центральных СМИ, вряд ли решившихся на это без санкции того же Суркова.
Одновременно появились слухи о возможной отставке краснодарского губернатора Ткачева. Действительно, Александр Николаевич серьезно болен и нуждается в длительном лечении, несовместимом с исполнением должностных обязанностей. Но при другом раскладе ему бы просто предоставили отпуск, посадив в его кресло «врио», а сейчас допустили в подконтрольную прессу утечку о возможной отставке. А ведь Ткачев – одна из козырных карт сечинской колоды.
Тут еще и сам Сурков перешел в контрнаступление, заявив, что президент скоро может стать членом партии. Понятно, какой – «Единой России», делами которой так прилежно занимается замглавы администрации по политическим вопросам. Такая инициатива делает президента и его помощника еще ближе и помогает забыть о содержании устиновской папки.

Чайка. Прерванный полет
А насчет сменщика Владимира Васильевича тоже есть конспирологическая история, абсолютно достоверная, хотя и давняя. Юрий Чайка ведь уже был кандидатом на должность генпрокурора, семь лет назад ставился вопрос о его переходе из статуса «врио» на постоянную работу. Помешала представлению его кандидатуры в тогдашний, гораздо более самостоятельный Совет Федерации, как утверждали заинтересованные лица, газетная заметка.
В кабинет отдела расследований одной газеты, воевавшей тогда на стороне Березовского, Абрамовича и Путина с Примаковым и Лужковым, вошел генеральный директор. Это сейчас он известен, как госчиновник, активно сражающийся за чистоту наших водоемов, а семь лет назад был простым коммерсантом, направлявшим внимание газеты на объекты, интересовавшие пославших его присмотреть за ней. Он сказал: «Завтра в Совет Федерации может поступить на утверждение кандидатура Юрия Чайки, а мы его не хотим. У вас есть какой-нибудь компромат на него?» В отделе расследований начальнику-заказчику ответили, что кроме истории с сыном Чайки, на чьей машине с папиными номерами в Подмосковье были задержаны ингуши с оружием, ничего серьезного нет. Начальник попросил поискать еще чего-нибудь и поставить в номер.
До подписания полос в свет оставалось шесть часов. Позвонили в Иркутскую область, где Чайка трудился до перевода в Москву. Тамошний журналист через несколько часов раздобыл номера дел, закрытых по приказанию бывшего прокурора области. Они касались фирм, связанных с ним лично и принадлежавшим ингушским предпринимателям. Об этом и написали маленькую заметку, которая успела в номер. Кандидатуру Чайки назавтра в сенат не представляли.
Не то важно, что прегрешения Чайки оказались более значимыми, чем обвинения в адрес Устинова, которыми одно время был переполнен Интернет. Здесь интересно, от чьего имени действовал газетный коммерсант. Если по поручению своих финансовых друзей – это одно, а если от имени их политической креатуры? Тогда получается, что семь лет изменили мнение президента Путина о необходимости Чайки на посту генпрокурора. Впрочем, скорее всего, тогдашняя интрига показывает, что уже семь лет назад за спиной кандидата, объединившего самые разные группировки, шла нешуточная борьба.
Эту банальный вывод подтверждает история последних дней. Но за этим выводом неизбежен следующий вопрос: есть ли кроме группировок у трона, между которыми Владимир Владимирович почти ельцинскими «загогулинами» поддерживает баланс, его собственный резерв? Насколько он силен и не подвержен ли размыванию между двумя крыльями его администрации? Если он состоит из бывших товарищей по службе, до сих пор не ушедших в запас, почему тогда не слишком успешны в непосредственной работе и Патрушев, и выходцы из КГБ Нургалиев и Черчесов? Почему слухи об их намерениях поискать другую работу возникают гораздо чаще, чем сообщения о переменах, например, в прокуратуре?
Значит ли это, что путинская группировка в путинском же окружении объективно слабее сечинской и сурковской?

