June 12th, 2018

Гранат растет

Нет, за два дня до первой игры чемпионата мира по футболу я не надеюсь на качественные изменения в уровне защитника сборной России, так растерянно проведшего товарищескую встречу с Австрией. Речь не о Владимире Гранате, а о деревце, за которое я готов отвечать, в отличие от футболиста, за которого отвечает - по всей строгости спортивных законов! - тренер. Хотя, конечно, у защитника тренеров было много, каждый из них может спихнуть ответственность на предыдущего. А мой гранат растет там, куда его посадили, и мы не можем его посадить в запас - уж какой есть, поливаем и радуемся. В этом году цветов намного больше, да и подрос сильно, в кадр не умещается, скоро будем решать - только верх обрезать или сбоку тоже укоротить ветки. А пока радуемся - неужели осенью будет несколько плодов, в прошлом был лишь один.
 

12 июня, праздник

Закончил, наконец, "Действительный залог" - такой текст без жанра про перестройку, от первого лица нон-фикшен. Собирался вставить туда напоследок эпизод с Ельциным, а потом вспомнил, что уже писал об этом в другом тексте. Ну, не пропадать же желанию! Взял этот кусок из очерка "Ветер, вей!" о газете "Русский курьер", которую делал в 90-91 годах, и ставлю сюда. Весь текст здесь http://www.proza.ru/2017/05/24/693 . Напоминаю, что выборы были 12 июня...
Не он один иногда принимал “Русский курьер” за что-то другое. Однажды позвонили в редакцию, которая тогда квартировала еще в “Литературке”, сказали: примите факс. Из аппарата выползли несколько листочков с руганью, называемой компроматом, на Александра Руцкого. А в те предвыборные дни он, кандидат в вице-президенты при Борисе Ельцине, был мишенью, рикошет от которой бил и по кандидату в президенты. Прислали эту пачкотню, довольно неубедительно сляпанную, в “Русский курьер” по ошибке, спутали с черносотенным “Русским вестником” (говорил я Саше, что название может подразумевать и такую ассоциацию!), появилась тогда уже и такая газетка.
Был вечер накануне сдачи в типографию, газету я сдал поздно, а утром должна была пройти последняя предвыборная встреча с кандидатом в президенты России Ельциным. Вот на нее я, не выспавшись в результате борьбы до двух ночи с домофоном съемной квартиры, да и с перегаром по случаю предшествовавшего тому разговора со знакомыми депутатами, утром побежал в кинотеатр “Октябрь”. Пока за кулисами искал, кому бы передать опасные листочки, все места в зале заняли. Осталось - сесть на сцене, вон под трибуной угнездились основатель Хельсинкской группы правозащитников физик Юрий Орлов и, как кузнечик сложивши длинные ноги, пародист Александр Иванов. Рядом с ними примостился и я. На трибуну вышел Борис Николаевич, говорил без бумажки, с подъемом, но временами опускал голову и вдыхал исходивший от подножия трибуны запах моего непереваренного спиртного...