December 27th, 2016

Памяти Володи Кузьмищева

Он умер несколько часов назад. Я на него, живого, не посмотрел в последний раз - мы должны были к нему подъехать завтра, так получалось. Мы дружили почти полвека, он первый научил меня понимать другого человека. Хотя во многом мы были близки, он был одним из моих учителей в журналистике, в поступках, в отношениях. В жизни. И если он говорил, что у меня что-то получилось - я был счастлив. А у него получалось многое: был настоящим репортером (полгода на Шпицбергене) и настоящим газетным аналитиком, даже в своих "передовых", написанных в "Правде" в раннюю перестройку, старался быть впереди редакции. Он первым открыл Николая Травкина в "Труде". А потом мы  с ним делали "Русский курьер" в те августовские дни 91-го, а потом выгоняли хазбулатовцев из "Российской газеты" в 93-м.
Он всегда писал лучше меня, и я горд тем, что мне удалось заставить его записать некоторые рассказы и отнести в "Знамя". Они были признаны одними из лучших в том году. А потом он написал большую повесть "Осиновая гора" - о жизни тульской рабочей окраины, книжка его, вышедшая несколько лет назад, так и называется. Он говорил, что хоть что-то останется от него внукам. Его внучка Аля участвовала в проекте "Ельцин-центра" в мастерской Павла Лунгина.
Три года он тяжело болел. Но все порывался узнать - как там грибы в лесу под Звенигородом...