Грани о Конституции и Навальном

На смех и поруганье
Александр Скобов, 22.01.2020


Я почти всегда был на стороне Алексея Навального в его конфликтах с соперниками в оппозиционном лагере. За Навальным - определенно более демократическая часть общества, чем за традиционной элитарной либеральной тусовкой. За ним - вот этот низовой планктон среднего класса, фактически сегодняшний пролетариат. И я всегда считал несправедливыми упреки в том, что Навальный сводит протест к примитивной социальной зависти, концентрируясь на том, что "жулики и воры украли наше бабло". Да, он начинал с этого, но затем очень технично подводил своих сторонников к тому, что "они" украли наши гражданские права - право выбирать власть, право ходить по нашим улицам и выражать публично вою позицию. "Они" украли у нас страну, украли будущее. Именно Навальный пробуждал в обществе чувство гражданского достоинства, способность возмущаться унижениям со стороны уголовной власти. Он взращивал в обществе "культуру неповиновения", культуру отказа подчиняться навязываемым Кремлем уголовным правилам.

Эти достоинства Навального для меня перевешивали все его недостатки. Стилистически, эстетически мне гораздо ближе Михаил Ходорковский. Однако я прекрасно понимаю, какой вопрос стоит за его разногласиями с Навальным. Ходорковский тянет к широкому компромиссу с большей частью путинской правящей элиты, Навальный - к ее радикальному обновлению. И вот тут я однозначно на стороне Навального. Считаю, что правящая элита нуждается не просто в радикальном обновлении, а в беспощадной зачистке. С роспуском социально-консервативной партии "Единая Россия" и запретом ее функционерам занимать сколько-нибудь значимые руководящие должности. Про силовиков и "судей" я даже не говорю. Тут запретом на профессии дело не ограничится.

Тем более мне сейчас грустно слышать, с каким высокомерным презрением, через губу Алексей Навальный говорит о защите Конституции. И ведь слова вроде говорит все правильные, с которыми я согласен. Да, именно эта Конституция, перекошенная в сторону президентской власти, позволила прорасти путинскому самодержавию. Прав Навальный и в том, что в ней прекрасны только две первые главы, а все остальное - про то, как эти две первые главы обходить.

Все так, но только в этих двух первых главах - все ценное, все прогрессивное, что было завоевано Перестройкой. И хотя бы поэтому не стоит так легко называть Конституцию "омерзительной". Да, ее надо менять. Возможно - принимать новую. Если мы хотим выкорчевать самодержавие, Россия должна стать чисто парламентской республикой. Именно в силу российской тяжелой исторической наследственности любая президентская политическая конструкция будет неизбежно воспроизводить автократию. Любой на первый взгляд незначительный перевес власти главы государства над представительной властью будет вести к тому, что президент "неформально" увеличит этот перевес пятикратно по сравнению с тем, что ему отмерено Конституцией. Что у нас и произошло.

Протаскиваемое сейчас Кремлем дальнейшее расширение власти президентской "вертикали" тоже, на первый взгляд, не очень значительно. Но и будет то же самое: президентская власть подгребет и подомнет под себя в пятикратном размере по равнению с написанным. Должны ли мы наблюдать за этим даже не безучастно, а с откровенным злорадством? Мол, так и надо этой изначально нечестной Конституции. Так и надо этим ельцинским либералам, которые, продавив эту Конституцию залпами башенных орудий по Белому дому, в итоге перехитрили себя. И это они посадили нам на шею Путина.

Однако проворачивая в режиме спецоперации очередную шулерскую аферу, кремлядь оскорбляет и унижает отнюдь не только незадачливых ельцинских либералов, а всех и каждого. Весь многонациональный российский народ. И это мы можем спросить с нашей Конституции за все ее недостатки и добиться их исправления. А кремлядь тянуть к ней свои грязные лапы не может. Потому что "с нами так нельзя".

Навальный прагматично ищет наиболее выгодную для себя тональность, расстановку акцентов. "Мы боремся не за Конституцию, а против узурпации власти", - заявляет он. Его можно понять. Очень не хочется ассоциировать себя с ельцинскими либералами и их малоудачным детищем. Неудачники непопулярны. И все же мне кажется, что сегодня такая позиция ошибочна. Насмехаясь над Конституцией, Навальный снижает потенциал протеста