June 1st, 2014

фото Ивана

Второй "путинский удар" - Абхазия?

Этот материал был написан несколько дней назад, часть его выйдет, надеюсь, в понедельник в The New Times. С тех пор много чего произошло, но я оставляю написанное без правки. Добавлю только, что Анкваб, отказывающийся сдавать полномочия после его импичмента парламентом (с нарушениями регламента и приличий), находится на российской военной базе в Гудауте. То ли в качестве беженца, то ли заложника... А Сурков, недавно еще летавший к Януковичу на утрясение ситуации, теперь утрясает в Сухуме. Кстати, потрясения и на Украине, и в Абхазии начались вскоре после его назначения помощником Путина по этим регионам. То ли его активность сказывается, то ли под эти задумки назначали... Интересно теперь, будет ли он курировать отношения с Казахстаном.

Иосиф Гальперин


Народный сход-развал

Общенародный сход — это древняя абхазская традиция, под нее даже отведена поляна у села Лыхны неограниченной вместимости. Когда The New Times перед Сочинской Олимпиадой посылал корреспондента разузнать, как спортивно-политические игры отзовутся на жизни окружающих жителей Кавказа, в Сухуме только начинали рассуждать, что хорошо бы провести сход и обсудить назревшие проблемы. Прошли Игры, прошло полгода, и вместо общенационального разговора на поляне прошел массовый митинг в Сухуме. Завершившийся попыткой традиционного (но в других местах, на Украине) захвата административных зданий и объявлением, что «оппозиция временно принимает на себя власть в стране».
Что же это за проблемы, как на них реагирует абхазская власть и почему оппозиция перешла к допарламентским способам борьбы? Ничего специфически нового: безработица, нехватка рабочих мест, жизнь на московские дотации, борьба местных кланов за их распределение. Частный бизнес — зачаточен, государственные (московские) деньги идут в лучшем случае на «социалку», своя налоговая база не растет. Как на всем Кавказе. Добавим чисто абхазские: последствия войны, закончившейся 20 лет назад, и последствия того, что Россия и ее сателлиты — единственные, кто признал независимую Республику Абхазия.
Об этих проблемах говорилось при всех трех абхазских президентах, Владислав Ардзинба так и не смог с ними справится, не удалось ему и передать власть своему преемнику Раулю Хаджимбе, Сергей Багапш тоже был вынужден лавировать в московских лабиринтах и абхазских ущельях. Однако его соратник и преемник Александр Анкваб стал единственным, кого попытались сместить силой. Поспешил возглавить эту силу проигравший ему на всех выборах Рауль Хаджимба, бывший полковник КГБ.
Зарядом нынешнего взрыва стал, как это часто бывает, национальный вопрос, позволивший к прежним обвинениям в адрес Анкваба добавить новые. Если по поводу денег он мог объяснять, что это Россия строит на них школы, больницы и спортзалы, а не предприятия, если по поводу отсутствия диалога с оппонентами мог напомнить им шесть покушений на него, организованных бывшей силовой элитой, то тема абхазских паспортов, выдаваемых грузинскому населению приграничных районов, оказалась бронебойной. То есть — проникновенно-болезненной.
