?

Log in

No account? Create an account

За околицей

Прошлись по окрестностям, часа два бродили, спотыкаясь, по горам вокруг Плоски. Созерцание гор разворачивает ленту впечатлений, они определенны, но неоднозначны, свободны, но иерархичны, индивидуальны и типичны. Это если - сами они по себе. Но есть ведь еще кусты и деревья, стада и стаи, ветер и облака. Я уже много раз показывал эти виды, но то были другие дни и другие ракурсы.
Сначала - вид на соседнюю деревню Илинденци.

Теперь - поворот головы вправо в сторону предгорий Пирина.

Прошли влево, посмотрели вниз, в сторону долины Струмы.

Вот уже и колокольня над деревней - вышли к Плоски, сделав круг вокруг горы, которую мы называем Лысой.
Поднимаясь от озера по улочкам Мезокастро, Старого города, к его главным достопримечательностям - античному амфитеатру, Самуиловой твердыне, Плаошнику - каждый раз мобилизовывал голеностоп, мысленно укреплял его. И потом, спускаясь к нашему отельчику на улице Царя Самуила, к двум маленьким церквушкам, стоящим впритык на "Больничке" - карантинном кусочке у порта, пытался настроить другие волокна на голеностопе. "Больничка"-то мне не поможет, да, думаю, и раньше там мало кто из приезжих-заразных выздоравливал, поэтому понадобилось увеличенное количество площадей для молений...
Вид сверху на порт, главное в Македонии - флаг, пусть она и должна была под давлением Греции недавно присоединить к своему гордому имени плоское слово "Северная".

Да, именно так и карабкались, природный такт не позволил мне запечатлеть близких людей за этим занятием, пришлось типизировать...

Домики лепятся, как соты, но машины находят дорогу на брусчатке.

До свидания, Охрид, город на европейском Байкале!

Иерусалим на воде

Так некоторые истово верующие православные называли Охрид, потому что оттуда, по их мнению, пошла славянская святость. Князь Борис перебросил туда из Старой Плиски работы по переводу Библии на славянский язык, зная уровень монастыря, которым руководил будущий св.Наум. С 886 года Климент Охридский, специально присланный Борисом, и св.Наум руководили изданием (рукописным) необходимых богослужебных книг, на которые требовалось до 20 тысяч телячьих шкур в год. Климент, по некоторым данным, упростил глаголицу Кирилла и Мефодия (в совместных обсуждениях), получилась кириллица. Кроме того, Климент основал православный университет около храма на вершине рядом с крепостью, в храме теперь и его саркофаг. Кстати, главный университет Болгарии, в Софии, носит имя Климента Охридского.
Восстанавливаемый университет - в центре наверху, слева от крепости, это место называется Плаошник. А внизу слева, у воды - самый красивый охридский храм Иоанна Канео.

Храм этот, вообще-то, Иоанна Богослова, там и икона замечательная есть, я ее показывал, кажется, в прошлом году, а Канео он называется потому, что построен на городской окраине, Собачьей площадке - если по-московски.

Монастырь, где располагался "издательский отдел" славянского православия (а среди монахов были и греки, и албанцы, и славяне) существует поныне на маленьком клочке земли, отделенном от основного берега озера впадающей речкой Черный Дрин. Место теперь называется остров святого Наума и оказалось на границе между Македонией и Албанией.

От Охрида до острова можно за полчаса добраться на машине и за полтора - корабликом.

У кромки

Охридское озеро - самое древнее (около 5 миллионов лет), большое и знаменитое на Балканах, такое же, как Байкал в Сибири или Танганьика в Африке, замкнутое и чистое, не заиливается. Живут в нем, радуясь эндемической особенности, форели, похожие на байкальских омулей, угри, восемь видов карпов, раки и прочие вкусности. Я каждый раз снимаю его через крыши Охрида, с лодками на переднем плане, с птицами (уже показал). Не для оживления даже, а чтобы показать по контрасту его спокойствие, прозрачность и глубину. Но не предъявить же на снимке 288 метров - максимальную и 155 - среднюю!

