i_galperin (i_galperin) wrote,
i_galperin
i_galperin

Что за комиссия, издатель...

Регулярное чтение дневника Тараса Бурмистрова наконец подвигло меня высказаться на тему, волнующую не только его. Автор романа, собравшего в интернете много тысяч читателей, недоумевает, почему он не может на своем произведении заработать столько, чтобы без забот о хлебе (и воде)писать продолжения. Никак Бурмистров не может понять логики издателей.
Небольшое отступление. У нас вообще все служебное является главным. Чиновники подменяют государство, государство подменяет общество, общество подменяет человека.
Отсюда - система распространения диктует издателям, а те - писателям. У нас реклама диктует СМИ, запуская порочный круг "концерта по заявкам", где заказывают "Полонез" Огинского, потому что ничего другого не знают заказчики-заявщики. Вот вам и сериалы.
Так вот, издателям удобнее тоже сериалы. Чтобы автор (реальный или собирательный, под маркой реального) писал по два романа в год примерно одного стиля, об этом заключают кабальные договоры, когда автор еще счастлив, что вообще его решили издавать (рассказывал коллега про ЭКСМО и АСТ). Потому что мощные издатели работают на конвейер продаж. Показатели интереса в интернете их не интересуют - это разные референтные группы: покупатели книг в бумажных обложках и скачивающие тексты из интернета.
Тем самым убивается сама площадка, сужается поле, например, бумажных СМИ. Тетки в коллекторах и безграмотные юнцы-маркетологи убивают литературу.
Отступление 2.Когда я стал на ненадолго директором убыточного издательства, то первым делом уволил маркетологов - их было семеро! Во главе с сыном прежнего директора. Через 8 месяцев издательство, выпустив при мне 86 книг, стало прибыльным и расплатилось с долгами, при этом персонал сократился с 42-х до 25 человек. Но хозяину издательства это было не важно, он решал посредством книжного бизнеса дела совсем другого масштаба, а наша команда не хотела печатать чиновных графоманов. И мы расстались...
Почему же качественные издательства не хватаются за новых талантливых авторов? Во-первых, им тоже надо продавать свой товар, а этим командуют те же распространители. Во-вторых, у каждой такой маленькой конторы уже есть свой круг авторов и свой круг читателей определенного стиля. А в-третьих, стремительно дорожает печать, делая нерентабельным любое немассовое производство. Опять заколдованный круг?
Вот вам реальный голландский опыт. Девушка-художница, бывшая в России просто иллюстратором, решила на новом месте жительства сама выпускать свои книги. Руки у нее на месте, обучилась делать кустарную бумагу, придумывает детские сюжеты, пишет, рисует, печатает. До 500 штук. И продает, как изделия кустарного производства, как народный промысел - без налогов! И еще внезапно получила за это какую-то престижную премию 5 тысяч евро. (Для Айдара - дочка уфимского нашего друга-художника).
Так что - уходить в кустари? Думаю, проще продолжить внедрение в интернет. 
Tags: СМИ, издательства, книги, реклама
Subscribe

  • Почти по Маршаку

    Вчера пришла посылка с Лазурного берега, из Антиба. А в ней - моя книжка "Отдел расследований", наконец-то могу подержать ее в руках! Получилось, как…

  • Фригийский колпак

    Старики у нас в деревне шапки носят как-то залихватски. Кубанских казаков знаете? Только у наших не кубанки меховые, а обыкновенные трикотажные…

  • Итоги-20

    Страшный год. Об этом — последнее мое стихотворение, о том, что нельзя спрятать дорогих людей в построенном тобой словесном убежище. Потерял многих —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Почти по Маршаку

    Вчера пришла посылка с Лазурного берега, из Антиба. А в ней - моя книжка "Отдел расследований", наконец-то могу подержать ее в руках! Получилось, как…

  • Фригийский колпак

    Старики у нас в деревне шапки носят как-то залихватски. Кубанских казаков знаете? Только у наших не кубанки меховые, а обыкновенные трикотажные…

  • Итоги-20

    Страшный год. Об этом — последнее мое стихотворение, о том, что нельзя спрятать дорогих людей в построенном тобой словесном убежище. Потерял многих —…