December 18th, 2019

Париж. Генрих IV

"Гусарская баллада" - праздник моего детства! К далекой от советской действительности музыкальной истории добавилась песня, совсем не нравоучительная, хотя и драматическая, хотя и учила жизни посильнее придуманных пионерских схем. "Жил-был Анри Четвертый..." Я и сейчас могу припомнить все куплеты песни, что пел французский офицер Лепелетье в пьесе Александра Гладкова "Давным-давно", по которой Рязановым был снят фильм. Французский оригинал этой песни, как написал мой единомышленник в интернете, создан Эсташем Дю Корруа и называвшийся «Vive Henri Quatre», был действительно очень популярен во времена Наполеона.А Гладкову, по-моему, легко удалось вписать переведенный текст в стиль своей стихотворной пьесы о наполеоновском нашествии. Не буду больше ничего цитировать, любой может найти тысячи страниц о Генрихе Четвертом, просто покажу некоторые картинки. Первым пойдет Новый мост, новизна его в том, что он был на всю ширину предоставлен проезжим и прохожим, лавок по бокам не было, казался менее прочным - и первым по нему, чтобы устыдить маловеров, проскакал сам король. Ему и памятник на мосту.

Под мостом еще ранее (1314 год) отметилось в истории примечательное место - остров напротив Лувра, где по приговору был сожжен (примерно, где сейчас дерево) последний Великий магистр ордена тамплиеров Жак де Моле. А мы над этим островком на этом мосту купили картинку уличного художника - свободный Монмартр. Мрачных картин нам в спальне не надо!

А такая вот радостная картина (явно нам не по карману!) висит в Пти-Пале: Генрих играет со своими детьми, пока жена, Мария Медичи, принимает испанского посла.

Мария была не первой его женой, претендентом на престол, а затем и королем его сделала женитьба на Маргарите Валуа. Теща, Екатерина Медичи, планировала, что неотесанный мужлан из пастушеской Наварры никаким королем стать не успеет - он должен был умереть в ночь после свадьбы, в Варфоломеевскую ночь, вместе с другими гугенотами. Набат на колокольне церкви сбоку Лувра призвал верных католиков к действию (конечно, богоугодному!)...

…но Марго спасла обретенного мужа, несмотря за происки матери и братьев! И Генрих, переобувшийся в католика, стал королем. И не разделил участи своих бывших единоверцев, например, адмирала Колиньи, погибшего в эту ночь.

Однако Марго недолго была королевой! Оставалась бездетной, и когда от очередной встреченной девушки у Генриха родился ребенок (а он очень любил встречать девушек и женщин, всех жаловал), было признано, что причина бездетности - не в отце. И чету развели. Ну, чем Марго развлекалась в качестве разведенки, я уже рассказывал в начале моих заметок, но вот ее неугомонная мама выгодного зятя решила не отпускать - и женила на племяннице, Марии Медичи. Впрочем, почти дважды теще это не помогло - Екатерину Медичи сослали и умерла она в бедности. А Мария очень неплохо прожила жизнь с Генрихом, несмотря на его продолжающиеся одолжения посторонним женщинам. Здесь они вдвоем.

А здесь он один, Генрих IV, Анри Четвертый - мой любимый король и один из символов Франции. Веселый парень, погибший он ножа фанатика.