October 3rd, 2018

"Там наши герои!"

Не знаю, повезло или нет, но лет тридцать я с близкого расстояния смотрел на российскую политику и российских политиков. А в чем-то и участвовал, потом о чем-то и написал. Полуподпольные сходки, огромные митинги, официальные заседания, съезды близких и идейные расхождения, столкновения амбиций и установок. Масштабные личности: Сахаров, Солженицын, Ельцин, Афанасьев, Попов, Старовойтова, Немцов, Чубайс, Черномырдин. Навальный, наконец. Путина близко не видел, но письмо за его подписью было.
Понял, в конце концов, что нельзя считать полностью истиной все слова любого, даже самого идейно тебе симпатичного политика. Что даже корректные программы имеют неожиданные лакуны, ведущие к ожидаемым провалам.
То есть, остается одно: разделение властей, которое никак нельзя допускать до слияния в экстазе. Относится это и к “четвертой власти”: пресса не имеет права кому-нибудь отдельно служить. Пусть все конкурируют и спорят, получившийся вектор - единственно верный на это мгновение, каким бы он ни был противным твоей личной позиции. К навязыванию, насилью переходить нельзя.
Многие посейчас спорят об октябре 93-го: был ли расстрел парламента, правильно ли действовали та или иная сторона, кто первый начал насилие, кто первый перешел грань насилия допустимого, защищающего закон и достоинство. А вот пришли бы коммуняки - имели же право, пусть бы потом и ушли... Как же! Кто ушел из применивших силу? Да и какие уже были коммуняки? От красного ушли к коричневому.
Но ведь в ту же часть спектра двинулись и победители. Не сразу, конечно, но их прямые наследники...
Я предлагаю прочитать мой старый документальный материал, написанный к двадцатилетию событий осени 93-го (прямо Робеспьер какой-то!). Он публиковался в печати, вышел и в моей книге. Но с тех пор, после Крыма и т.д., политический пейзаж нашей Родины еще раз круто обновился и обнажились новые аналогии.
Вердиктов не выношу. На дух! Но каждый может сам составить свою версию...

Collapse )
Но главное, что видно с дистанции в четверть века: неконтролируемое сознанием скатывание любого конфликта к простейшему звериному решению, привлекательность фашистской простоты и для масс, и для элит. Это тревожит именно сейчас, у маячащей границы путинской эры. Вот уже и коммунисты опять начали называть себя оппозицией, хотя раньше по всем азимутам поддерживали президента. А как они себя ведут в тревожные минуты, мы помним. Вот уже любое инакомыслие объявляется уголовным преступлением, а это ведет не только к наручникам, но и к пулеметам. Что, опять “кто не с нами, тот против нас”?
Беда не в равнодушии большинства, а в его способности принять участие в чем угодно. И ни за что не отвечать.
Беда не в том, что свободомыслящих - меньшинство, а в том, что оно не осознает ответственность и продуктивность своей роли.