Нет, никто из оппонентов не говорит, что грузины (мингрелы) не могут быть гражданами Абхазии. Но ветеранов войны за независимость, составивших главную силу недавнего сухумского митинга, возмутило, что паспорта получили некоторые из тех, кто с ними воевал. Дело не только в эмоциях: в связи с массовой эмиграцией абхазов доля грузинского населения в республике все время растет, поскольку жители Галского и Ткуарчалского районов не спешат перебираться в не слишком процветающую Грузию. В таких войнах, тем более — на горячем Кавказе, часты этнические чистки, победители предпочитают о своем участии в них не вспоминать, предпочитая обвинять проигравшую сторону. А ей зачастую и деваться некуда из родных (ставших родными за сотню лет) мест. Вот они и стараются приспособиться к сложившейся ситуации, а победители еще и взятки требуют за паспорт.
Поэтому сначала на митинге прозвучали требования отставки глав Галского и Ткуарчалского районов и генпрокурора, не спешившего вмешаться в выдачу паспортов. А уж потом, когда Александр Анкваб, не привыкший идти на поводу у оппонентов, не согласился выйти к митингу и сразу удовлетворить его требования, появились лозунги отставки президента и Кабинета министров.
Хотя я за последние десять лет три раза подолгу брал интервью у Александра Золотинсковича, не могу определять степень его вины в этих событиях. Потому что знаю, что все предыдущие попытки давления на него предпринимались с ведома неких сил в Москве. Давление — это не только покушения, кстати, раскрытые с помощью следователей, присланных Кремлем, это и неоднократные блокады всей республики по надуманным поводам (последняя — перед Сочи), и открытая агитация за его противников российскими политиками.
Разговаривал я и с Хаджимбой, и с другими абхазскими политиками и политологами. Поэтому могу предположить, что и в нынешних событиях есть заинтересованные лица по нашу, российскую сторону реки Псоу. И это не только кубанский губернатор Александр Ткачев. Вероятно, это те, кому не хочется иметь на границе пример другого политического устройства на Кавказе, кого раздражает подлинное стремление к демократии и независимости всего абхазского общества и его некоторых руководителей.
На следующий день после попытки переворота в Сухум вылетел Владислав Сурков, недавно вновь вернувшийся в администрацию президента России, но на новую для себя работу — куратора именно Абхазии и Южной Осетии. Вроде бы к прежним атакам на Анкваба он отношения не имел, так что вопрос урегулирования волнений в республике, напичканной российскими военными базами, для него — новое занятие. А может быть, само обострение — заодно и пробный шар со стороны тех кремлевских кругов, которые не слишком были довольны излишней самостоятельностью Анкваба и не слишком рады возвращению Суркова?
И Сурков, и российский МИД, и самые разные политические и общественные организации Абхазии уверяют, что единственный путь урегулирования обстановки — переговоры, ненасилие, правовой фундамент. Впрочем, на подсказки российских властей — надежда небольшая, все мы знаем им цену хотя бы по «миротворчеству» на Украине. Скорее всего, с их стороны будет новый торг с попыткой лишить признанное Россией государство начатков независимости, попробуют низвести страну на уровень «Донецкой народной республики». А то и Крыма...
Больше надежды на то, что бузотеры не посмеют следовать донецко-луганскому примеру, что чувство самосохранения не позволит развалить образующееся государство. Но пока абхазский парламент не собрал кворум на внеочередное заседание, на площади перед администрацией президента стоят люди Хаджимбы, а ветераны войны за независимость заявляют: «Народ не поверит тому, что можно построить правовое государство неправовыми методами. Революционный прецедент, в результате которого мы можем потерять свое государство, не говоря уже о его демократических достижениях, лишит наших детей будущего в свободной, стабильной, независимой стране» .
фото Ивана

