February 7th, 2016

фото Ивана

Дина Яковлевна Немцова. О сыне

Оригинал взят у novayagazeta в Дина Яковлевна Немцова. О сыне

Июнь 2015, Нижний Новгород.

Я оппозиционер и выражаю свой протест открыто, ничего не скрывая. Но зачем меня убивать? Я же ничего невыполнимого не требую. Я настаиваю, чтобы вернули свободу слова, чтобы было реальное разделение властей и вернули честные выборы. Потому что без этого страна не может нормально развиваться.
Из интервью Бориса Немцова



Жанна (дочь Бориса Немцова. —  Ред.) попросила меня написать о Боре. Мне это невыносимо тяжело, но, наверное, надо. А надо было при жизни, хотя бы на его днях рождения, рассказывать обо всем хорошем, что в нем есть. Но я где-то вычитала, что хвалить своих родственников — значит хвалить себя. Вот и скромничала. Например, на его 50-летии «забыла» сказать, что он школу окончил с золотой медалью, что радиофак Горьковского университета им. Лобачевского окончил с отличием, с красным дипломом, что с 3-го курса университета уже писал статьи в научные журналы, что в 25 лет защитил кандидатскую диссертацию, и многое другое.

Теперь постараюсь все вспомнить. Теперь не стыдно.

Collapse )
фото Ивана

Антижурналюга

Этот текст писался для журнала "Журналист". Ежемесячное издание не могло в январе, когда умер Володя, дать заметку, дало в феврале. Теперь и я могу ее поместить в блоге. К сожалению, моя текстовая программа опять при копировании теряет переносы...


Памяти Владимира Прибыловского

Он жил вопреки, жил - в смысле делал свое дело, вопреки - то есть, не так, как общепринято. Был диссидентом, когда за это могли посадить. Когда уже разрешили общественную деятельность и его багаж и репутацию можно было конвертировать в прочный источник существования, стал основателем “Партии любителей пива” и затем “Субтропической России”. Показывая тем самым условность идеологии в России (а он знал цену и “правым”, и “левым”).

Я с ним был знаком с тех времен, когда Володя вместе с друзьями выпускал при помощи редких в 90-м году компьютеров самиздатскую “Панораму”, он и нам помог делать “Русский курьер”. Но когда печатные независимые от парторганов издания размножились, не стал зарабатывать легкие деньги на своем умении анализировать и доискиваться первопричин и первоисточников происходящего. Не старался угодить редакторам или владельцам, не следовал коньюктуре, хотя видел ее одним из первых. Писал всегда сжато и глубоко, что не способствует коммерческому успеху в журналистике. Был и оставался историком, а считался одним из авторитетов в расследовательской журналистике.

Его проект назывался “Антикомпромат” - и он кардинально отличался от тех СМИ, которые зарабатывают, излагая кому-то выгодные версии. На своих разоблачениях он не зарабатывал, старался просто издать книгу и продать продукт. Потратил кучу времени и знаний, чтобы раскопать подлинное имя “Хакера Хэлла”, выдававшего в интернет украденные по заказу властей интимные переписки - то есть сработал против принятой в России “компроматной” журналистики.

Он умер тогда, когда после книги "Корпорация: Россия и КГБ во времена президента Путина", написанной совместно с Юрием Фильштинским, начал передавать в фонд, основанный за рубежом, документы о коррупционерах и преступниках во власти. Умер на 60-м году жизни. И остался одним из тех, кто сохранил репутацию журналистики в годы, когда так легко она терялась.
фото Ивана

Власть поэзии и поэтика власти

Эта статья была написана по просьбе "Журналиста", из их 1-го номера я ее и взял, ранее пытался дать свой файл - опять текстовая программа копирует с идиотскими переносами! http://journalist-virt.ru/anons/Vlast-poeziii-poetika-vlasti-Osipu-Mandelshtamu-125-let.phtml
Осипу Мандельштаму — 125 лет.

И памятники есть, и разноязычные исследо­вания творчества, и всё написанное вроде опуб­ликовано. Но по-прежнему в массовом сознании этот поэт — нервный и непонятный, мятущийся и капризный — как бы вне главного направления русской поэзии (хотя сам он старался продолжать линию Пушкина). Его можно любить и понимать, но обязательно — жалеть. А Мандельштам — самый смелый русский поэт 20−го века, абсолютно взвешенный и не изменяющий своей сложной и честной позиции, своему глубокому и объёмному методу. Даже когда пишет — сначала! — резкую и точную карикатуру на всесильного тирана, а потом слагает — ему же! — оду почти в духе Джамбула (которому, впрочем, помогали в подхалимаже мастеровитые переводчики).

Collapse )