Понятно, что при такой глубине и чистоте озеро привлекает дайверов. База их расположена в местечке Градиште рядом с реконструкцией свайного поселения, жители которого ныряли в эти воды несколько тысяч лет тому назад. О нем писал Геродот. Поселение это я раньше снимал, вы можете его найти и на моей странице, и в Рунете, а тут решил снять дайверов, на заднем плане - Албания, которая делит берег с Македонией.

Озеро ценят не только простые туристы. Вот они проплывают себе на кораблике мимо спрятанной среди деревьев виллы, а вилла-то - бывшая резиденция самого Тито, Иосипа Броз.

Решил еще и вот так показать прозрачность.

Грани о радиации

Виталий Портников

Как человек, переживший Чернобыль, я хорошо могу понять эмоции людей, оказавшихся жертвами аварии под Северодвинском. Вспомнить, как непонимание сменилось недоверием, а недоверие - беспомощностью. Как множились слухи, обрастая фантастическими подробностями. Как любая случайность казалась приговором: я тогда как раз подхватил краснуху, у взрослых она протекает тяжело, определяется не сразу, но приходившие врачи только руками разводили: что же вы хотите, горы трупов в больницах! Радиация!
Это было иначе, чем в сериале. Это было противно. Противно видеть, что тебя не считают человеком. Противно осознавать, что тобой управляют идиоты. Что ты ничего не знаешь - а речь идет о твоем здоровье, о твоем будущем, о твоих близких, о твоей жизни. Именно отвращение, отвращение до тошноты. И понимание, что режим, который вот так относится к своим согражданам - не по идеологическим причинам, а просто ради сохранения своего нелепого лица, - просто не имеет права на существование. Он должен сгинуть, хотят этого "советские люди" или нет. Должен - потому что то, что мертво, жить не может.
Вот и под Северодвинском сейчас так же. Любая вменяемая власть честно говорит с населением о последствиях аварий и катастроф - собственно, для этого власть и нужна, для этого люди и создают государства. Но только не власть Путина, только не эти ходячие мертвецы. Эти из Чернобыля сделали совершенно другой, свой вывод - нельзя было расслабляться и что-то там рассказывать, нужно было все тщательно засекретить, не позволить врагам и их агентам скомпрометировать власть. Вот они и не позволяют. А что будет с людьми в зараженном регионе, им совершенно неинтересно. Люди - что? Приложение к власти. Этих похороним, тех наградим, этих посадим, тем построим онкологический центр, пусть болеют.
Главное - не люди, главное - Путин. Чтобы он не расстраивался, сохранял хорошее настроение, а россияне радовались за него и вместе с ним. И интересоваться нужно вовсе не тем, какой радиационный фон в Северодвинске и рядом, а тем, какой радиационный фон в Кремле или в Красной Поляне. Если там все хорошо - значит, и в России все хорошо, перефразируя афоризм одного позорного царедворца.
У чиновников горбачевских времeн, выходцев из партийной номенклатуры, жизнь отличалась от жизни их подданных только уровнем убожества - по крайней мере, на ту самую первомайскую демонстрацию выходили все вместе. И поэтому они еще могли задумываться о том, что с людьми нужно поделиться информацией, что их стоит уберечь, эвакуировать, что нужно вывезти не только своих детей. Но Путин и его приближенные так далеко от людишек, которыми управляют и над которыми сыто глумятся, что даже не могут ни о чем таком помыслить. Какая-то авария, какие-то жертвы, какая-то радиация. И где - в дыре, о которой никто в Москве не помнит и не знает.
Это пусть Трамп пишет твиты о Северодвинске и утверждает, что хорошо информирован. Путин тоже хорошо информирован. Просто ему не очень интересна вся эта информация. Ему интересно съездить в Севастополь, опуститься на колено перед девочкой-балериной и сказать ей "мадемуазель", пусть все ахают и восхищаются. А радиация может и подождать.