Совсем не Плоски

Это название, думаю, появилось из-за того, что деревня наша расположилась несколькими улицами как бы на террасе, а так-то она - в горах, метров 600 над уровнем моря. Мы с Любой сегодня поднялись на холм, который виден из окна кабинета, и посмотрели в разные стороны от него. В одну сторону, с телятами на первом плане, видна сама деревня Плоски, за ней, напротив нашего Пирина, - Малашевская планина, за ней граница с Македонией. В другую сторону открывается вид на уголок долины реки Струма - там, за оврагами, за спиной Любы. А совсем фоном - хребет Беласица, греческая граница.
IMG_0656
IMG_0655
фото Ивана

Сурков дожал...

Итак, пока в Юго-Восточной Украине дело застопорилось, Путин наносит следующий удар. По самому преданному и беззащитному. "Сухум наш!", ликуют патриоты. Думаю, наши СМИ не приведут полный текст. А в нем есть ясные отсылки к закулисным кукловодам. Поэтому копирую с официального сайта агентства "Апсныпресс".

Обращение к народу Президента Республики Абхазия А.З. Анкваба

Уважаемые соотечественники,

обращаюсь к вам в связи с событиями, последствия которых для судьбы Абхазского государства могут быть губительные.

27 мая оппозиция провела митинг, после которого произошёл силовой захват зданий администрации Президента, Правительства и государственного телевидения. Они удерживаются и сейчас.

Власти пытались вести переговоры с оппозицией, которую возглавляет Координационный совет. Но эти переговоры не привели к нахождению компромиссных решений.

Я и мои коллеги понимали и понимаем, что задачи достичь согласия во имя стабильности у противостоящей стороны не было. У них были прямо противоположные указания.

Но для меня, как Главы государства, на котором вся полнота ответственности за судьбу народа, как для законно избранного Президента, которому граждане доверили, без преувеличения, свои жизни, жизни своих детей, самым главным было и остаётся только одно – сохранение гражданского мира, недопущение кровопролития. А эта опасность в сложившейся ситуации чрезвычайно высока – за власть борются силы, которые ни перед чем не остановятся и готовы принести в жертву своим амбициям и жизни соотечественников, и главное завоевание нашего народа – свободу Абхазии.

Для Александра Анкваба  должность, в том числе президентская,  не является высшей ценностью. Было бы иначе, я мог бы поступить так, как это делают оппоненты.

Вы все с первых же дней видите, что именно интересует оппозицию – распределение кабинетов. Но это - только видимая часть айсберга. Речь совершенно не идёт о каких-либо реформах. Их истинные интересы и аппетиты будут проявляться и нарастать с каждым днём. За этими аппетитами кроется гораздо большее: опасность для Абхазского государства. В битве за власть легко потерять святое для нас жизненное пространство – Абхазии может не стать.

Могу добавить: уверен, что за покушениями на жизнь Президента стоят силы, которые активно поддерживают оппозицию и духовно, и материально. Одной из задач государственного переворота является освобождение подсудимых по данному делу террористов.

Известно также, что физическое устранение Анкваба было поручено и в ходе захвата здания администрации Президента.

Уважаемые соотечественники.

Все эти дни я в Абхазии, никуда не уезжал, вёл переговоры, встречался с депутатами, правительством, представителями общественности. Мне нелегко было убеждать своих сторонников, избирателей, людей, до сих пор совершенно удалённых от политики, в том, что необходимо не допускать верховенства эмоций, что нужно всеми способами избежать столкновений.

Люди крайне возмущены грубейшим попранием Конституции, норм морали, агрессивным настроем оппозиции, танцами у президентской администрации как праздником победы над собственным народом.

В то же время крайне необходимо проявить выдержку, не поддаваться на провокации. Именно исходя из необходимости удержать страну от катастрофы призываю всех, кто проявил в это критическое время свою озабоченность происходящим, воздержаться от проведения общенародного схода. Уверен в том, что вы с пониманием отнесётесь к моей позиции и, как бы ни было вам трудно, согласитесь с ней.

Я благодарен за это всем вам и нисколько не сомневаюсь в искренности проявляемой поддержки. В эти дни я получил сотни сообщений, сотни звонков от людей, которых знаю лично. Но подавляющим большинством были те, с которыми никогда не виделся. Их отношение и к судьбе страны, и ко мне, и к нынешним тяжёлым событиям меня очень тронули. Ещё раз осознаю: все наши старания в работе были не напрасными, они хоть чем-то помогли согражданам. По-иному я никогда не работал.

Сегодня, после многочисленных консультаций с представителями общественности, избирателями, соратниками, мною принято окончательное решение. Оно не отвечает настроениям большей части наших граждан и тех, с кем в эти дни шёл поиск выхода из ситуации. Но, тем не менее, в силу изложенных обстоятельств, считаю это решение единственно верным.

Последние парламентские акты не соответствуют Конституции и законодательству Республики Абхазия. Однако, в данных условиях только одно из них я считаю политически  приемлемым, но так же не правовым – решение о назначении даты досрочных выборов Президента.

Исходя из этого,  в целях сохранения стабильности в стране, в соответствии со статьёй 65 Конституции Республики Абхазия,  я подаю в отставку с поста Президента Республики Абхазия.

Призываю всех к спокойствию, сохранению гражданского мира, проведению новых выборов в нормальной обстановке.

А. Анкваб,

Президент Республики Абхазия

1 июня 2014 г.