July 12th, 2014

фото Ивана

R.I.P. Лера

Я не имею права на некролог. Только на вздох отчаяния. Какие оценки! Просто о том, что меня лично ушибло сегодня, о том, что больше я не услышу ее голоса. Она в 1969-м сделала то, о чем мы, ее ровесники, только смутно мечтали: она бросила (в прямом смысле - бросила листовки с галерки Большого театра) вызов Системе, как ни пафосно это звучит. Она любила пафос, но он был оправдан проживанием ее жизни. Вот сейчас написал в скайпе друг из Калифорнии: " Я недавно через тебя о ней узнал и стало как то больно от этой открытости, незащищенности и нежелания защищаться..."
Мы не были полными друзьями и даже идейными соратниками, а в 90-м я попросил дружинников "ДемРоссии" оттеснить ее от нашего митинга. Боялся дискредитации, провокации. Мы планомерно расшатывали СовВласть, а Новодворская слишком забегала вперед. По моим совковым и провинциальным представлениям - кликушествовала. Отталкивала массы своим неприятием их ценностей, думала, что истины заменят ценности. Совсем не по-либеральному. Говорила о демократии, а думала о Свободе. Ее невозможно было переспорить, возражала готовыми цитатами (очень любила русскую литературу), но могла что-то потом, в одиночестве, передумать. И в нашем с ней возрасте вела себя как юная девушка, в редакции "Нового времени" она долгие годы сидела в одном кабинете с Любой, я имел возможность не только часто с ней говорить, но и показывать свои тексты, обмениваться с ней надписями на вышедших книгах. Ее вкус заставлял автора гордиться при скупой ее похвале. Текст "Паучий сон" она попросила распечатать на принтере, хотя он есть в книжке. Ей нужно было его иметь под рукой.
Она была чистый человек, ее наивность и чистота - именно от любви к свободе. В начале нынешнего столетия, когда Березовский заигрывал с либералами и временно помогал им, он подарил Лере хрустальный графин. А ему его притащил кто-то из прихлебателей, возможно - в погонах. Потому что графин был из охраняемых - императорской фамилии, из Зимнего дворца. Валерия Ильинична никогда ничего крепкого не пила, но от графина в партийных интересах не отказалась, хотя денег от Березы не брала. В это же время Юшенков затеял "Либеральную Россию", а я в числе прочих делал первый номер одноименной газеты. Деньги должен был дать Березовский. Скорее всего, по всегдашней своей привычке, не дать, а как бы нагнать. Потом от этой затеи он отказался, газету мы сделали, но она не вышла. Когда Лера спустя десять лет об этом узнала, она подарила графин мне - в качестве гонорара за работу ответсека "Либеральной России". Вот из него - за Нее! - сегодня выпью.