Самуилова твердыня

Памятники этому царю разбросаны по двум близкородственным странам, для обеих он - опора национального самосознания. В Охриде Самуил построил огромную крепость, которая стоит по сей день в этом духовном (и курортном) центре современной Северной Македонии (а когда-то - части Болгарского царства, в двух исторических периодах), по-македонски она пишется "Самоилова твердиня". А на болгарской стороне, километрах в трех от границы, есть "Самуилова крепость", мы часто бываем на ее развалинах - возим гостей, полчаса от дома. До Охрида - пять часов.
Царь Самуил так часто беспокоил Византию, что император Василий в 1014 году решил покарать воинственных славян. Крепость, построенная на проходе между гор, не помогла, императорское войско разбило царское, 14 тысяч побежденных воинов были ослеплены и добирались домой, держась за руки оставленных зрячими немногих вожатых. Император получил прозвище Болгаробойца, а царь умер от потрясения. Так что место это у речки Струмешницы полно драматизма, в музейном комплексе приведено генеалогическое царское древо. Имена: Самуил, Моисей, Арон... Очевидно, из уважения к Ветхому завету.
Крепость в Охриде сохранилась гораздо полнее, она до сих пор царит над городом, да и над озером.

Для масштаба - центральный вход.

Сам город на тысячу лет, по крайней мере, старше Самуила. Основанный еще до нашей эры, населялся македонцами (не славянами) и иллирийцами (предками албанцев), был, естественно, завоеван римлянами. Мы жили в Мезокастро (Старом городе) в трех домах от Нижних ворот, построенных в 5 веке. Ничего древнее не сохранилось - войны, землетрясения.

Ну а самое знаменитое здание Охрида (и одно из самых старых зданий нынешней Македонии) - собор Святой Софии. Стиль, естественно, византийский, хотя строиться она начала еще при болгарах, есть версия - в конце 9-го века, а точно известна - с начала 11-го. Фрески внутри очень интересны, сама архитектура - спокойна, достойна и гармонична, но это вы можете, при интересе, найти и без меня в интернете. А мне понравилось вот такое бывшее окно.
Решил начать серию постов о поездке в Охрид с этого сюжета - из уважения к памяти Виктора Конецкого и его любимой мной книги "Среди мифов и рифов". Вокруг Охрида, центра бифуркации славянской культуры, хватает мифов, а среди рифов - фраза ВВП о том, что Македония (теперь Северная) является родиной славянской письменности. О культурном значении Охрида я писал в прошлых отчетах о поездках, и год, и три назад, а теперь захотелось начать с птиц. Тем более, что бакланы, раскрывая крылья, становятся очень похожи не только на здешние геральдические символы, но и на символы более помпезные.

Многие лодки, дремлющие у берега в ожидании хозяев, украшены гирляндами тряпочек. Глядя вот на эту, неукрашенную, я понял - зачем. Чтоб не загадили!

Лебеди там не столько ручные, сколько нахальные. Подплывают вплотную, клянчат еду. Но этот своим поворотом к свету оправдал миф о красивой и независимой птице.

Да что лебеди или, скажем, собаки! Там и черепахи побираются, видели такую в ресторане на острове св. Наума. Но раз уж речь о птицах, то вот там же - утки с приданными им подводными силами.

Tags:

Гриша-19

Пока мы ездили в Македонию и купались в Охридском озере, нашем любимом, к нам приехал Григорий Калантар. Он тоже летал в Охрид, но оттуда его интернировали бдительные пограничники, углядевшие непонятный паспорт: негражданина Эстонии. Пришлось ему дожидаться нас в Плоски, после еще пары перелетов и переездов. Но вот мы вместе по утрам, около восьми, пока не жарко, ходим по горам. Справедливо будет, после всех его мучений, сначала показать Гришины снимки из Плоски и окрестностей. Аппарат тот же - Пентакс, но объектив он нашел помощнее.
Сначала жуткий вид из нашего сада. Насекомые едят алычу, сожрали, примерно, половину урожая.

А это такой репей, их Люба ценит, попросила Гришу снять.

Вот и мы с ней.

Еще одна парочка, правда, правую птичку мы не определили.

Ну и наш дом, сбоку.

Случайный взгляд

Завтра едем на несколько дней отдыхать в соседнюю страну, а перед этим прошлись по окружающим горам. Я не знаю, как получился этот снимок, потому что в настройках я нажимал совсем другие значки, но мне он понравился.

Хакеры?

Мой ЖЖ, в частности - френдлента, у меня не открывается, на любом браузере. Так что если от моего имени будут дурацкие сообщения или обращения, прошу сообщать, попробую увидеть.

Tags:

Profile

i_galperin
i_galperin

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner